search
Топ 10

Александр КОНДАКОВ: Государство должно являться гарантом получаемого образования

Александр Михайлович КОНДАКОВ – кандидат географических наук, доцент, бывший заместитель министра образования РФ, ныне – директор издательства “Просвещение”

– Александр Михайлович, в чем заключалась ваша работа на посту заместителя министра образования РФ?
– Помимо международного сотрудничества, в министерстве я вел блок безопасности жизнедеятельности, гражданской обороны, военной подготовки и все связанное с этим направлением. А международный блок состоял из множества направлений: помимо договоров и соглашений, он включал в себя работу над займами Всемирного банка, разнообразные научные и образовательные проекты совместно с различными национальными и международными организациями, работа над которыми доставляла мне большое удовольствие. Особо стоит отметить и работу со странами СНГ (А.М. Кондаков является заместителем председателя Совета по образованию СНГ) – в частности, по обеспечению равного доступа граждан Содружества к обучению в учебных заведениях, разработке подходов к общим образовательным стандартам, разработке моделей образовательных кодексов и т.д.

– Вы являетесь одним из идеологов программы модернизации образования. Но многие до сих пор уверены, что советская система образования была одной из лучших в мире. Что несет новая реформа ученикам и учителям?
– Разрабатывать эту программу, получившую сейчас статус государственной, мы начали еще в 1997 году. Говорить, что программа модернизации образования связана исключительно с введением 12-летнего образования, неверно. Советская, а теперь и российская система образования действительно является одной из лучших, хотя по показателю качества человеческого капитала наша страна занимает далеко не первое место в мире. Современный технологический скачок, информационная революция, увеличение объема ежедневно поступающей информации потребовали пересмотра целей и задач школьного образования, которое теперь заключается не просто в передаче суммы знаний, а в развитии базовых компетенций, которые позволят ребенку полноценно жить в современном мире, заниматься самообразованием, повышать свою квалификацию и быть готовым к тому, чтобы несколько раз в течение жизни менять профессию.
Еще одним важным вопросом, упущенным в начале 90-х годов, является проблема воспитания подрастающего поколения. В последнее время решение этой проблемы снова возвращается на уровень школы, но, к сожалению, специалистов, способных сформулировать и внедрить новые подходы к воспитанию, не так много. Проблема эта – общегосударственная, поскольку речь идет о воспитании базовых человеческих демократических ценностей у детей и школьников. Коммуникативность, толерантность, уважение к окружающим и себе должны быть основными ценностными ориентирами современного человека. Переход на 12-летнее образование – это веление времени, если хотите. Тот объем поступающей базовой информации, которой должен владеть человек для полноценной жизни в обществе, варьируется в различных государствах. На форуме в Дакаре общая позиция по отношению к базовому образованию звучала так: базовое образование для всех понимается не как единое и универсальное образование для всего мира, а как базовое образование, соответствующее уровню развития конкретного общества. Поэтому в одном государстве этот уровень – один, в другом – другой. Для того чтобы передать набор базовых компетенций, навыков самообразования и самообучения, необходимо 12 лет. Необходимость перехода на 12-летку влечет за собой внедрение новых образовательных технологий, повышения квалификации, подготовки и переподготовки учителей, изменения самой системы педагогического образования.

– Почему вы согласились занять пост генерального директора издательства “Просвещение” при такой увлеченности своим делом в Министерстве образования?
– Я дал согласие, исходя из того, что есть участок для серьезной работы в области учебного книгоиздания, в рамках программы модернизации образования. Мы никак не можем ответить на вопрос, что же такое учебник нового поколения. Хороших учебников много, но какие из них являются перспективными и отвечающими современным требованиям, нам только предстоит выяснить. Еще одна проблема – учебники для сельской школы, особенно для начальных классов. Занимаясь по обычным учебникам, сельские школьники попадают в городской мир, отчуждаясь от своей земли, проблем и т.д. Соответственно нужны специальные учебники, учитывающие интересы, потребности и мировосприятие сельских ребят. Серьезные проблемы сейчас возникнут при разработке учебников для профилированной школы. Планируется разработка учебных мультимедийных продуктов, активное внедрение Интернета в учебный процесс. Многие не видят в этом смысла, кивая на слабую информатизацию школ. Но если компьютеров в школе сейчас не хватает, то кто сказал, что их не будет через 2-3 года? Издательство должно быть готово к этому, а для того чтобы выпускать такую продукцию, необходимо понимание того, что такое электронный учебник, образование через Интернет и т.д. Для решения этих проблем в издательстве будет создан центр по проблемам школьного учебника, в том числе электронного. И здесь мы будем активно сотрудничать с Министерством образования РФ, помогая друг другу развивать данную область в образовании.

– Как вам, специалисту по международным вопросам в области образования, видится на данный момент проблема “утечки мозгов” из России?
– Действительно, многие ученые уезжают из нашей страны, и сколько уже уехало, подсчитать довольно трудно. По разным оценкам, это порядка 400 тыс. человек, а также члены их семей. Никакого осуждения этих людей быть не должно по двум причинам. Во-первых, потому, что миграция интеллекта в современном мире – совершенно нормальное явление, обусловленное самим технологическим развитием нашей цивилизации. Любая страна пытается создать максимально благоприятные условия для привлечения тех или иных специалистов. Вдобавок если раньше производство интеллектуалов было штучным, то благодаря научно-технической и информационной революции стала возможной массовая подготовка профессиональных кадров. Во-вторых, многие уезжают не по материальным соображениям, за деньгами, а лишь из-за того, что им будут предоставлены лучшие условия для работы и творчества. Так что проблема “утечки мозгов”, несмотря на то что в последнее время количество уезжающих уменьшилось, все равно существует для российского правительства в двояком виде: какими программами можно удержать в России научный потенциал и какими программами можно привлечь зарубежные интеллектуальные кадры в нашу страну. К тому же я как бывший замминистра образования могу сказать, что в России пока нет полноценной программы подготовки иностранных специалистов. Кроме того, для России особой привлекательностью обладают ресурсы стран СНГ. Мы должны стремиться развивать образовательные связи со странами ближнего зарубежья.

– Александр Михайлович, а как вы относитесь к платному образованию?
– Стоит сразу разбить этот вопрос на две части: государственные – негосударственные образовательные учреждения и имеет ли платное образование право на жизнь. Частные образовательные учреждения появились в России в начале 90-х годов на всех уровнях – от общего до высшего профессионального. И то, и другое имеет право на жизнь и должно сосуществовать, но иметь определенные регуляторы. Они довольно простые: лицензирование, аккредитация, аттестация, причем единая как для государственных, так и для частных учебных заведений. Государство должно являться гарантом того, что его гражданин получит базовое образование независимо от формы собственности учебного заведения. У платного образования есть множество противников, но не надо лукавить: практически при каждом государственном вузе есть платные отделения или школы, в которых зарабатываются деньги. Если частная школа предоставляет какие-то дополнительные услуги, привлекательные для родителей и востребованные, – это хорошо. Если родители отдают ребенка в такую школу, то его образование полностью лежит на их ответственности. Но частные школы должны быть в подчинении Министерства образования, потому что оно так или иначе отвечает за подготовку и воспитание граждан этой страны. Государство декларирует не просто возможность получения образования гражданином, а именно само образование гражданина, который станет полноправным членом нашего общества.

– Зачастую родители недовольны проектом 12-летнего образования в связи с дальнейшей службой школьников в армии, так как у выпускника не остается времени на поступление в вуз. Могли бы вы прокомментировать эту ситуацию?
– Я думаю, что недавно подписанный президентом Указ об отсрочке от призыва снимает эти проблемы. Дети могут спокойно учиться 12 лет, а после этого у них будет возможность поступить в институт или университет. Этот шаг президента снял действительно острую социальную проблему – все мы являемся родителями. Но проблема службы в армии школьных выпускников или студентов не будет решена до конца до тех пор, пока наша армия не станет профессиональной и полностью не перейдет на контрактную основу.

– Существуют ли какие-либо проекты, связанные с профессиональной ориентацией школьников, ведь многие выпускники идут в первый попавшийся вуз, лишь бы не попасть в армию?
– Профессиональная ориентация, существовавшая раньше, – бесспорно, хорошая система. В современных условиях сориентировать ребенка на получение той или иной профессии довольно тяжело по целому ряду причин. Частичным решением этой проблемы является профилизация старшего звена школ, когда существуют разные классы – гуманитарный, социально-экономический, естественно-научный, математический и др. С этим, конечно, связаны и другие проблемы – наличие преподавателей-специалистов, возможностей школ, проблема городских (где такое разделение реально) и сельских (где вообще не хватает учителей) школ. Мне кажется, что сами новые технологии, которые внедряются в образование, уже будут в какой-то мере способствовать профессиональной ориентации детей и подростков, позволят им познакомиться с разными видами человеческой деятельности, ввести их в доверительные коммуникативные отношения с окружающим миром.

– Все, о чем мы говорим, так или иначе связано с учащимися. Не забывает ли за заботой о школьнике Министерство образования РФ об учителях? Есть ли программы по повышению юридической компетенции учителей, которые зачастую оказываются бесправными в нашем правовом обществе?
– К сожалению, о таких программах я не знаю. Вопрос актуален. Информированием, в том числе и юридическим, правовым, должны заниматься институты повышения квалификации учителей, органы управления образованием. Но на деле учителя узнают о постановлениях, указах и других актах из прессы, которую просматривают сами. Существенную помощь здесь опять-таки сможет оказать Интернет, поскольку сайт Министерства образования РФ довольно насыщен такой информацией. Так что совет один – от информационной революции никуда нам не деться и лучше самим как можно раньше овладеть новыми технологиями, чтобы идти в ногу со временем и быть в курсе всех событий.

Роман КУПЦОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте