search
Топ 10

Назначен новый министр образования. Поздравляем!

Произошедшие перестановки в правительстве коснулись и сферы образования. Прекратили свое существование Министерство образования и Госкомвуз, слившись в единое целое – Министерство общего и

профессионального образования. Обьединенное федеральное министерство возглавил бывший вице-премьер Правительства России и председатель Комитета по высшей школе Владимир кинелев.

Владимир КИНЕЛЕВ:

“Я – сторонник эволюционного развития”

– Владимир Георгиевич, редакция “Учительской газеты” поздравляет вас с назначением на пост министра общего и профессионального образования. Самый первый, интересующий всех вопрос: чем было вызвано слияние Министерства образования и Госкомвуза?

– Откровенно говоря, это событие вряд ли можно отнести к разряду неожиданных. Мы уже давно шли к тому, чтобы наша система образования стала единой, действительно способной обеспечить непрерывность образования, о котором, особенно в последнее время, очень много говорится. Пришла пора действовать. И здесь сразу же возникают известные нам проблемы: государственные образовательные стандарты, обеспечивающие взаимосвязь между различными уровнями образования, качество обучения и подготовки специалистов; преемственность в образовательных технологиях, содержание образовательных и профессиональных программ и еще многие другие проблемы, решение которых, я надеюсь, позволит на практике реализовать принцип: “Образование через всю жизнь”, провозглашенный несколько столетий назад великим чешским педагогом Я.Коменским. Но единое образовательное пространство требует и единой системы управления…

Нельзя обойти молчанием и такой факт, как постоянно расширяющееся взаимодействие между образовательными учреждениями общего, начального, среднего и высшего профессионального образования.

Не секрет, что сегодня практически каждый вуз сотрудничает сразу со многими школами, техникумами, училищами, колледжами. В этом видится немало положительного. Без такого союза немыслимо повышение общего уровня образования. Однако не может не тревожить и то, что высшая школа несет при этом в среднюю школу многое, присущее только ей, ставя под угрозу широту образования, которая всегда выгодно отличала нашу систему среднего образования от аналогичных систем образования других стран. Есть проблемы и в сфере образовательных технологий, ибо тут у каждого своя специфика (то, что подходит для институтов, неприемлемо для обычных школ) и т.д.

В современном мире особое значение приобретает развитие международных связей, информатики и телекоммуникаций. Управление и этими процессами эффективнее в рамках одного министерства. Таким образом, есть немало обоснованных, на мой взгляд, причин для подобного слияния, которые диктуются логикой внутреннего развития системы образования. Но существует немало весомых побудительных мотивов при формировании единого федерального органа управления системой образования на федеральных и региональных уровнях. Сегодня все большую самостоятельность в вопросах экономики, социальной сферы, административном управлении приобретают регионы. Они создают у себя комитеты, министерства, которые занимаются всей системой образования, а иногда еще и наукой. Я убежден, что теперь им легче будет решать все свои вопросы на федеральном уровне в рамках единого министерства.

– Ваше первое решение на посту министра общего и профессионального образования?

– Это решение целого комплекса вопросов, связанных с формированием нового министерства, из которых трудно выделить какое-либо одно. Все важно, но все же самое главное – избежать потерь и прежде всего кадровых.

– Каковы ваши основные приоритеты в реформе системы образования?

– Я – сторонник эволюционного развития. Все течет, все изменяется. Поэтому для всех должно быть совершенно очевидно – прошлого не вернуть. Пора привыкать к новым социально-экономическим реалиям. Но это не значит, что система образования должна во всем следовать за ними, слепо и необдуманно. Она должна их разумно осмыслить и воплотить в жизнь то, что нам подходит. При этом желательно действовать на опережение. Главная задача – постараться обьяснить людям суть происходящих процессов и наладить подготовку специалистов, умеющих работать в рамках новых социальных, экономических и государственно-политических условий.

Важно при этом не забывать, что издавна российское образование занимало почетное место в мировой табели о рангах, отличалось высоким качеством подготовки специалистов. Наша задача – сохранив прежние достоинства, не растерять, а приумножить те ценности, которые на протяжении многих столетий собирались лучшими представителями российского образования.

Один из важнейших вопросов, который предстоит решить министерству, – создание должной нормативной базы для всей системы образования, и прежде всего для начального профессионального образования, где сегодня сложилось наиболее трудное положение.

– Чем, на ваш взгляд, российское образование отличается от западного?

– В России больше людей с высшим образованием, чем в любой другой стране мира. Тем, которые часто вспоминают знаменитое Бисмарковское изречение “Германия сотворена немецким учителем”, я советую повернуться лицом к отечественной истории. Все, что мы имеем сегодня в России, начиная от развитой фундаментальной науки и заканчивая высоким искусством, – дело рук российского учителя. И при всем богатстве русского языка немного найдется слов, которые в сердце каждого из нас вызывают такие добрые чувства, как слово “учитель”.

У Запада тоже есть свои плюсы, мы могли бы поучиться у систем образования стран Запада тому, как эффективно и динамично они реагируют на изменение спроса на рынке образовательных услуг и труда.

– С приходом нового министра наверняка изменится само министерство. Какой вы видите его организацию?

– Она должна обеспечивать эффективное решение всех тех задач, о которых я говорил ранее.

Самое главное – собрать в министерстве лучших специалистов в области образования, а достойных и способных профессионалов здесь немало. К тому же, не в обиду будет сказано специалистам в других областях, люди, работающие в системе российского образования, особо выделяются как знаниями, так и своей преданностью делу.

– Преданность учителя своей работе общеизвестна. Тем более грустно, что зачастую они не могут получить вовремя даже зарплату.

– Об этой острейшей проблеме можно и нужно говорить, но важнее всего ее решить, решить, обьединив усилия регионов и федерального правительства. Опыт показывает: решать проблемы невыплат надо не разговорами, а реально работая с каждым регионом в отдельности…

– А как ваша семья отнеслась к новому назначению?

– Все сошлись на том, что ни проще, ни легче жизнь моя не станет с этой поры. Родные это понимают лучше, чем кто-либо: мои родители – педагоги, жена преподает в педагогическом университете. Поэтому не будет преувеличением, если скажу: они прекрасно понимают, насколько нелегок и важен мой труд.

Анна ХРУСТАЛЕВА

NB!

кинелев Владимир Георгиевич родился 28 января 1945 г. С золотой медалью окончил школу, с отличием – Московское высшее техническое училище им. Н.Э.Баумана по специальности “Прочность летательных аппаратов”. Доктор технических наук, профессор, лауреат премии Совета Министров СССР, действительный член Российской академии образования.

После окончания МВТУ пятьлет работал в Центральном конструкторском бюро экспериментального машиностроения, затем, вернувшись в альма-матер, прошел путь от ассистента до проректора.

В 1990-1991 годах – первый заместитель председателя Госкомитета РСФСР по делам науки и высшей школы, в 1992-1993 годах – председатель Комитета по высшей школе Министерства науки, высшей школы и технической политики Российской Федерации, одновременно первый заместитель министра. С апреля 1993г. – председатель Государственного комитета Российской Федерации по высшему образованию. С января по июль с.г. был заместителем председателя Правительства Российской Федерации.

Женат. Имеет дочь.

Итак, слияние Минобразования и Госкомвуза – факт свершившийся. Говорили об этом давно. Идея обьединения двух образовательных ведомств принадлежит Владимиру Кинелеву. Евгений Ткаченко выступал против. В январе этого года Владимир Георгиевич был назначен вице-премьером, и ему было поручено курировать вопросы образования, что можно было считать некоторым компромиссом. Теперь же, хотя Кинелев и потерял вице-премьерский пост, он получил то, чего хотел, – обьединенное министерство.

Чего можно ожидать от этого события? Конечно, хочется ждать хорошего. Преемственность среднего и высшего образования, о которой постоянно твердит Кинелев, действительно является одной из важнейших сегодня проблем. Об этом много говорилось, но пока немного делалось. Относительно того, легче ли будет новому ведомству взаимодействовать с регионами, чем двум прежним, можно было бы усомниться. Радует, однако, другое – теперь интересы общего образования в правительстве будет представлять человек, имеющий гораздо больший политический вес, чем прежний министр. Это позволяет надеяться на большее, чем раньше, внимание государства к вопросам образования, возможно – на более стабильное финансирование. Однако кое-что внушает и некоторые опасения. Помимо упомянутого вопроса о преемственности стандартов, Кинелев достаточно четко высказывал свою позицию, пожалуй, только по одному вопросу – что не нужно чрезмерно увлекаться вариативностью. Однако важнее всего сейчас даже не намерения нового министра. Самый главный вопрос – насколько в нынешней ситуации удастся сохранить управляемость образованием как таковую. И вызывает он, надо сказать, серьезные опасения. Во-первых, на какое-то время министерство по понятным причинам будет выключено из работы. Во-вторых, несмотря на заверения Кинелева о том, что “мы постараемся сократить штаты минимально и найти место всем”, потеря многих ценных работников представляется неизбежной. При слиянии соответствующих отделов двух министерств часть их начальников будет неизбежно понижена в должности. Не все из них на это согласятся. В-третьих, уже есть не такой уж давнишний опыт обьединения союзных образовательных министерств в Гособразование СССР. Однако сейчас ситуация намного сложнее. Министерству просвещения СССР подчинялись только пятнадцать республиканских министерств. Органов управления образованием слияние министерств тогда никак не коснулось. Министерству образования России подчиняются 89 региональных органов управления. Что их ждет, как изменятся их функции, должны ли будут они заниматься и проблемами высшего образования, как изменятся формы их взаимодействия с федеральным образовательным ведомством – на все эти вопросы министру Кинелеву предстоит вскоре ответить.

Не вызывает сомнений, что в результате слияния два бывших самостоятельных ведомства начнут активно влиять друг на друга – в том числе в подходах к самым принципиальным вопросам. Судя по опыту работы Гособразования СССР и опыту взаимодействия Минобразования и Госкомвуза, можно предположить как минимум два повода для серьезных трений внутри нового министерства. Первый – это степень регламентации образовательного процесса. В высшей школе он практически не регламентируется, и людям из Госкомвуза трудно понять, зачем это нужно. Однако что касается содержания образования, то его упускать из своих рук Кинелев, судя по его заявлениям, не намерен. Вторым поводом может стать педагогическое образование. В Госкомвузе неоднократно возникали планы переподчинить себе педагогические вузы. Таким образом предполагалось унифицировать обучение предметников в педагогических и обычных вузах. Минобразование же категорически настаивает на том, что, скажем, математики для школ должны готовиться иначе, чем математики для науки, – не по ослабленной программе, но иначе. Потому что главная задача учителя – не передать ученику знания, а научить его овладевать знаниями. Именно этой цели служат разработанные и внедряемые министерством альтернативные стандарты по предметам для педагогов. Если в результате слияния эти стандарты будут упразднены, то само понятие “развивающего обучения” может стать пустым звуком, что будет печально.

Сумеет ли новое министерство справиться с новыми проблемами – вопрос сложный. Прежде всего это зависит от того, кто будет находиться на ключевых постах в новом министерстве и насколько удачно будет выстроена его структура. 20 августа на закрытом заседании в Министерстве образования Кинелев обьявил, что у него будет два первых зама, которые будут курировать соответственно вопросы общего и высшего образования. Кто из них будет ведать начальным профессиональным образованием, пока неизвестно. Также пока не обьявлено, кто именно станет замом по общему образованию. Именно этот вопрос, очевидно, является сегодня ключевым в судьбе российского образования. Информированные источники называют три кандидатуры на этот пост: это Любовь Петровна Кезина, возглавляющая Московский комитет по образованию, и два замминистра образования – Александр Григорьевич Асмолов и Мария Николаевна Лазутова. (Примечательно, что именно они занимают первые три позиции – после Климентовской – в новогоднем рейтинге “УГ” “людей года в образовании”.) На том, что это будет все-таки Кезина, настаивает наибольшее количество источников, на том, что Лазутова, – наименьшее. Конечно, Кезина – не худший вариант. Она опытный управленец, персона сильная и авторитетная. Однако вряд ли это нужно самой Любови Петровне, которая – царь и бог в богатом и уникальном московском образовании. Гипотеза о том, что это связано с сокращением Департамента образования и переименованием его в комитет, выглядит малоубедительной. Александр Григорьевич Асмолов все-таки в первую очередь ученый, и ему в пору заниматься скорее содержанием образования, а сейчас как никогда нужен управленец. В этом смысле наиболее привлекательно выглядит кандидатура Лазутовой. Ее компетентность и принципиальность ни у кого не вызывают сомнений, ее – что важно – хорошо знают в регионах, и, кроме того, что не менее важно, она хорошо знает и сумеет рационально использовать министерские кадры. Если Кинелев искренен в своих заявлениях, что ему нужны “не только единомышленники, но и оппоненты”, то лучшего заместителя найти трудно. По тому, какой пост займет Мария Николаевна, как распределятся внутриминистерские портфели, в значительной степени можно будет судить о перспективах нового министерства в целом. Пока же достоверно известно только то, что Юрий Михайлович Роговский – заместитель министра по экономическим вопросам – согласился на предложенное ему место директора школы российского посольства в Испании.

Николай ВИННИК

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте