Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Алла СУРИКОВА: Лучше пусть на экране смешат, чем убивают

Учительская газета, №44 от 2 ноября 2010. Читать номер
Автор:

Режиссер Алла Сурикова предлагает сделать национальной идеей призывный клич «Улыбнись, Россия!». Именно так называется созданный ею фестиваль комедии. Он проходит каждую осень. Вот и опять столичный кинотеатр «Художественный» в течение недели покажет более десятка новых комедийных фильмов. В этот раз фестиваль сопряжен с личным событием в жизни его основателя и президента – 6 ноября Алла Сурикова отметит юбилей.

– В течение нескольких лет вы проводили фестиваль в Великом Новгороде, Астрахани, Ярославле… Почему покинули провинцию?- Я бы с удовольствием проводила его в провинции. Но есть целый ряд обстоятельств, вынуждающих нас улыбаться в Москве.- Как вам удается составлять программу фестиваля? Дело даже не в том, что мало хороших комедий, их никогда не бывает много. Вообще мало комедий. Где наскребаете?- Сказать «наскребаем» можно было про первые два-три фестиваля, а теперь уже от каких-то фильмов и отказываемся.- Сколько картин в фестивальной афише?- Примерно четырнадцать. Семь дней просмотра. Больше двух картин в день смотреть сложно. Да и не все картины входят в основной просмотр. Большая часть идет в кинотеатре «Художественный». Но есть и короткометражки, и документальные фильмы. Их прокатываем в других залах.- Документальное кино – на фестивале комедии?- Почему бы и нет. Есть очень смешная документалка. Что же касается премий, то их судьбу у нас решает зритель. Существует несколько отрывных талонов в бюллетене для голосования – «отлично», «хорошо» и «так себе». И на каждом сеансе зрители опускают эти бюллетени в ящик с названием картины. Потом голоса подсчитываются, выясняется их соотношение и выводится общая оценка. Есть еще и экспертный совет, возглавляемый Глебом Скороходовым, человеком интеллигентным и ироничным. Для присуждения Гран-при очень важно, чтобы совпало мнение зрителей и экспертного совета. Чаще всего эти мнения совпадают. Но голоса зрителей все равно главнее.- Хорошо ли это – в оценке фестивальных картин полагаться на зрительский вкус, подчас весьма непритязательный?- Мне кажется, на таком фестивале только так и надо. Комедия – площадное искусство, и редкие произведения этого жанра «долетают до середины Днепра». Как говорит мой учитель Георгий Николаевич Данелия: «В мире делается за год пятьдесят комедий, из них успешных – четыре. Почему все они должны быть у нас?» Тем не менее в России есть кого награждать.- Недавно вышел на экраны ваш новый фильм «Человек с бульвара КапуциноК». Это сиквел вашей же знаменитой картины «Человек с бульвара Капуцинов»?- Это парафраз. И действие происходит не на Диком Западе, а в маленьком русском городе. Съемки проходили в старинном, доброжелательном и уютном Муроме. Снимались замечательные артисты – Мария Миронова, Лиза Боярская, Алексей Булдаков, Михаил Боярский, Юрий Гальцев, Евгений Миллер, Игорь Гаспарян, Андрей Носков, Николай Фоменко, Леонид Ярмольник, Максим Коновалов, Марина Голуб, Анжелина Карелина, Сергей Габриэлян, Иван Румп-Суриков и мои постоянные бомжи-философы Михаил Мишин и Александр Адабашьян…- О чем фильм?- Идея такая «простенькая»: как человек может (и должен!) стать счастливым. А рецепт прост – надо заняться любимым делом, и все. Для наших героев таким делом стало кино. Я ведь и сама верю в то, что кино способно повлиять на судьбы людей, изменить их жизнь. Кино – это «волшебная отрава». Героиня фильма приехала в русский городок, имея намерение снять кино с человеческим лицом. Она влюблена в старое советское кино. Мы при этом не называем ни одного фильма. Конкретное название упоминается единственный раз. Герой Булдакова говорит: «Вчера смотрел «Когда деревья были большими»… Так плакал». Между прочим, с этой фразой Алексей Иванович как-то пришел на съемочную площадку. Она и осталась в фильме.- А вы свои старые фильмы иногда пересматриваете?- Специально – нет. Вообще, когда заканчиваю картину, стараюсь ее некоторое время не смотреть – руки чешутся все переснять и переделать. Чаплин мог себе позволить снять, посмотреть с публикой, послушать реакцию зрителей и начать кино заново, а у меня, увы, «поезд ушел, и рельсы разобрали». Хотя свой новый фильм на премьере почти весь посмотрела. Мне было интересно почувствовать дыхание зала. Ведь комедия очень зависима от зала. И, надо сказать, зал чутко реагировал, несколько раз даже взрывался аплодисментами.- А когда сегодня смотрите какой-нибудь свой фильм, снятый давно, какие чувства испытываете?- К своему фильму, снятому энное количество лет назад, я отношусь почти объективно: ребенок вырос и ушел в самостоятельную жизнь, отдалился от меня. Я уже не жажду его переделать. Только подчас пробуждаются ностальгические чувства. Если снимался Андрей Миронов, то вспоминаешь, как он приходил, как готовился к выходу на площадку, как помогал партнерам, как шутил…- Как вы думаете, юмор меняется вместе со временем? То, что вчера было смешно, сегодня уже не смешно?- Юмор высокой пробы, я думаю, не подвержен старению. Иначе комедии Мольера давно бы сошли со сцены, а о фильмах Чаплина уже никто бы и не вспомнил. Другое дело, что меняются приемы, вызывающие смех. Сегодня существует фильм «Гитлер капут!», выходит в эфир «Камеди клаб». И снимая свой новый фильм, ты вынужден идти навстречу массовому зрителю.- Они, вы считаете, влияют на качество современной кинокомедии?- Думаю, что влияют. Называть какие-то вещи своими именами, что-то говорить прямым текстом, использовать нижнюю часть тела в качестве лица комедии стало допустимо. А вот Горин, Брагинский – они держали планку. И эта планка не давала расслабиться комедиографам.- Зрительский запрос на такой юмор вам транслируют ваши продюсеры?- Необязательно. Я сама понимаю, что какие-то сегодняшние завлекалочки и фенечки необходимы. Как говорит герой Алексея Панина в моей картине, «сегодня даже «Узбекфильм» без эротики не снимает».- Значит, юмор все же подвержен воздействию времени?- Да, как и многие вещи. Формулировка «и держит стыд в узде» сегодня уже не работает. Нет той узды. И эта вседозволенность, конечно, сделала свое понижающее дело. Хотя констатирую: как-то посмотрела подряд несколько выпусков «Камеди клаб». Мне показалось, что они сворачивают в сторону более высокого юмора, по крайней мере, не опускаются совсем уж до нижнего этажа. Я сейчас скажу, может быть, нехорошую вещь, но, с моей точки зрения, правильную: лучше пусть на экране смешат, чем убивают. Лучше это, чем кровь и насилие. Попросту говоря, лучше пусть над голой задницей посмеются, чем в эту задницу пульнут.- Юмор телесного низа тоже имеет свою природу. Наверняка тут без Фрейда не обойдешься.- Готовясь к фестивалю «Улыбнись, Россия!», я читала и Фрейда, и других ученых, которые исследовали природу юмора. Оказалось, для поддержания здоровья мужчинам рекомендуется смеяться не менее двадцати трех раз в день, а женщинам – не менее семнадцати. Когда человек смеется, в легкие поступает кислород, обогащается кровь, идет физиологическое оздоровление. Есть исследования одного американского журналиста, который был приговорен к умиранию. Какая-то редкая болезнь у него была. И он, поскольку был прикован к постели, попросил, чтобы ему приносили комедии. Он стал смотреть их каждый день, стал смеяться – и выздоровел. И написал книгу об этом – о пользе смеха. Известная вещь: когда в больницу приезжают клоуны, дети выздоравливают быстрее. Потому что они смеются. Так что в принципе смех полезен. Поэтому не стоит ругать людей, которые смешат не самым высоким образом.- Почему комедию снимать труднее, чем драму?- По той же причине, почему заставить зрителя смеяться труднее, чем заставить плакать.- Но это ведь тоже требует своего объяснения.- Во-первых, комедия зависит от «чуточки». Шаг влево – не смешно. Шаг вправо – пошло. Очень трудно идти по проволоке. И во-вторых, чувство юмора у людей разное. То, что вам кажется смешным, кому-то смешным не кажется. А хочется ведь, чтоб и вы посмеялись, и тот парень улыбнулся… Вот прочла недавно критическую статью одной дамы. Ей все в моем фильме показалось несмешным, и ее абсолютно не интересовало то, что практически весь зал, кроме нее, смеется, улыбается, замечательно реагирует. Но это кинокритики. А почему комедия требует широкой публики? Почему комедию надо смотреть в кинозале? Потому что, когда сидишь один на один с DVD или телевизором, да еще котлеты подгорели, жена задерживается, дочка ушла куда-то с непонятным типом, сын канючит: «Папа, дай денег», – тут не до комедии. А в зале… смех ведь очень заразителен.- Что такое комедийный актер? Кто-то к комедии предрасположен, а кто-то – нет?- Я думаю, существует предрасположенность. Вот Маша Миронова утверждает, что она драматическая актриса, а не комедийная, но я считаю, что гены не обманешь. До полнометражной картины она снялась у меня в короткометражке, которую я делала в проекте Егора Кончаловского «Я люблю тебя, Москва». Симпатичная история, я сама ее придумала. Женщина выбегает из дому, взлохмаченная, неухоженная, ребенка впихивает в машину, вещи падают, все сыплется, едет, по дороге ребенка завозит к отцу, сбрасывает на переднее сиденье косметику, едет дальше, начинает прихорашиваться, ее милиционер останавливает, она начинает искать деньги, вынимает смятый стольник, у нее один глаз накрашен, он берет второй стольник, кладет ей в права – и все под музыку, практически без слов. Потом она выходит – королева. Идет, каблучки, чулочки, платьице, шарф красный развевается, шляпка с сеточкой. Поднимается по ступенькам, навстречу идут мужики, смотрят на нее ошеломленно.- В вашем новом фильме Миронова открыла в себе комедийный дар?- У нее там нет ярких комедийных эпизодов, нет открытого комедийного всплеска, но благодаря своему чувству юмора она на лету схватывала тональность каждого эпизода, легко входила в атмосферу картины и участвовала в ее создании.- А есть актеры, которым комедия противопоказана?- Наверное, есть. Комедия противопоказана человеку без чувства юмора. Я ориентируюсь на актеров, которые меня понимают с полуслова: ты намекаешь – они схватывают. Вот Саша Балуев снялся у меня в комедии «Идеальная пара» и «О любви в любую погоду». У него прекрасное чувство юмора, хотя режиссеры пользуются этим его талантом нечасто. Потом у нас с ним была мелодрама «Вы не оставите меня», где он сыграл главную роль. Время от времени, когда меня переклинивало на любимый жанр, Саша восклицал: «Алла Ильинична, мы же не комедию снимаем!» Но у меня был свой аргумент: Чаплин как-то резонно заметил, что жизнь не есть чередование похорон. Я не сторонник картин, где нет улыбки и юмора, потому что, мне кажется, в любой жизненной передряге они могут спасти человека.- Вас легко рассмешить в кинозале?- Я благодарный зритель. Но иногда, особенно на просмотре зарубежных фильмов, невольно начинаю оценивать, как это сделано, как движется камера, как легко переходит за героем…- Когда вы последний раз смеялись на чужой комедии?- Дайте вспомнить. Ну, наверное, когда смотрела короткометражку Наташи Углицких «Пятнашки». Очень смешная картина. От души смеялась и на «Каникулах строгого режима», всегда с благодарностью смеюсь на «кинокапустниках» команды Аркадия Инина, на «Ералашах».- Почему провинция смеется скорее и охотнее, нежели столица?- Она шире смеется. Ритм другой, есть возможность остановиться и улыбнуться. И, наверное, есть такое желание.- Но вообще-то Россия угрюмая страна?- По сравнению с другими странами – наверное. Посмотрите на человека в Америке. Вот вы идете ему навстречу. Встретились с ним глазами – и он вам улыбнулся. И у вас в ответ тоже улыбка. Наверняка эта улыбка к вам прямого отношения не имеет и более того, скажу по секрету, она почти профессиональная, заученная: так положено. Но мне без разницы. Улыбается – и замечательно. От этого нам обоим становится хорошо на душе. У меня призыв к улыбке как национальная идея. И, мне кажется, эта идея постепенно входит в жизнь.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту