search
Топ 10

Актеры учатся всю жизнь. Елена КОРЕНЕВА

Впервые она появилась на экране в фильме своего отца «Вас вызывает Таймыр». Потом были «Романс о влюбленных», «Сибириада», «Тот самый Мюнхгаузен», «Покровские ворота», «Комедия о Лисистрате» и еще десятки ролей в кино и театре, неизменно завоевывавших признание зрителей. И вдруг в зените славы Коренева круто меняет устоявшуюся жизнь и уезжает искать счастье в Америку. Сейчас актриса живет в России, но не так часто играет в кино и театре, как того бы хотелось ее поклонникам. Отчасти виной тому литературные увлечения Елены. Она уже издала книги под эпатирующим названием «Идиотка» и «НетЛенка», где откровенно рассказала о перипетиях своей непростой жизни.

– Лена, что побудило вас написать книги о себе?

– Мне хотелось изложить некоторые факты своей биографии и поразмышлять о жизни вообще. Жизнь каждого человека намного сложнее и парадоксальнее, чем может показаться на первый взгляд. Но у меня было больше дерзости и желания, чем страхов. Кроме того, нужно было опровергнуть приписываемые мне прессой домыслы, суть которых ограничивается предположениями о моем отъезде в Америку. И с Америкой связывают всего лишь один эпизод моей биографии – работу официанткой в русском ресторане «Самовар» и что-нибудь еще насчет Михалкова-Кончаловского.

– Когда вышли мемуары этого режиссера, многие описанные там женщины обиделись на автора. У вас такого чувства не возникло?

– Когда моя первая книга еще только задумывалась, первое же издательство, в которое я обратилась, поставило условие: или это будет полемика с книгами Михалкова-Кончаловского, или это нас не интересует. Я такой ультиматум не приняла. Но в книге, естественно, много страниц посвящено моему знакомству с Андреем Сергеевичем, работе с ним и истории наших личных взаимоотношений. Я не вижу ничего обидного в том, что он рассказал обо мне в своих книгах. Но не все, что он там написал, мне понравилось.

– У вас в роду много незаурядных личностей. Чей характер вы унаследовали?

– Во мне очень много от моего отца, Алексея Коренева. (Режиссер фильмов «Большая перемена», «По семейным обстоятельствам» – А. С.). Я на него похожа и внешне. Много, конечно, от моей мамы. Дедушку своего, журналиста газеты «Правда», расстрелянного в 30-е годы, я не знала. Но иногда гадаю, а вдруг я – это он, вдруг во мне именно он говорит. Вот бабушку, сидевшую по политической статье в сталинские времена, я знала и очень любила. Часто именно ее характер во мне проявляется.

– Не жалеете, что стали актрисой?

– Как можно жалеть о выборе профессии, в которой состоялась. Хотя я понимаю тех актеров, которые желают своим детям другой, более стабильной судьбы. Но может быть, это связано только со сложностями нынешнего момента. Актерская профессия уникальна. Она раскрепощает и развивает душу, делая человека лучше. Но люди могут уставать от чего угодно. Перебор даже в самом замечательном деле вреден. Тогда нужно суметь остановиться, даже находясь на вершине успеха.

– Актерскую карьеру легче начинать дочери известного режиссера или девушке «из ниоткуда»?

– Конечно, человеку из киношной среды проще и легче внедряться в киношный мир. Ведь многие прославленные профессионалы уже с детства тебя знают и априори испытывают к тебе симпатию. По блату можно поступить в актерский вуз. Но если нет ни таланта, ни характера, то жизнь будет безнадежно испорчена. Бесталанный актер с громкой фамилией – печальное зрелище. Такого все равно вытеснят со сцены и экрана более жизнестойкие.

А люди без блата и родительского имени вынуждены постоянно доказывать себе и другим, что они даровиты. Такая борьба за выживание делает характер сильнее, а индивидуальность – ярче. Ведь актер, помимо таланта и везения, должен быть трудягой с очень сильным характером.

– После премьеры «Романса о влюбленных» вы, тогда 19-летняя студентка, проснулись знаменитой?

– Когда меня только утвердили на эту роль, я уже почувствовала себя человеком, на которого свалилась счастливая судьба. Михалков-Кончаловский уже тогда был хорошим пиарщиком. Он обратился через газеты и журналы к народу за советом: какими должны быть Ромео и Джульетта 70-х? Это был чистой воды рекламный трюк. И надо сказать, картина заслужила право стать выразительницей духа поколения.

Да, мне повезло очень рано. Потом каждый год до самого отъезда в Америку у меня не было недостатка в предложениях и в кино, и в театре. Но в Америке я вдруг поняла, что не привыкла к поражениям. У меня тогда отсутствовала своеобразная мышца, которая вырабатывается у людей, идущих к успеху долгой и трудной дорогой. Там я была никому не известной иностранкой, говорящей с акцентом. Посещая актерскую студию в Калифорнии, я испытывала те же чувства, что испытывают начинающие.

– Зачем вам, профессиональной актрисе, понадобилось еще учиться в актерской школе?

– В Америке актеры всю жизнь занимаются в студиях, что помогает поддерживать форму. И «звезды» там трудятся рядом с неизвестными. Это полезно всем. «Звезды» так изживают наработавшиеся штампы. Ведь чувства можно сымитировать. А в большой цене именно богатство эмоций и непосредственность существования, которую нужно «ловить» каждый раз заново. Там даже на съемочных площадках с актерами работают своеобразные тренеры, которые помогают входить в конкретную роль и даже могут помочь подобрать подходящие эпизоду душевное состояние и мимику.

– Актерская среда Америки сильно отличается от российской?

– По своей сути они схожи. Но конечно, материальный статус разный. Там, прославившись с одной картиной, человек может позволить себе купить дом. Актеру отчисляются проценты от проката за любую эпизодическую роль. И его старая работа, пусть даже 15-летней давности, его кормит. За этим внимательно следят нанятые актером агенты и адвокаты. А мне недавно один российский театральный продюсер сказал, что «для нас договора не играют никакой роли». Российский актер по-прежнему остается бесправным.

– Но всегда остается возможность отстоять свои интересы через суд.

– Наши актеры не любят судиться и не верят в победу. К сожалению, за годы советской власти мы разучились защищать свои права, да и толком их не знаем. А когда человек четко знает закон, то всегда добьется успеха в суде. Американцы тоже не очень любят судиться. Но там так устроена процессуальная система, что любой гражданин может подать в суд на кого угодно, и обязательно будет назначено разбирательство.

– А как обстоит дело с организацией труда и отдыха?

– Американцы любят работать и умеют отдыхать. У них все это как-то равномерно распределено. Русские же очень много «вкалывают», но шутят, что работать не любят и не умеют. Это не так. Но часто у нас так организован труд, что инициатива никому не нужна и вызывает сильное сопротивление. А в Америке любят инициативу, ищут новое, поддерживают самородков. На этом фоне даже сама мысль о блате кажется каким-то средневековым пережитком. Недаром именно в Америке так популярно понятие self made man – человек, сделавший себя сам.

Они очень ценят время и руководствуются принципом: свято место пусто не бывает. В том смысле, что на твое место стоит очередь из желающих работать. Если ты в чем-то не будешь соответствовать занимаемой должности или даже только покажешь, что тебе скучно, то в два счета окажешься на улице. А в России продавцы в магазинах до сих пор считают за особый шик выказать свое презрение к покупателю: в глаза не смотрят и, продавая, например, торт, говорят, что не знают, из чего он сделан.

В Америке такое возможно только в комедийном фильме. В жизни там работник из кожи вот лезет, пытаясь доказать, что он незаменим. В противном случае он будет тут же заменен кем-то другим.

– И актеры не исключение?

– Конечно. К тому же в Америке репертуарные театры – большая редкость. Основная масса театральных постановок ищет актеров через объявления в специальных актерских газетах и проводя кастинги – пробы на роль всех, кто хочет себя проявить. То же и с фильмами, и сериалами. Это демократично. В одном месте не попадешь, в другом – возьмут. И даже в уже готовом спектакле по ходу проводят замену актеров. Подобная краткосрочность работы формирует соответствующую психологию. Претендент все время чувствует себя в состоянии экзамена.

– Почему американские актрисы так любят работать официантками, а не, предположим, служащими?

– Актеры ненавидят офисную работу. Это считается дурным вкусом. К тому же, официанты зарабатывают неплохие деньги на чаевых. Другая причина кроется в ненормированном рабочем дне, что позволяет работать вечером, когда кастинги уже закончились. А офисная работа – дневная. Там даже есть такое понятие – «человек с 9 до 5». Вечер обыватель посвящает семье. Тогда как у богемы в это время жизнь только оживает.

– Но там же сейчас господствуют «семейные ценности» …

– Однако в Америке не спешат себя связывать узами брака. До 30 лет они учатся и делают карьеру, а в личной жизни ищут себя. И поскольку создание семьи означает ее обеспечение, развод – дележку имущества пополам, а зависеть от родителей не принято, то американцы не связывают любовь с обязательным браком. В России мораль утверждает, что без семьи жить неприлично. А в Америке неприлично – не быть самостоятельным, не состояться в профессии. Конечно, классическая американская мечта – иметь собственный дом и благополучное семейство. Но ее осуществление как-то смещено во времени. Они и рожать начинают позже. У нас 35 лет считается финалом. А у них от 40 до 50 только все и происходит.

– Как актерская профессия соотносится с личной жизнью?

– Среди актеров встречаются однолюбы, как мой однофамилец Владимир Коренев, сыгравший 40 лет назад в фильме «Человек-амфибия». У него, по его собственным словам, стабильная семья. Хотя его слава, красота и внимание поклонниц могли привести к множеству романов и браков. Актерская профессия связана с погружением в эмоции и чувства. Это нередко провоцирует влюбленность между партнерами. Может быть, в силу этого у актеров больше романов, чем то предписывает общественная мораль. Но есть актеры неудачники в личной жизни и те, которым профессия помешала создать семью.

Что касается меня, то я счастлива, что состоялась как женщина. У меня нет ощущения, что я недолюбила. Что мне мешает вступить в официальный брак? Я хочу сохранить в своей биографии один-единственный брак, который был у меня в юности. Не печать в паспорте определяет благополучие союза двоих и силу их чувств.

– А сколько любовных романов может себе позволить женщина искусства?

– Много. Вопрос в том, а нужно ли ей это. Человек делает что-то до тех пор, пока он в этом ощущает потребность. Те женщины и мужчины, которые никак не могут остановиться, очевидно, безрезультатно ищут свою «половинку». Душа человека умиротворена и спокойна только, когда он находит счастье и гармонию.

– Как вы относитесь к участию актеров в рекламе?

– Суть профессии актера состоит в ее публичности. Зрители нас помнят и общаются с нами посредством созданных нами образов. И часто разочаровываются в нас, узнав как простых смертных на всяких ток-шоу с советами как жить и что делать отчаявшимся домохозяйкам. С другой стороны, есть реалии жизни. И есть полезная и нужная реклама. На Западе известные актеры участвуют в бесплатных рекламных акциях в защиту малоимущих и больных. Достигший славы человек должен как бы расплачиваться таким образом за свою популярность. И это вызывает уважение. К сожалению, я не наблюдаю подобной активности в нашей актерской среде.

– Лена, вы любите актерствовать вне сцены или ведете себя как обычный человек?

– Я и есть обычный человек. И актеры обычные люди. И чем обычнее они есть, тем больший залог того, что они хорошие актеры. Однажды Мерил Стрип сказала Роберту Де Ниро: «Недостаток нашего положения звезд в том, что мы теперь не можем наблюдать за обычными людьми, оставаясь незамеченными. Теперь все время наблюдают за нами». Никто из хороших актеров не отрывается от реальности, потому что она намного богаче любых искусственных построений.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту