Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

А я буду гончаром! Трудная наука – быть в обществе наравне со всеми

Учительская газета, №38 от 18 сентября 2007. Читать номер
Автор:

Образование детей-инвалидов и детей с отклонениями в развитии рассматривается как составная часть реабилитации. В стране и по сей день продолжает развиваться сеть специальных (коррекционных) образовательных учреждений, которые обеспечивают обучение, воспитание и коррекцию дефектов детей, поскольку каждый больной ребенок сегодня должен получить возможность реализовать свое право на образование и получить при этом необходимую специализированную помощь.

Ровно год назад в Москве, в Ново-Переделкине, было открыто без преувеличения самое лучшее из подобных учреждений – специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат VI вида №44, в котором учатся 130 детей, страдающих детским церебральным параличом. На 20 гектарах расположилась несколько суперсовременных зданий этой школы. Обстановка внутри поражает воображение. Широкие коридоры позволяют разъехаться двум коляскам без всяких проблем. Все кнопки и ручки расположены на уровне, который позволяет колясочнику нажимать на них и браться без усилий, не поднимаясь, не надо тянуться. Повсюду пандусы. Отдельная комната на каждого ребенка. Санузлы приспособлены для человека, сидящего в коляске. Специальные, очень дорогие кровати. Кнопки вызова воспитателя или нянечки. Все сделано для того, чтобы ребенок, страдающий ДЦП, почувствовал себя самостоятельной личностью, которая может справиться с бытовыми проблемами без помощи или с минимальной помощью взрослого.

В бассейне есть специальный лифт, опускающий ребенка в воду и поднимающий из воды. В общем, такой инфраструктуры, такого оборудования в нашей стране больше нет, только здесь, в Ново-Переделкине! Руководит этим уникальным учреждением почетный работник образования Виктория Николаенко, опытнейший директор, мама теперь уже взрослого страдающего ДЦП сына, знающая поэтому все тонкости и нюансы проблемы изнутри. Однако первой меня встречает в школе завуч Римма Ковальчук. Она и начинает мое знакомство с особенностями образования детей-инвалидов.

– У нас несколько образовательных планов,- рассказывает Римма Николаевна.- Вообще-то наши дети учатся по программам общеобразовательных школ. Мы корректируем и сами эти программы, и учебники, поскольку, как вы догадываетесь, не все наши дети могут заниматься по программам, разработанным для здоровых учеников. Мы берем государственный стандарт и приспосабливаем его к своей школе. Если здоровые ребята на изучение какой-либо темы затрачивают, к примеру, 7-8 часов, то наши тратят на ее освоение 10-12 часов.

Сама Ковальчук, как все остальные 30 учителей-предметников, никогда доселе не работала с больными детьми. В 44-ю пришла из школы, где вела русский язык в гимназических классах с углубленным изучением русского языка и литературы. Первые полгода им всем было очень трудно. Пришлось перестраиваться в методике преподавания. Главное, как они поняли, индивидуальная, строго дифференцированная работа с каждым ребенком. В классе детей немного – всего по 5-6 человек. Но только с таким количеством и можно заниматься индивидуально. Кто-то хорошо пишет, а кто-то плохо, ведь у ребенка, страдающего ДЦП, руки, как правило, не действуют или действуют слабо. Третий ребенок вообще не может писать. Поэтому на диктанте один ученик пишет, другой трудится на компьютере, а третий по буквам и знакам препинания надиктовывает тихонечко в ухо воспитателю. На многих уроках присутствуют многие воспитатели именно с целью помочь ребенку в учебе. Надо отметить, что в школе два компьютерных классах, а в каждом кабинете три-четыре компьютера плюс на учительском столе.

– Когда я пришла в эту школу после работы в гимназических классах, – рассказывает Римма Николаевна, – мне хотелось увеличить темп и загрузить детей как можно больше. Но я поняла, что это ошибка. Теперь добиваюсь, чтобы в глазах каждого ребенка я читала, что он все хорошо понял и рад учиться.

– Римма Николаевна, а кто и как работает в начальных классах?

– У нас их нет. Дети учатся с 5-го по 10-й класс. Дети, которые учатся не по общеобразовательной, а по вспомогательной программе, заканчивая 9-й класс, поступают в наше отделение профессиональной подготовки. И учатся еще три года. Более успешные идут в 11-й и 12-й классы, а затем – в высшие учебные заведения. Те же, кто не сумел поступить в вуз, могут возвратиться к нам и два года учиться на отделении профподготовки, чтобы получить специальность. Вообще в школе 21 класс. Все дети посещают уроки здоровья. На физкультуру отводится два часа в неделю, да еще и третий урок здоровья. Кто-то занимается ЛФК, кто-то принимает ванны, кто-то идет в бассейн.

В разгар нашей беседы к нам подключилась директор Виктория Николаенко.

– Виктория Игоревна, какова основная идея обучения детей с нарушением в развитии, которую принял на вооружение педагогический коллектив вашей школы?

– Она состоит в комплексности. Без поддержки со стороны медиков учить наших детей невозможно. Главная задача обучения инвалида – реабилитация. У нас на любом уроке и занятии в кружке главное – коррекционная направленность. Коррекция идет по всем направлениям, но прежде всего для наших детей это коррекция двигательных нарушений. Затем исправление нарушений речевых. И наконец, коррекция всех форм нарушений высшей нервной деятельности: памяти, внимания… Вот три кита, на которых держится реабилитация и обучение ребенка с ДЦП.

– И как же, например, учитель истории может осуществлять коррекцию двигательных нарушений?

– Дело тут не в самом предмете, а в мебели, что у нас есть в каждом кабинете, которой пользуются дети на любом уроке. Предметник помнит об этом и использует ее. Ребенок может сидеть на специальном стуле, потом его могут вертикализировать. Есть такое кресло, которое благодаря рычагу, а им управляет сам ребенок, поднимает ребенка в вертикальное положение. Так и осуществляется двигательная коррекция.

Другой ребенок может находиться на уроке лежа. А что касается мелкой моторики рук… Если она не развита, он не может писать, ему предложат работать с карточками. Учитель знает особенности каждого своего ученика и в соответствии с этим обучает его.

– Речевая коррекция происходит, как я понимаю, на уроках литературы?

– Не только, – улыбается Виктория Игоревна. – Русский язык и литература – это, конечно, основа. Мы развиваем речь всегда. Даже если ребенок не может говорить, у него развивается внутренняя речь. А это движение вперед. Происходит расширение лексического словаря, знаний об окружающем мире, вырабатывается умение строить фразу от простого к сложному. Коррекция речи – условие любого урока. Мало того, во второй половине дня ребенок получает дополнительное образование в кружках. И там тоже происходит коррекция речи. Наша главная цель – социально адаптировать ребенка. Главная задача – научить его жить среди людей, в обществе, не быть обузой, быть самостоятельным, обслуживать себя.

– Третий вид коррекции – развитие всех форм высшей нервной деятельности, как вы уже подчеркнули. Как учитель отрабатывает например, внимание. Больному ребенку и так-то тяжело, а тут еще постоянно надо быть сосредоточенным.

– У нас методика такая: частая смена видов деятельности. Учитель с детьми и говорит, и читает, и активно использует полезные пособия. Все это в целом и есть комплексность в обучении. В него входит и воспитание. Мы воспитываем в детях чувство собственного достоинства. Они стараются быть самостоятельными, по возможности обходиться без посторонней помощи. Очень помогает в этом нашим детям дополнительное образование. У нас есть, например, замечательный кабинет социально-бытовой адаптации. Хотите посмотреть?

…Когда мы зашли в этот кабинет, я просто застыла на месте: огромная роскошная кухня с современной мебелью, столы, накрытые красивой скатертью. Дети на колясках могут подъехать к кухонной стенке, нажать на кнопку, и секция с тарелками и кастрюлями опустится, чтобы ребенок взял ее без проблем. Потом можно подъехать к плите, у нее тоже необходимый уровень. И пожалуйста, вари кашу. В других кабинетах – кружках – можно заниматься гончарным делом (в будущем стать гончаром), цветоводством, шитьем и вышивкой, можно научиться расписывать холсты и стекло, можно освоить полиграфическое производство. В общем, так или иначе, в школе-интернате №44 можно овладеть несколькими специальностями. Сегодня мечта педагогического коллектива – наладить контакт с производством. Чтобы профессии, которые дети осваивают здесь, обязательно пригодились. Школа будет получать заказы и исполнять их. Если ребенок, закончив учебу, будет жить дома, он сможет работать по заказам и в родной семье. Если будет в социальном интернате, то и там сможет трудиться! Вот это и есть настоящее включение в общество, наибольшая реабилитация. И думается, такая задача учителям и воспитателям школы №44 для детей с ДЦП вполне по плечу. Директор Николаенко в этом уверена, ведь работа для этого уже ведется.

Ново-Переделкино


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту