search
Топ 10

12-й класс

Ректоры шпаргалками не пользуются

Как известно, студенты о ректоре знают все – характер, привычки, слабости и формы выражения державного гнева. Но все ли знает ректор о своих студентах и выпускниках? Задавшись этой философской проблемой, я обратилась к руководителям нескольких педагогических вузов с анкетой “Двенадцатого класса”:

1. Сколько выпускников приходят в школу после окончания вуза?

2. Что можно сделать уже сегодня в вашем вузе для улучшения подготовки учителей (не касаясь проблем финансирования)?

3. Как вы считаете, гордятся ли молодые люди дипломом педагогического вуза?

Говорили ректоры с ходу, без подготовки, спросить “что-нибудь полегче” не требовали, шпаргалками не пользовались, друг другу не подсказывали. Этим самым они как раз и доказали, что отвечать за свою работу умеют, а значит, имеют право учить и наставлять других. Впрочем, судите сами…

Валерий ДАНИЛЬЧУК, ректор Волгоградского государственного педагогического университета:

1. 60% выпускников нашего университета приходят в школу. Многие после окончания вуза работают в системе народного образования, в негосударственных учебных учреждениях. И, наконец, некоторые преподают в вузах. Так что общая цифра получается достаточно солидной.

2. В прошлом году мы ввели и освоили новый учебный корпус – это почти чудо по нашим временам. Некоторые большие аудитории, правда, пустуют – нет денег и, соответственно, нет мебели…

Конечно, мы пытаемся в обход проблем финансирования искать пути улучшения подготовки учителей. Я имею в виду преподавание новых технологий, методик, внедрение программ гуманизации и гуманитаризации образования. И, наконец, очень важным направлением нашей работы является тесный контакт с учителями-практиками, признанными мастерами своего дела.

3. Надеюсь, что да. Наш вуз неплохо котируется в стране, и если брать рейтинговые оценки, то Волгоградский педуниверситет не самый последний в первой десятке. Среди наших выпускников – Герои Советского Союза, депутаты Государственной Думы, работники администрации области. Но самое главное, наши бывшие студенты прекрасно работают в школе.

Виктор МАКУШКИН, ректор Мордовского государственного педагогического института:

1. Сначала из-за отмены обязательного распределения выпускники стали неохотней идти в школу, сейчас положение меняется. Около 60% выпускников сегодня остаются в школах. Наш вуз направляет учителей в основном в сельские районы – социальные условия там находятся ниже всякой критики. Так что не всякий выпускник, особенно городской, сможет в них долго выдержать. Чаще всего в сельской школе остаются учителя начальных классов и физвоспитания, а также филологи, математики, биологи.

2. Что значит без финансирования? Для качественного процесса обучения нужны профессора, доктора наук, доценты – их надо готовить, и для этого нужны деньги. Необходимо закупать современное оборудование, а денег нет. И, наконец, для самого элементарного – практики студентов в школах – не хватает средств. Поэтому говорить о чем-либо без финансирования весьма проблематично. Например, я должен около 2 миллиардов за коммунальные услуги. Без конца звонят и грозят – то отключат, это отнимут, там под суд отдадут…

3. Безусловно. У нас студенты очень патриотичны, и мы это чувство всячески поддерживаем. Например, состязательностью с другими вузами, в том числе и с местным университетом. Настоящее соперничество у нас развернулось в профессиональной и культурных областях. Так что наш студент гордится тем, что закончит Мордовский педагогический.

Федор АВДЕЕВ, ректор Орловского государственного педагогического университета:

1. Наш вуз готовит учителей для сельской и сельской малокомплектной школы. 62% выпускников остались в прошлом году в школах. Но ведь роль каждого вуза не только в подготовке узких специалистов. Даже если наши выпускники по обьективным или субьективным причинам остаются за бортом учительской профессии, они все равно создают тот интеллектуальный слой в конкретном регионе, который со временем будет определять его развитие.

2. Во-первых, грамотно и не спеша перейти на новую законодательную базу – я имею в виду государственный стандарт высшего профессионального образования. Очень важно связать его с федеральным БУПом средней школы и таким образом создать непрерывную систему образования.

Во-вторых, мы не должны предавать забвению то, что было сделано в высшем образовании до нас. Традиции отечественной высшей школы таковы, что всегда наряду с узкими проблемами какой-либо специальности было представлено и фундаментальное образование. По-моему, это нужно сохранить.

3. Разумеется, во всяком случае сам я выпускник этого пединститута, ныне университета, и всегда этим горжусь. Думаю, что Геннадий Зюганов, окончивший в свое время наш физмат, тоже не испытывает чувства стыда за свое образование…

Виктор СЛОБОДСКОЙ, ректор Томского государственного педагогического университета:

1. В прошлом году наш вуз закончили 630 человек. В школу распределились 300 человек. На работу явились 250.

Раньше эти цифры были в два раза выше. А сейчас… Мы готовим учителей для сельской школы, а на селе сейчас очень тяжело. Вот и стараются наши выпускники всеми правдами и неправдами остаться в городе. Надо ли их за это осуждать?!

2. Сегодня учитель для сельской школы должен быть разносторонне подготовлен. Мы открываем новые специальности, специализации: логопедию, психологию, валеологию, ОБЖ. Как нам это удается в условиях очень скудного финансирования?! Один из секретов отечественной высшей школы…

3. Разные есть студенты. Сам я закончил классический Томский университет. В прошлом году пединститут тоже получил статус университета – это признание заслуг нашей научной школы. Думаю, этот факт позволит нашим студентам с уважением относиться к своему вузу.

Лично я горжусь своими выпускниками. Среди них много управленцев образования, работников администрации. Но самое главное: 80% учителей Томской области – выпускники нашего вуза.

Евгений Гуртовой, ректор Шуйского государственного педагогического института:

1. Наш вуз расположен в провинции, в райцентре, и на 80% наши студенты – приезжие из сельской местности. Практически все они возвращаются в родные школы или выезжают в другие районы на вакансии.

2. Наша концепция подготовки учителя включает несколько принципиальных положений. Во-первых, это улучшение узкопрофессиональной подготовки математиков, физиков, филологов и т.п. Во-вторых, мы активно внедряем в практику будущих учителей новые технологии преподавания. И, в-третьих, усиливаем культурологический блок дисциплин – без них представить современного учителя сейчас просто невозможно.

И одновременно мы стараемся каждому выпускнику дать как минимум две специальности. Нашему вузу в порядке эксперимента предоставлено право готовить учителей, которые будут преподавать, скажем, русский язык, литературу и историю или математику, физику и информатику. Математико-технологический факультет готовит учителей труда, предпринимательства и физики. Некоторые наши выпускники смогут преподавать политологию и культурологию, экономику и юриспруденцию. Более того, мы создали свою, новую специальность – она будет рассматриваться в Министерстве образования и Госкомтруде – учитель-воспитатель детей младшего возраста. Выпускники, освоившие эту профессию, смогут работать и в начальной школе, и в дошкольных учебных заведениях и еще будут иметь специализацию в области психологии.

3. Думаю, что да. Наш вуз дает высокий уровень подготовки. Те студенты, которые по каким-либо причинам вынуждены были переводиться в другие учебные заведения, всегда отмечали, что благодаря знаниям, полученным в Шуйском педагогическом, везде чувствуют себя уверенно.

Понятно, что, отвечая на вопросы о своих выпускниках, ректоры невольно рассказывали и о себе. В свете полученной информации студенту – нынешнему или вчерашнему – фигура “отца родного” в стенах альма-матер видится еще яснее, глобальнее и возвышенней. Но это отнюдь не воспрещает “двенадцатиклассникам” иметь свое собственное мнение по нелегким ректорским вопросам. Всем заинтересовавшимся лицам я предлагаю тряхнуть стариной и засесть за письменное домашнее задание – ответить на анкету “Двенадцатого класса”. Польза от таких раздумий будет очевидна не только для вас, но и для всех, кто читает нашу газету. Союз “отцов и детей”, размышления ректоров и их питомцев со временем, возможно, сделают неактуальной традиционную русскую анкету (“Что делать?” и “Кто виноват?”). Ведь начать возрождение страны со школы – это так естественно! Мы-то с вами это понимаем…

Лидия АНДРЕЕВА

Галерея

Галерея “Двенадцатого класса” сегодня представлена портретами Евгения Борисовича Квашнина (он постарше) и Сергея Анатольевича Карасева (что помоложе). Эти люди хорошо известны в Саратове: Евгений Борисович много лет руководит одной из лучших школ города – физико-техническим лицеем # 1, а Сергей Анатольевич в этом году стал победителем городского конкурса “Учитель года”. На конкурс молодой учитель представил методику создания обучающих и тестирующих программ по курсу “Страноведение” и, конечно же, дал блестящий урок. Победа его в некотором смысле была предопределена – ведь у такого директора, каким является Евгений Борисович, все лучшее: и школа, и ученики, и учителя.

Конкурс

С немецкого полуслова

Впрочем, опасения оказались напрасными. Первые же минуты общения с ребятами осветились взаимным удивлением. На них, похоже, большое впечатление произвел мой немецкий, на меня – их выучка. Мой предшественник поработал на славу. Ребята понимали меня с полуслова. Немецкого полуслова! Четыре урока я провел на одном дыхании!

Пятый урок был в 5-м классе. В другом здании, через дорогу. Я перелетел эту дорогу, как на крыльях! Урок начал как по нотам! Стал зажигательно рассказывать о новом предмете, иностранных языках и их необходимости, о полиглотах и прочем. Дети слушали меня очень внимательно, но как-то ошалело. Минут через 15 они вдруг начали подозрительно переглядываться и…хихикать. Я остановился, когда с ужасом обнаружил, что все это обьясняю им…по-немецки, а не по-русски, как положено. Успокоив ребят, я перешел на родной язык. Увы, ненадолго. Я забыл, что говорить дальше. Досадный ляпсус выбил меня из колеи. Губы мои, конечно, двигались. Я что-то рассказывал. Но мне было совершенно очевидно, что через пару предложений я зайду в тупик…

Единственным спасением был конспект, лежавший в “дипломате”. Кейс стоял под столом, но достать его я не решался. В голове вертелись слова институтского методиста: “Не приносите в класс лишних вещей. Они будут отвлекать детей”. А кейс здесь был явно не к месту. В городах “дипломаты” только-только входили в моду, а в деревне они и вовсе выглядели экзотично.

Однако другого выхода не было. Вздохнув, я достал из-под стола кейс и, положив на стол, открыл. Тотчас же на задней парте послышался приглушенный шепот:

– Яшка, что это?

– Ты разве не знаешь? Рация – вот что!

Я быстро заглянул в конспект и, спрятав кейс, довел урок до логического конца…

На квартире меня встретила загадочно улыбающаяся хозяйка.

– Что случилось, теть Шур? – удивился я. – Новости интересные?

– Да уж куда интересней, – рассмеялась хозяйка. – Только что была соседка, рассказывала о своем Кольке. Прибежал, говорит, сейчас со школы и кричит:

– Мам, ты знаешь, нас по немецкому немец будет учить. С рацией! Через границу перешел! И как он тут будет один, без отца, без матери?..

Я рассмеялся, подивившись необузданной детской фантазии. Я еще не знал, что эта самая детская фантазия преподнесет мне немало сюрпризов. И не только приятных. Но как бы там ни было, мой первый рабочий день в школе является одной из золотых страниц моих воспоминаний о юности…

Двенадцать лет назад я был на курсах начальников лагерей труда и отдыха. Курсы проходили на базе дома отдыха. Днем были занятия, вечером – дискотека. На одной из дискотек ко мне подошла красивая дама и пригласила на танец. Лукаво улыбаясь, она спросила:

– Не узнаете меня, Виктор Михайлович?

Увы, даму я видел явно впервые.

– Вы меня в 8-м классе учили, – продолжала незнакомка. – Я была хорошисткой, а по немецкому у меня тройка выходила. Классный руководитель уговорил вас поспрашивать меня…

И тут я, конечно же, вспомнил. Хотя, честно говоря, признать в этой даме разбитную девчонку было трудно. Той девчонке было море по колено и слова – как об стенку горох.

– И какой же предмет ты ведешь в школе? – поинтересовался я.

– Иностранный язык, – засмеялась моя бывшая ученица. Заметив мой недоуменный взгляд, она пояснила:

– Вы так презрительно тогда усмехнулись, ставя мне вымученную четверку, что меня это задело. Вы уехали, а я взялась за немецкий. Теперь вот сама учительницей стала, – улыбнулась она, разведя руками…

Эпизод, кажется, взят из мелодрамы. Но ведь это же было на самом деле! Разве думал я, что моя улыбка окажет на кого-либо такое педагогическое влияние. Я ведь скрывал за нею свою беспомощность…

К чему я все это говорю? Просто хочу донести до молодых учителей свою мысль: школа – это та страна, где порою трудно отличить победу от поражения. И поражение – от победы. А раз так – выше голову!

Виктор СУМИН

с.Казинка,

Валуйский район,

Белгородская область

P.S.

Условия конкурса “После звонка” в 1-м номере “УГ”. Пишите нам!

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте