search
Топ 10

Алексей Андрейко:

Посадим взрослых за парты

Вряд ли в образовании Карелии есть еще человек, который бы столь же ясно, как Алексей Захарович Андрейко, представлял себе горизонты сельской школы. За его спиной – не пустопорожние рассуждения и причитания по поводу нынешнего ее состояния, на которые горазды чиновники и кабинетные ученые, а реально осуществленный проект.

Коткозерский социокультурный комплекс, которым стала обычная сельская школа, – по сути и есть школа будущего. Не единственно возможный вариант, конечно, но очень привлекательный. Она имеет информационно-технический центр и выход в Интернет, мини-издательство и собственный телерадиоцентр с эфирным вещанием, детскую музыкальную школу и краеведческий музей, центр социально-психологической помощи, пришкольный интернат и многое другое.

В начале 70-х Андрейко, в те годы по профессии связист, попал в старинное карельское село, чтобы построить АТС. Школа представляла собой тогда деревянное здание с удобствами во дворе. Командировали на год, а остался он здесь на всю жизнь, хотя была квартира в столице республики. Прекрасный баянист, Андрейко с увлечением участвовал в самодеятельности, и его позвали в директора Дома культуры. А вскоре, поскольку заочно учился на истфаке Петрозаводского университета, перетянули в школу. Вел историю и военное дело, был директором восьмилетней школы, а с 1977 года – директор Коткозерской средней школы.

В 80-е повеяло ветром перемен, и возникла уникальная ситуация: еще сохранялось по-старому крепкое финансирование и уже дозволялось идти нетореными дорогами. Иначе говоря, мечту можно было приблизить к реальности. Тогда строили новые школы, и Алексей Захарович принял участие в проектировании здания, о котором речь шла долгие годы. Благодаря этому школа, например, радует глаз цветными витражами. Но это то, что бросается в глаза, а ведь удалось заложить в проект подвальные помещения по периметру здания – дополнительные 800 квадратных метров! Там находятся тренажерный зал, музей “Карельская изба”, мастерские, помещения для кружков. Но есть пока и свободные площади.

– Кто же мог предположить, что будет такая демографическая ситуация? – печально говорит Андрейко. – В 1994 году смертность в Коткозерской волости в 6 раз превысила рождаемость: умерли 42 человека, а родились 7. Стали бить во все колокола, и сейчас показатели близки к средним по Карелии – смертность в 2-2,5 раза выше рождаемости.

Но цифры все равно ужасают. По мнению Андрейко, причина столь бедственного положения в том числе и в отношении к сельской школе. По его мнению, и проект Национальной доктрины образования не сулит коренных преобразований. Не обнадежила и коллегия Минобразования по сельской школе. Нонсенс, считает Андрейко, что в министерстве из более чем 20 управлений нет ни одного по сельской школе. Ни один из многих институтов РАО не занимается образованием селян, есть лишь маленькая лаборатория из трех человек. Больше пользы приносили ВНИКи (временные научно-исследовательские коллективы), созданные в 1989 – 1992 годах.

– Это был хороший пример взаимодействия науки и практики, – вспоминает Андрейко.- Имел возможность познакомиться тогда с гениальными директорами сельских инновационных школ.

Поручения же, данные министерством академическим институтам по сельской школе, не сулят ей ничего, кроме обильного методического дождя. Андрейко вовсе не против академической науки – он за то, чтобы она была соединена с продвинутым опытом. Кстати, Алексей Захарович – кандидат педагогических наук.

Все сделанное в Коткозерской школе пробивалось через страшные тернии. “Если б не стал депутатом Законодательного собрания республики, сел бы в тюрьму”, – невесело шутит Андрейко. Решили, к примеру, открыть приют при школьном интернате, чтобы ребят из неблагополучных семей не отправлять в районный приют. Директор рассудил: “Пока в семье разлад, пьянки-гулянки – ребенок живет в приюте, протрезвели родители – возвращается в семью”. Открыли приют – тут как тут КРУ: где соответствующая инструкция? А ее нет… И так же было, когда создавали социальный детско-юношеский спортивный клуб, музыкальную школу, не говоря уж о школьной телерадиостудии.

Поэтому Алексей Захарович и убежден, что без создания нормативной базы сельская школа, в особенности инновационная, далеко не уйдет. Но если с этим, хотя бы на словах, соглашаются, то его убежденность в том, что сельская школа должна также заниматься и непрерывным образованием взрослых, разделяют немногие. Андрейко так аргументирует свою позицию:

– Без образования взрослых деревню не поднять. Да, есть деградировавшие люди, но есть и те, кто может и должен обучаться. В том числе и современным способам ведения хозяйства. Кроме того, родитель, который откроет для себя один горизонт, захочет увидеть и другие. К тому же если образование детей дает результаты через десятилетия, то от обучения взрослых эффект не замедлит сказаться: улучшается благосостояние семьи, решаются проблемы досуга.

Проект сельского центра образования взрослых, созданный Андрейко, подразумевает получение среднего образования, подготовку к поступлению в вуз, профессиональное обучение, психолого-педагогические услуги (например, школу молодой матери), в национальных районах – изучение родного языка и культуры, сельскохозяйственные услуги – обучение премудростям ведения крестьянского хозяйства. Учат компьютерной грамотности, народным прикладным ремеслам, музыке, основам технических знаний. Перечислять можно было бы долго – проще сказать, каких направлений дополнительного образования в проекте нет. Эту идею горячо поддержали в районе, была создана общественная организация “Свободное образование”. Количество школ взрослых увеличилось с 1996 года по 99-й с 5 до 8, курсов – с 30 до 60, обучающихся – с 300 до 450.

Не могла не спросить Алексея Захаровича о его отношении к дистанционному обучению, о котором сейчас так много говорят.

– Это наиболее скоростной вариант выравнивания возможностей сельского и городского ученика, – полагает Андрейко. – В Коткозерской школе уже несколько лет дают такие уроки петрозаводские учителя. Бывают годы, когда половина наших выпускников поступает в вузы – неплохой показатель для сельской школы. У дистанционного обучения – великое будущее, но это не панацея, есть и другие пути развития образования на селе.

Алексей Андрейко возглавляет Комитет по социальной политике палаты республики. Уже на законодательном уровне он неустанно поднимает проблемы сельской школы. И живет с семьей по-прежнему в Коткозере. Похоже, командировка действительно затянулась. На всю жизнь.

Наталья МЕШКОВА

Петрозаводск

Комментарий

Прежде чем выписать “рецепт”, надо разобраться, что происходит сегодня в сельской школе и что мешает ей “взрослеть” – обретать индивидуальность, самостоятельность (в том числе денежную), неповторимый облик.

Причины хорошо известны. Школа не может жить без государственной помощи, а государство не в силах вовремя ее оказать. Школа слишком зависит от местного бюджета. Там, где он полон, дела идут хорошо, а где пуст, школа чахнет, как цветок без влаги. Эти контрасты можно наблюдать в одной и той же области, при одинаковом уровне подготовки учителей. В последнее время выросли требования к качеству образования и воспитания, а возможности сельской школы, чтобы это качество обеспечить, ограниченны.

Есть еще несколько противоречий. Увеличились потребности аграрного сектора к сельхозподготовке выпускников, а новой стратегии допрофессиональной подготовки нет, как нет и нормативно-правовой, материально-технической обеспеченности системы трудового воспитания школьников. Сельская школа нуждается в широком информационно-техническом переоснащении, в компьютерах. Программы компьютеризации не существует. Где-то передают устаревшую оргтехнику школам. Но в редакцию по сей день приходят письма, похожие на это, от учителей из города Гагарина Смоленской области: “Школе нашей четырнадцатый год. У нас был компьютерный класс, но уже все машины вышли из строя, нет денег на ремонт и тем более на приобретение новых. А как нам хочется возродить этот класс!..” Заметим, что это письмо из городской школы, а что сказать о сельских?!

И последнее. Подорвана социокультурная сфера села. Поэтому школа теперь и клуб, и место досуга (для взрослых тоже), интеллектуальный и духовный центр на селе. Но средств на дополнительное образование мало, учебно-методическое оснащение слабенькое и зарплата у сельских учителей, мягко скажем, невысока.

Год назад Министерство образования вплотную занялось проблемой сельской школы и разработало федерально-региональную программу “Развитие системы образования на селе”. Она рассчитана на 2000-2001 годы. Предусмотрено вроде бы все, что нужно. Но можно ли за два года восстановить (хотя бы!) то, что медленно рушилось десять лет?

Что же еще сельской школе “прописать”? Народное средство под названием “энтузиазм” действует эффективно, да быстро иссякает. Нет, помощь нужна комплексная – объединение усилий разных ведомств. Чтобы над “рецептом” потрудились “доктора”, отвечающие не только за образование, но и за сельское хозяйство, за культуру. Ведь сельская школа – их “подопечное дитя” тоже. “Рецепты” могут быть самыми разными, все зависит от конкретной ситуации, но государственная политика ее поддержки только одна – ее пока что нет…

Отдел школ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте