search
Топ 10

О Бунине по Паустовскому Мнения словесников об учебном пособии

Приятно сознавать, что в наше стремительное, беспокойное время появилось много новой справочной литературы, оригинальных методик, любопытных тематических сборников и пособий. Разносторонность подобных изданий весьма впечатляет. Одни – энциклопедическим размахом. Другие – чисто утилитарной узкопрофессиональной направленностью. Есть и смешные дилетантские брошюры, интересные больше своей откровенной невежественностью, чем собранной информацией, отчего забавляют одних и путают других. К сожалению, нередко встречаются и труды предвзятые, хотя и составленные добросовестно, но лишенные объективности и потому упускающие целые области рассматриваемых явлений. Таких много среди литературных справочников, поскольку именно в литературе убеждения тесно переплетаются с творческой реализацией.
Выбор во вспомогательном материале немалый, и во всем этом изобилии надо ориентироваться. Рассмотрим одно из недавно вышедших пособий, предназначенных в помощь учителям-словесникам восьмых классов как обычных общеобразовательных школ, так и школ нового типа (гимназий, лицеев), в том числе и классов с углубленным изучением русского языка. Книга представляет собой сборник дидактических материалов. Называется “Русский язык. Изложения и сочинения”. Автор Г.М.Шипицина.
Сборник имеет объемную структуру. Во-первых, предусматривает различные виды творческих работ в таких аспектах, как текстологические и речевые понятия, стилистическое разнообразие речи, изложения и сочинения на литературные темы, грамматические задания. Во-вторых, тематическое разнообразие. Тесты объединяются в три группы, первая из которых включает летописи, древнерусскую литературу и общие вопросы русской классики, вторая – личности писателей и их творчество, а третья – прочие виды искусства и их соприкосновение с литературой.
Такая пластичность расположения материала способствует быстрому поиску нужного текста, что, конечно же, удобно. Кроме того, все тексты пронумерованы, перед каждым указывается вид творческой работы, дается задание для учащихся, в конце – количество слов данного этюда. Учитывается и разная степень сложности, что тоже немаловажно.
Все это на поверхности и видно при первом знакомстве с пособием. Но для того, чтобы оценить его объективно, необходимо знать мнение тех самых учителей, которым эта книга адресована. Вот что сказали в московских школах преподаватели русского языка и литературы о том, что они хотят видеть в таких изданиях.
Елена ПЛАТОНОВА,
школа N 238:
– Надо побольше мини-текстов, до ста слов, чтобы за урок мы успевали проработать грамматику. Большой – не успеваешь записать, и нет возможности проверить по горячим следам ошибки. И потом работать с предложенным материалом систематически – в рамках обычной школы – не получится. Он скорее для факультатива и гуманитарных классов.
Анета Лифшиц,
школа N 218:
– Тексты интересны и лингвистически, и своими грамматическими заданиями. Пожалуй, маловато критического материала. Что-то я вижу только Белинского. А было бы неплохо иметь под рукой небольшие фрагменты статей Чернышевского, Писарева “Старое барство”, Льва Толстого о той же “Душечке” Чехова, да и вообще его рассуждения о литературе, и Герцена, и Добролюбова. Все-таки неправильно пренебрегать такой формой изучения материала. Хотелось бы видеть и высказывания разных лиц об одном и том же персонаже, например, Пугачеве в “Капитанской дочке”. Вот здесь, в пособии, есть мнение Марины Цветаевой, причем в двух темах… и все, больше никого. А насколько бы было полезней и интересней для ребят познакомиться с мнением других писателей, в том числе и современников Пушкина. То же самое с Гоголем – есть история о создании “Ревизора”, о том, как воспринял современник комедию, о книжных иллюстрациях, о возникновении сюжета, но нет разных точек зрения о самом произведении – анализа, рассуждений о характерах. А это, на мой взгляд, гораздо важнее, чем суета вокруг постановки в театре.
Учителя подмосковной школы были более резки в оценках, но почему-то наотрез отказались представиться.
Преподаватель класса с базовым обучением:
– Тематика вызывает недоумение. Каким образом Андерсен и Марк Твен оказались в компании русских писателей? Совершенно не понятно! Мы в рамках базового курса изучаем только отечественную литературу. Конечно, присутствие зарубежных авторов, может, само по себе и неплохо… Сборник претендует на универсальность и рассчитан не только на обычные школы, но якобы и на гимназии и лицеи – там иностранная литература включена в программу. Но тогда иноземцев должно быть больше, во всяком случае не два. Потом в тематическом указателе их следует собрать в отдельный раздел, чтобы избежать такого неловкого соседства, как Андерсен с Баратынским и Твен в окружении Твардовского и Толстого.
Выпускница педагогического вуза:
– Конечно, такой сборник необходим, особенно молодым педагогам, у которых нет еще достаточного опыта, не наработан свой материал. Но некоторые темы я бы убрала, их в восьмом классе не изучают. Шукшин, Бунин, Фет, “Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем” – все это внеклассное чтение, а при двух часах в неделю, отпущенных на литературу, использовать эти темы вряд ли удастся… тем более что задания к ним предлагаются чисто литературного свойства.
Преподаватель гуманитарного класса:
– Вот уже в самом названии книги досадная неточность. Если это пособие по русскому языку и литературе, то почему зовется только “Русский язык”? А если только по языку, то зачем здесь темы с литературными заданиями? Потом я не считаю, что судить о произведениях Ивана Бунина следует по статье Паустовского. Говорить о мастерстве можно, изучая сами произведения писателя, его наследие целиком. Лишь тогда становится понятной особая природа мастерства. А из реплики Константина Георгиевича, что Бунин находил ритм для своей прозы, что его рассказы подобны магниту, неясно ровным счетом ничего. Но если даже смотреть сквозь пальцы на предложение охарактеризовать особенности бунинского мастерства, исходя из наблюдений Паустовского, то как можно в условиях класса использовать другие источники для выполнения этого задания? И сколько источников должно быть, чтобы позволить себе рассуждать по такому деликатному поводу? Вот и подумайте, как ребята справятся с подобным “экзерсисом”.
Людмила Адамчук,
школа N 216
(гимназический класс):
– …большой текст? А знаете, это совсем не плохо. Большой можно разбить на микротексты и показать ребятам, что целое и часть строятся по одному принципу. Хорошо также, что предлагаются трудные задания. Такие заставляют напрягаться, развивают мыслительные способности подростков. Но для обычной школы многие задания все же чересчур сложны и годятся только для школ гуманитарного направления или для такого класса, как мой, где дети достаточно эрудированны. У нас четыре часа русского, три – литературы и один – риторики. Самое главное – должна быть система работы, чтобы ребенок понимал, чего от него хотят. Нет, для базового уровня пособие не годится. Но, в общем-то, тексты занятные, а как их использовать, можно придумать и самой. Вы позволите, я скопирую на ксероксе вот этот фрагмент о Мещере – сто двадцать девятый. Здесь очень интересно, какую функцию несут сказуемые. Попробую завтра дать его своим гаврикам.
Сталина Крохина, гимназия N 1576 (с гуманитарным уклоном):
– Речевые понятия и стилистика – прекрасно! А сочинения с грамматическими заданиями нам особенно нужны. Мы делаем такую выпускную работу. Это подготовка к девятому классу. И вот эти темы интеграционного характера – связь литературы и других видов искусства – тоже кстати. Что же касается Есенина и Бунина, то в пособии весьма сомнительные задания. Предлагается шаблон, по которому ребята должны оценивать мастерство писателя. Я против такой зависимости от чужого мнения. Ведь конечная задача школы – научить ребят мыслить самостоятельно, развить их способность к анализу. И потом, мы Бунина в восьмом классе не изучаем, им занимаются в одиннадцатом. Конечно, если рассматривать эту книгу как пособие для учителей всех старших классов, а не только восьмого, тогда другое дело. А так получается, что подбор дидактического материала хотя и интересен, но пользоваться им можно лишь выборочно. Вот я бы хотела видеть в таком сборнике больше заданий на редактирование, чтобы ребята упражнялись в исправлении логических и грамматических ошибок. Не помешало бы включать и идеи для семинаров, практикумов. Дети предпочитают активные занятия, а в этом возрасте они любят спорить, соотносят себя с героями книги. На семинаре лучше усвояемость, да и интерес к чтению просыпается…
…Идея о том, что прежде чем “рекомендовать” или “допускать” учебные пособия, следует его дать для экспертизы работающим педагогам, увы, не нова. Однако же “учительские рейтинги” почти не учитываются книгоиздателями. Жаль.

Алла МУРЗИНА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте