search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

12-й класс

Выбор

Странный народ

Для чего учитель-словесник идет в класс? Для чего в школьном расписании стоит предмет “Литература”? Вот вопрос, с которого нужно начинать и тем, кто составляет программы, пишет учебники и методические рекомендации, и тем, кто каждый день идет к детям.

а первом в прошлом году занятии по методике преподавания литературы я предложила студентам третьего курса написать “пропущенную главу” “Маленького принца”: “Маленький принц на планете учителя литературы”. Как вы помните, герой Экзюпери после каждой встречи со взрослыми – Королем, Честолюбцем, Пьяницей, Географом, Деловым человеком – все более убеждался, что они – “странный народ”. А что представляет собой “странный” (“среднестатистический”) учитель, каким он выглядит в глазах учеников, почему может быть затруднено взаимопонимание между ними?

Вот фрагменты двух работ.

На седьмой планете жил учитель литературы. Он сидел за столом и держал перед глазами книгу.

– Добрый день! – сказал Маленький принц.

– Здравствуйте, садитесь! – ответил учитель, не отрываясь от книги.

“Ведь я один, – подумал Маленький принц, – а он считает, что меня много. И потом, на что же мне сесть?” Большой стол учителя занимал почти всю планету, и Маленькому принцу казалось, что даже он один здесь лишний.

– Откройте учебники на странице 125, – произнес учитель, глядя на Маленького принца.

– Но у меня нет учебника! Я даже не знаю, что это такое!

– Ты не сделал домашнего задания! Я поставлю тебе двойку! – закричал учитель.

“Интересно, может быть, он плохо слышит?” – подумал Маленький принц и еще раз посмотрел на учителя. Над столом висела доска, она понравилась Маленькому принцу.

– Скажите, пожалуйста, а зачем эта доска? – спросил Маленький принц.

– Чтобы учить, – проворчал учитель, не отрываясь от книги.

– А кого ты учишь? – спросил Маленький принц. Он не видел учеников, да и вряд ли они могли поместиться на крохотной планете.

– Всех, – ответил учитель. – Все мои ученики, и ты в том числе. Я один, а вас много. Вы ничего не знаете, а я знаю все.

Открой учебник и читай вот здесь от сих до сих. Главная мысль подчеркнута карандашом, – учитель строго посмотрел на Маленького принца. – Почему ты не читаешь?

– Я не умею, – прошептал Маленький принц. Он почувствовал робость перед этим строгим человеком.

– Но как же я буду учить тебя литературе? Ведь книга – источник знаний! – воскликнул учитель. – Как ты смеешь задавать мне какие-то вопросы, когда ты даже не умеешь читать! Ты хулиган и двоечник! Выйди из класса и без родителей не появляйся! – закричал учитель.

Маленький принц хотел что-то сказать, но вспомнил, что учитель не слушает, что ему говорят, вздохнул и отправился в путь.

“Да, все-таки взрослые – крайне странный народ”, – думал он.

(Оксана ТИТОВА)

– Скажите, – робко попросил Маленький принц, – что это у вас за книга?

– Эта книга не для тебя! – отрезал учитель. – Ты до нее еще не дорос. Читай вот эту, – и подал Маленькому принцу маленькую книжку с серой обложкой. Он послушно открыл ее и прочитал: “Идейное содержание текста определяется главным образом линией главного героя. Форма повести, в свою очередь, является наиболее полным отражением…” Тут Маленькому принцу стало скучно: он ничего не понимал. Подняв глаза на учителя, он спросил:

– А что вы здесь вообще делаете?

– Как что?! – возмутился учитель. – Я учу, ты разве не видишь?!

– Нет, – честно признался Маленький принц. – А чему вы учите?

Тут с учителем произошло странное: он сморщил лоб, поднял глаза к потолку и вдруг быстро и однообразно заговорил:

– Литература – главный предмет. Она учит нас понимать свою культуру, любить свою Родину. Книга – лучший учитель жизни. Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан. Люби книгу. Книга – твой лучший друг. Великий и могучий русский язык…

Он, наверное, еще долго продолжал, но Маленький принц уже не слушал. Он потихоньку выбрался из-за неудобной парты и отправился дальше. “Зачем все это? – подумал он в полном недоумении. – Нет, все-таки странный народ, эти взрослые”.

(Катя КОВИНА)

Едва ли эти работы нуждаются в подробных комментариях, хотя в них значима и выразительна каждая деталь (все-таки писали филологи). Интересно, что взгляд студентов вполне совпадает с детским. Вот для сравнения работа, написанная ученицей 6-го класса 606-й школы г.Пушкина (учитель – М.А.Мирзоян). Перед школьниками не ставилась задача написать об учителе именно литературы, они писали о разных взрослых, в том числе и об учителе вообще.

На седьмой планете жил учитель. Когда Маленький принц приземлился на эту планету, учитель даже не заметил его. Он писал на доске и что-то обьяснял вслух, хотя, кроме него, на этой планете никто не жил.

– Добрый день, – сказал Маленький принц, и только после этого учитель увидел его.

– Здравствуйте, садитесь! – сказал он и осекся. – Ах, извини, я по привычке так говорю, ведь я учитель. Давай я тебя чему-нибудь поучу. Садись за парту.

– Нет, спасибо, мне хватает тех знаний, которые я имею.

– Но все-таки. Хочешь, я расскажу тебе, откуда появился мир? Для чего нужен воздух? Почему мел падает вниз, а не вверх? Неужели ты ничего этого не хочешь знать?

– Нет, – с удивлением ответил Маленький принц.

– Почему?

– Да потому, что, если я все буду знать, я буду очень много об этом думать. Засяду за стол и дни напролет буду думать, думать… Я не смогу так внимательно следить за моей розой.

– Хм, – только и смог сказать учитель. Он не понимал этого. Хотя был очень умным. Он не понимал Маленького принца, а Маленький принц не понимал его. И все это потому, что учитель был взрослым, а Маленький принц был ребенком.

– Что ж, давай я хоть дам тебе домашнее задание, – наконец сказал учитель.

– Хорошо.

Учитель записал ему задание. Потом они попрощались. Когда Маленький принц собирался уже улетать, учитель подбежал к нему и сказал, чтобы без сделанного задания он не прилетал к нему. Маленький принц обещал ему все сделать.

“Да, взрослые – очень странный народ”, – думал он, летя к следующей планете.

(Марина Д.)

Таким образом, “отрицательный” учитель – это человек, задающий вопросы, ответы на которые ему прекрасно известны; это человек, не позволяющий свернуть с проторенной тропы, регламентирующий, что должен читать и думать ученик; не слушающий ребенка, не учитывающий его интересов; его ценностные приоритеты не совпадают с приоритетами ученика; он сам не хочет знать ничего, кроме прописных истин и заученных сентенций, считает несуществующим все, кроме своего узкого мира, но тем не менее исполнен страсти поучать и вести за собой, хотя ученик вовсе не понимает, зачем ему ходить по этой дороге.

Студенты прекрасно осознают, какие опасности ждут их на пути. Никто из них не хочет быть похожим на нарисованный ими образ. Но это вовсе не спасает от ошибок. И – положа руку на сердце – разве в каждом из нас нет крупинок этих пародийных персонажей? А главное, даже прекрасно понимая, как не нужно делать, далеко не так просто бывает понять, как нужно. Вот об этом и хотелось бы поговорить на страницах газеты – с заслуженными и молодыми учителями, авторами программ, методистами.

Инна ШОЛПО, ассистент кафедры методики преподавания русского языка и литературы РГПУ им. А.И.Герцена

Санкт-Петербург

Козырная карта

Мне было 13 лет, когда я начал учить и воспитывать других. Меня назначили старшим вожатым в пионерском лагере, расположенном под Новосибирском. Вести линейки, командовать детским активом, придумывать и фантазировать поставили мальчишку, повзрослевшего “на целую войну”. Для получения зарплаты прибавили три года, и я зашагал по бесконечной педагогической лестнице. Горжусь, что со дня окончания института и по сей день, несмотря на должности в вузах (декан, зав.кафедрой, проректор), почти без перерыва работаю учителем школы.

…Откуда простому учителю черпать силы для ежедневного творческого вдохновения? Мужество – видеть обвал и грязь жизни, крушение судеб и при этом не терять оптимизма и убежденности в том, что мир сотворен для гармонии, а ребенок – для счастья.

Первые годы работы убедили в простом: если в тебе нет счастливости – уходи из школы. Радость – единственное, чем ты интересен детям. Душу ребенка закаляют не принуждение, не грубость, не “полезное назидание”, а счастье. Я еще тогда понял: есть особое условие счастья школьника – ему не надо мешать быть счастливым. А главный исток учительского счастья – нетерпение раздать себя. Конечно, при условии, что есть что раздавать.

Второй исток – радость от содружества с детьми, которое дает мгновенную, сиюминутную результативность, “13-ю зарплату”, – искреннюю благодарность детей. И, наконец, третье – это необьятное пространство творчества, работы взахлеб. Учитель – фигура творческая или никакая. Сельские учителя далекой сибирской школы помогли мне понять истину: педагогическая бездарность идет от жизненной бездарности, т.е. от бездарной собственной повседневной жизни.

Есть еще один исток счастливости – это когда есть учителя-сподвижники, соратники, друзья и… пьянящее чувство молодости! Запомните, друзья, молодость – ваша “козырная карта”, ваша привилегия. Молодость рождает влюбленность в дело, в детей и помогает совершать открытия. Одно из них: жить по-другому – зачем жить?!

Сталь ШМАКОВ, заслуженный учитель России

Липецк

Типы

Переводчики

Идет урок. Учитель с большим старанием и воодушевлением пересказывает материал учебника. Некоторые слушают (или делают вид, что слушают?), другие заняты различными “полезными делами”. Словом, каждому свое!

В учительской больше всех возмущается этот же учитель: “Не учат уроки! Не понимают учебники!”

А истина проста. Учебник написан в первую очередь для ученика, стало быть, он самостоятельно должен уметь в нем разбираться. Не лучше ли научить ребят самостоятельно работать с книгами, чем переводить с русского языка на русский.

Художники

Открытый урок. На доске – красочно оформленный рисунок-плакат (а как же без наглядности?), который висит до конца урока. Все довольны. Хвалят. Желают творческих успехов.

Сижу и смотрю на страницу учебника, откуда срисована “наглядность”. В книге рисунок со всеми необходимыми деталями, а на доске упрощенный. Думаю, сколько же мы совершаем глупостей!

А может, так и надо? “Пятилетку за три года”.

Экспериментаторы

Учитель физики обьясняет тему: “Ребята, представьте, что вот – два металлических шарика (показывает пальцами). Они ударяются (имитирует руками). Что при этом происходит?” Учитель ждет ответа: “Отталкиваются!”. Дети молчат. После удара пальцы не отталкиваются.

Дорогой учитель! Представьте, что мы с вами в сей момент пьем бургундское вино, закусываем заморскими закусками. Ну как, вам приятно? Вкусно? Чего-о-о? А-а-а, дай сначала попробовать все это? Пожалуйста! Но только сначала покажи детям “живые” шарики, а потом спроси.

Незнайки

Завуч школы после посещения урока практикантки предьявляет к ней “серьезные” претензии: “Нужно применять нетрадиционные методы обучения. Например, на урок приходит Незнайка. Он будет нам помогать, наблюдать за работой в классе…”

Невольно вспоминается М.Е.Салтыков-Щедрин: “Был он (Топтыгин. – А.А.) служака зверь, умел берлоги строить и деревья с корнями выворачивать; следовательно, до некоторой степени и инженерное искусство знал”.

К тому же, почему это к нам все время Незнайки приходят? Пусть лучше Знайка приходит. Ах да, кому же нужны умные, к тому же за моей работой следить.

Закройщики

На уроке решают задачу. Учитель: “Ваня (хорошо успевающий ученик) решает у доски, а остальные – самостоятельно!”

Иду в магазин, примеряю костюм. Точно по моим параметрам. У продавцов спрашиваю: “У вас есть костюмный материал? Я хочу сшить себе такой же костюм в ателье”. Они мне доказывают, что это обойдется намного дороже. Я настаиваю на своем. Продавцы начинают переглядываться и вертеть пальцем у виска.

А что же должен думать ученик, если его заставляют “ломать голову”, когда на доске есть готовое решение?

Вредители!

Учительница русского языка на первом уроке в поте лица учила ребят составлять правильные предложения, работала над развитием речи.

На следующих уроках (математик, физик, химик и многие другие) при ответе ребят на такие вещи вообще не обращали внимания. Лишь бы решали, писали, говорили что-нибудь. Вот так, созданное руками одного человека разрушаем всем миром. Изо дня в день, из года в год. После этим же миром возмущаемся: “Ученики не умеют говорить, не владеют речью…” Настоящее вредительство! Но двойное вредительство тогда, когда то же самое делает учитель начальных классов: разрушает созданное своими руками.

А. АХМЕТГАЛИЕВ

Башкортостан

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте