search
Топ 10

А вы смотрели?

ТВ-WEEKEND

Любовь – это страшная сила…

“Кончался девятнадцатый век, начинался двадцатый. Элементарные представления человека о любви и смерти, о реальности и душе переставали действовать автоматически, когда менялись глубинные основы жизни. Традиционные регуляторы обыденного существования – религия, мораль, право – более не справлялись со своими функциями. Пришло время практических приложений гуманитарных наук, которые пытались взять на себя роль недостающих норм и механизмов регуляции жизни. Социология и экономика, политэкономия и социальная психология, психотерапия и психоанализ, педагогика и евгеника – самые разнообразные области прикладной науки получали легитимность, которую в старой культуре имели только идеи, освященные тысячелетиями”, – читаем в недавно вышедшей в свет книге Александра Эткинда “Эрос невозможного”. Весь тогдашний просвещенный мир ринулся постигать тайны любви. Особенно усердствовали представители философии и художественной литературы: “Смысл любви” и “Жизненная драма Платона” Владимира Соловьева, “О поцелуе” Афанасия Фета, “Лирика пола” Константина Бальмонта, “Влюбленность” Зинаиды Гиппиус, “Искусство и любовь” Петра Успенского, “Метафизика пола и любви”, “Размышления об Эросе” Николая Бердяева, “Тайна любви и таинство брака” Анатолия Жураковского, “Конец Ренаты” Владислава Ходасевича, “Без любви” Ивана Ильина, “Религия любви” Семена Франка… “Всякая любовь прекрасна, – писал Василий Розанов. – Потому что на земле единственное “в себе самом истинное” – это любовь. Любовь исключает ложь… Гаснет любовь – и гаснет истина. Поэтому “истинствовать на земле” – значит постоянно и истинно любить. Примечательны рекомендации В.Розанова: не обижайте любовь, любите больше, будьте верны в любви, отстаивайте любовь, будьте крепки в любви…

С той поры, когда были написаны и впервые произнесены эти прекрасные слова о любви, возвышающие человека, прошло почти сто лет. Заканчивается двадцатый век, мы – на пороге нового тысячелетия. И опять история повторяется! Жизнь делает крутой поворот, изменяется резко и непостижимо, и вновь наши представления о любви и смерти, о реальности и душе автоматически перестают действовать. Соловьев и Фет, Бердяев и Гиппиус, Успенский и Франк для нового поколения кажутся уже далекими, мнимыми и вторичными…

Пришла эра телевидения, порывающего с канонами тысячелетий, берущего на себя право дать разгадку тому, что литература и философия заворачивали во множество великолепных и притягательных таинств. Когда смотришь передачу “Про это”, идущую на четвертом канале НТВ, нет сомнений, что авторы и ведущая программы Елена Ханга могут рассекретить абсолютно все любовные интриги и перипетии. В пространстве этой передачи, которую, судя по разным опросам и статистике, так любят школьники и молодежь более позднего возраста, нет места вопросам, которые за сорок пять минут эфирного времени нельзя было бы решить. “Слишком много есть в каждом из нас неизвестных, играющих сил”, – это Александр Блок, страдающий из-за своей неразделенной любви. “Ваши родители в курсе, что вы занимаетесь этим? Знают и спокойны? Нет проблем!” – это Елена Ханга.

Все реже звучит слово “любовь”. Доброе, нежное, ласковое. Ему на смену пришло другое слово – жесткое, четкое, понятное даже и младшему школьнику, – “секс”. Любовь и секс становятся абсолютными синонимами. Почему это происходит? Вероятно, потому, что любовь – это действительно таинственная реальность, это – проблема… А секс? – “Нет проблем”. Тут только физиологическая констатация, смакование до некоторых пор запретных в “приличном обществе” подробностей и анатомических деталей. Некоторые считают, что передача “Про это” ставит перед собой просветительские цели и задачи. Возможно… Опустошенная душа, а точнее, бездуховность, жаждет такого “просветительства” и, удовлетворенная откровенным разговором о сексе, отходит ко сну в ожидании следующей субботней передачи. Для многих “Про это” – истина в последней инстанции. Значит, нет альтернативы. Хотя у взрослых защита есть – выключить телевизор и читать Фета, Блока, Бальмонта… А дети? Отрешенные от культурных традиций, они, как губка, впитывают умопомрачительное шоу “Про это”.

Зачем тогда пушкинский восторг “Я помню чудное мгновенье” и “Гений чистой красоты”? Ведь телевизионная дива Елена Ханга уже опередила Пушкина, заполнила воображение и дала исчерпывающее представление о сексе. Или о любви?

Валерий ЕРМОЛОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте