Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Житейские истории

Спасительные слова

Нашла учительница для отчаявшейся девочки
Учительская газета, №11 от 16 марта 2021. Читать номер
Автор:

Недаром говорят: «Жизнь прожить – не поле перейти». В жизни мне не доставалось ничего просто так, приходилось всего добиваться через препятствия. Всегда в самых трудных жизненных ситуациях я выходила победителем. Никогда в жизни не искала легких путей, никого не обманула, никого не предала. Пусть не нажила богатства, но радуюсь каждому прожитому дню.

Родилась я в семье фронтовиков. Папе был тогда 41 год, маме – 38 лет. С войны они вернулись с тяжелыми ранениями и разрушенной психикой.

Мама, Анна Ивановна, добрая, трудолюбивая женщина, никогда не пила и не могла терпеть запаха алкоголя. Отец, Алексей Антонович, инвалид войны, носил в себе много осколков и постоянные боли заглушал алкоголем.

Трезвым он был очень добрым, ласковым, нежным мужем и отцом. Слыл мастеровитым и рукастым. Однако трезвым отец был очень редко. Когда напивался, он становился буйным, неадекватным. За бутылку водки выносил из дома все до ложки и вилки. Алкоголь вызывал у него серьезные психические изменения.

Отец всегда ходил в кирзовых сапогах и с сумкой, где были бутылка водки и топор. Если мы с мамой не успевали убежать, отец над нами издевался. Бил, таскал за волосы, колол ножом, рвал на нас одежду, забирал все деньги до копейки.

Без еды и одежды мы бежали из этого ада куда глаза глядят. Летом ночевали в парке, в лесополосе, прятались в канавах, на близлежащей стройке. Зимой мы с мамой часто ночевали в теплых рабочих раздевалках на стекольном заводе. Рабочие к нам относились с сочувствием, не выгоняли, делились едой. Соседи же нас к себе не пускали – боялись буйного отца.

Наша жизнь была кошмаром, и бежать было некуда – мама была сиротой. Чтобы как-то прокормить меня и купить одежду, мама работала на нескольких работах.

А жизнь с каждым днем становилась все более невыносимой. Фактически мы были бездомными.

В нашей квартире собирались алкоголики с приблудными подругами… Если от пирушки оставались продукты, то отец закрывал их в кухонном столе под огромным амбарным замком. Квартира наша напоминала помойку. Домой я боялась возвращаться, да и не хотела.

Школа стала для меня вторым домом. Здесь я учила уроки и занималась в секции. Несмотря на весь ужас домашней жизни, я хорошо училась, занималась спортом, активно участвовала в общественной жизни школы. В классе и школе была лидером. Я любила свою школу, одноклассников, родных учителей.

…В тот злополучный день мама получила зарплату. Отец встретил ее у заводской проходной и привел домой. Закрыл нас в комнате, достал из сумки топор и сказал: «Ну все, буду вас кончать!» Маму зажал в угол, забрал деньги и начал метить топором в голову. Я сзади кинулась на него, вырвала топор, мертвой хваткой прижала топор к себе, отец его не смог отнять. Мама каким-то образом быстро открыла дверь, и мы чудом вырвались из смертельной клетки, убежали. Ночь провели в чужом подъезде – идти нам было некуда.

Утром мама пошла на работу, а я в школу. Первым уроком у нас была литература. В классе за партой я сидела в пальто. Раиса Васильевна попросила снять пальто, но я ее слов не слышала, никого не видела, тупо смотрела в одну точку. Я была сильно напугана перенесенным кошмаром. Мне не хотелось жить.

Раиса Васильевна подошла ко мне и сказала: «Надя, выйди за дверь».
Я встала и вышла. За дверью присела на корточки и горько зарыдала. Учительница, почуяв неладное, дала задание детям и вышла следом за мной.

Мы вместе спустились этажом ниже. Встали у окна, где нас никто не видел и не слышал. Раиса Васильевна спросила: «Наденька, что случилось? Тебя кто-то обидел?» Я, плача, распахнула пальто и сказала: «Я больше не хочу жить, я хочу умереть!»

Раиса Васильевна увидела мою разорванную одежду и синее избитое детское тело и ужаснулась. Она заплакала. По-матерински нежно и крепко прижала меня к себе. Ласково гладила по голове, целовала и говорила: «Девочка моя глупенькая, что ты надумала?! Не смей даже думать о смерти. Ты очень хорошая, ты сильная, у тебя все получится, все будет хорошо! Жизнь человеку дается один раз, и ее надо прожить достойно!»

Первый раз в жизни я рассказала всю правду о моем нелегком житье-бытье. Это была горькая исповедь тринадцатилетней девочки. Раиса Васильевна слушала меня, вытирала слезы, гладила по голове. От нее шло столько необыкновенного добра, сопереживания, я почувствовала впервые тепло человеческой заботы и нежности. Эти тепло и участие сопровождали меня всю жизнь.

Зазвенел звонок. Раиса Васильевна пошла на урок в следующий класс, а я вернулась на занятия.
На следующий день Раиса Васильевна принесла мне свитер и книгу Николая Островского «Как закалялась сталь». «Прочитай и запомни, – сказала она. – Это прототип автора, Николая Островского, он писал о себе. Этот человек для тебя будет хорошим примером жизнелюбия и силы воли».

Свитер тот я носила с гордостью. Книга «Как закалялась сталь» стала моим путеводителем, а слова Островского – девизом жизни. Жизнь человеку дается один раз. И прожить ее надо достойно, так, чтобы в конце не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы!

После обследования здоровья отца отправили на лечение в психи­ат­ри­чес­кую больницу. Он был тяжело болен. Мы с мамой его не бросили, до самой смерти заботились о нем.
Теперь мы обрели покой. Спали в чистой, теплой постели, у нас были еда и одежда. Учиться я стала еще лучше. Окончила школу на «5» и «4», строила громадные планы на дальнейшую жизнь.

Поступила в Ставропольский государственный педагогический институт на отделение географии и биологии. После окончания работала в сельской школе, вышла замуж, обрела прекрасную семью. Я счастлива.

…Прошло много времени – целых пятьдесят лет. В январе 2017‑го во дворе дома, где я оказалась по делу, встретила маленькую щуплую старушку с тростью. Она была элегантно и аккуратно одета. Красивые пальто и шапочка, аккуратные сапожки, сумочка.

Больше всего меня поразило красивое лицо с бездонными добрыми глазами. Я про себя подумала: «А какая же она была красивая в молодости!» Вдруг меня пронзило: «Так это же Раиса Васильевна Малюх, моя любимая учительница!» Я повернулась и громко закричала: «Раиса Васильевна, это вы?» Старушка оглянулась, удивленно посмотрела на меня: «Да, это я!» Я подбежала к ней, упала на колени: «Учитель, перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени!»

Эмоции переполняли мою душу. Моя собеседница засмущалась, судя по всему, она меня не узнала, произнесла тихо: «Не надо, встаньте!» Я встала и сказала: «Жизнь человеку дана один раз, и ее нужно прожить так…» Услышав эти слова, Раиса Васильевна воскликнула: «Надя, Надюша, Кузьмина!»

За годы разлуки мы очень изменились. Раиса Васильевна из статной и грациозной превратилась в маленькую и хрупкую. Я стала высокой и крупной женщиной, матерью двоих детей, бабушкой четверых внуков.

В момент встречи с дорогой мне учительницей я не владела собой. Я заливалась слезами радости и счастья, целовала ее руки и повторяла: «Моя любимая, родная! Красавица! Спасибо за меня! Спасибо за жизнь!» Раиса Васильевна смеялась и говорила: «Надюша, ну какая же я красавица?! Я старая бабушка». Я ее обняла и прижала к себе так крепко, как она меня обнимала тогда, полвека назад. Я чувствовала родное тепло, доброту и любовь. Я обнимала Раису Васильевну, а она шутила: «Тише, тише, а то раздавишь!»

Раиса Васильевна рассказала мне, что живет с дочерью в этом доме, сказывается возраст, болеет. Я успела ей рассказать о своей жизни. Раиса Васильевна выслушала меня и улыбнулась: «Я так и знала, что у тебя все будет хорошо! Рада за тебя, горжусь тобой!» Мы расстались на счастливой ноте, расстались навсегда…

Недавно, делая генеральную уборку дома и перебирая старые газеты, я обнаружила газету «Минеральные Воды», где был опубликован некролог по поводу кончины замечательного человека и педагога, заслуженного учителя РФ Раисы Васильевны Малюх.

Чувства невосполнимой потери, душевной боли, невозвращенного долга наполнили мою душу. Я долго безутешно плакала и решила рассказать, какого человека мы потеряли. Считаю себя виноватой, что не смогла проводить ее в последний путь, принести ее любимые цветы, поблагодарить и поклониться ей…

Для меня учительница Раиса Васильевна Малюх стала примером высокой культуры, принципиальности, искренности, душевной красоты, доброты и жизнелюбия. После окончания пединститута она работала в средней школе №4 поселка Анджиевского, преподавала русский язык и литературу, была завучем по учебно-воспитательной работе.

Внешне была очень красива, с косой вокруг головы, с бездонными глазами, одевалась всегда элегантно и опрятно. Стоило ей войти в класс, наступала такая тишина, что мы слышали, как бьются наши сердца.

Мы всегда с трепетом ждали ее уроков, и все потому, что Раиса Васильевна нас всех любила, согревала своим теплом, а главное – учила. Учила так, что все знания, которые нам она дала, мы пронесли через всю жизнь. Она не делила учеников на хороших и плохих, умных и дураков. У нее не было любимчиков, ко всем детям она относилась с большим уважением и пониманием. За это мы ей платили любовью.

Надежда МАНУКЯН, учитель биологии и географии, Минеральные Воды, Ставропольский край


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt