Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Мальчик в костюме Адама, устроивший пляски на Мамаевом кургане, отчислен из вуза
Учителя просят Минтруд разъяснить ситуацию с вакцинацией работников образования от коронавируса
"Учитель года" Михаил Гуров получил от губернатора сертификат на квартиру
Учителю русского языка выплатили денежные средства после судебного разбирательства
Школьники смогут изменить выбранные для сдачи ЕГЭ предметы
Открыт конкурс на получение именных стипендий в 2021/22 учебном году
24 февраля 1973 года на телеэкраны страны вышла программа «Очевидное – невероятное»
Конкурс «Письмо солдату. Победа без границ!» вышел на международную орбиту
Школьники из Красноармейска по ошибке съели таблетки для дезинфекции помещений
В Роскачестве предупредили о новом виде телефонного мошенничества
Мальчик в костюме Адама, устроивший пляски на Мамаевом кургане, отчислен из вуза Учителя просят Минтруд разъяснить ситуацию с вакцинацией работников образования от коронавируса "Учитель года" Михаил Гуров получил от губернатора сертификат на квартиру Учителю русского языка выплатили денежные средства после судебного разбирательства Школьники смогут изменить выбранные для сдачи ЕГЭ предметы Открыт конкурс на получение именных стипендий в 2021/22 учебном году 24 февраля 1973 года на телеэкраны страны вышла программа «Очевидное – невероятное» Конкурс «Письмо солдату. Победа без границ!» вышел на международную орбиту Школьники из Красноармейска по ошибке съели таблетки для дезинфекции помещений В Роскачестве предупредили о новом виде телефонного мошенничества
Гость УГ

Андрей ВАСИЛЕВСКИЙ:

Я всегда так или иначе работаю
Учительская газета, №41 от 13 октября 2020. Читать номер
Автор:

17 октября отмечает день рождения Андрей Василевский, главный редактор одного из старейших российских толстых литературных журналов – «Нового мира». В этом году журналу исполнилось 95 лет, и, несмотря на трудности, переживаемые ныне «толстяками» как культурной институцией, он продолжает удерживать лидирующие позиции. В него стремятся авторы не ради денег, а ради престижности публикации. Сам же Василевский, возглавляющий издание с 1998 года, проявляет себя во многих амплуа – не только как редактор, но и как блогер, внимательно сканирующий современную словесность и делящийся наблюдениями со своими подписчиками, как яркий и самобытный поэт, творчество которого относят к «депрессивному реализму». Об этом и многом другом – в интервью Андрея Василевского «Учительской газете».

– Андрей Витальевич, как «Новый мир» пережил карантинные времена? Упала ли подписка? Сказалась ли ситуация, негативно отразившаяся на книжно-издательском мире, на жизни журнала?

– На книжно-издательском мире все это, несомненно, сказалось, плохо сказалось. На книготорговле особенно. Об этом уже много писали в прессе. На нашем журнале – мы увидим чуть позже, скоро. Когда станет известна подписка на 2021 год.

Пока работаем, дистанционно по большей части, встречаемся в редакции реже, чем прежде. В этом есть свои плюсы и минусы. Не надо тратить время на дорогу туда и обратно. С другой стороны, мы многие вопросы привыкли перетирать устно, но не на собраниях, заседаниях, летучках, а в рабочем порядке, в процессе живого общения. Теперь приходится больше переписываться, но некоторые текущие вопросы легче и быстрее решались бы очно, лицом к лицу.

– Какое будущее вы предрекаете в этой связи толстым журналам на ближайшие годы? Многие прочили их близкую смерть, говоря, что пандемия коронавируса послужит этому, мол, закончится государственная поддержка и т. д.

– Не думаю, что жизнь и смерть толстых журналов так завязана именно на пандемию. Все факторы, ранее подталкивавшие литературные журналы нашего формата к финансовому краху, никуда не исчезли, просто теперь к ним прибавилась пандемия. Государственные гранты Федерального агентства по печати (на социально значимые проекты) по-прежнему существуют, мы их получаем, спасибо руководству Роспечати. Но нынешняя государственная поддержка, конечно, не решает толстожурнальных финансовых проблем, только продлевает наше балансирование на грани. Я в этом отношении не паникер, а реалист. Всему приходит свой конец, но было бы жаль, если бы толстые литературные журналы в России исчезли, не исчерпав исторически своих культурных функций. Я уверен, что они их не исчерпали.

– В интервью вы часто говорили, что у «Нового мира» нет специальной задачи искать дебютантов, что это площадка для авторов, уже засветившихся в других изданиях. Но в последнее время журнал, по моим наблюдениям, приоткрыл двери для литераторов без громких имен. Правильно ли я понимаю, что политика издания несколько изменилась? Могли бы вы назвать самых интересных авторов из условных новичков, промелькнувших на страницах «Нового мира»?

– Никакого изменения политики издания нет, и я по-прежнему скажу, что поиск новых/молодых авторов не является для нас самоцелью. Мы ориентируемся на людей с литературной репутацией, не обязательно старшего поколения. Среди молодых литераторов тоже есть авторы с какой-то уже наработанной литературной биографией.

Совсем новые авторы к нам приходили раньше и приходят сейчас, но, естественно, в темпе самой жизни. В этом году, включая еще не вышедшие номера, – Вадим Комиссаров, Данил Ананьев, Лиза Смирнова, Тимофей Малышев, Алиса Ройдман, Кристина Гришина, Кристина Пешева. Это все студенты и выпускники Лит­института.

Но новые именно для «Нового мира» авторы – это же, подчеркну, не обязательно и не в первую очередь молодые литераторы, тем более дебютанты. Мы всегда отмечаем в справке об авторе, если он публикуется в нашем журнале впервые. А почему он раньше у нас не публиковался? Да по-разному бывает. В других изданиях публиковался. Вот из последних наших именно таких, поэтических, публикаций назову: Любовь Чиканова и Елена Михайлик.

– А вообще толстый журнал сегодня служит посредником между автором и читателем, автором и издательством? Способна ли публикация в «Новом мире» сделать имя литератору и, если да, каков может быть резонанс этого имени? Помните ли вы такие случаи в своей редакторской практике?

– Все крупные прозаические вещи Дмитрия Данилова (начиная с «Горизонтального положения»), многие стихи и все его пьесы (начиная с «Человека из Подольска») были напечатаны именно в «Новом мире». Разумеется, он и без нас стал бы известным и востребованным современным литератором. Но получилось так. Некоторая без ложной скромности заслуга «Нового мира» в этом есть.

– Андрей Витальевич, не так давно аудиторию потрясла ситуация с попыткой Русской православной церкви «отвоевать» историческое здание «Нового мира», в котором редакция располагается со времен Твардовского. Как ситуация разворачивается сейчас? Остались ли вы в прежнем здании?

– 23 сентября состоялся теперь уже кассационный суд, следующее заседание назначено на 22 октября. Когда я отвечаю на ваши вопросы, ситуация такая: государство в лице Департамента имуществ Москвы и Росимущества обязано предшествующим судебным решением первой инстанции передать Финансово-хозяйственному управлению РПЦ подъезд (в дореволюционном здании), где исторически с 1964 года располагался и располагается «Новый мир». (Не случайно и памятник А.Т.Твардовскому поставили именно на Страстном бульваре, то есть недалеко от «Нового мира».)

Мы в этих процессах не ответчик и не истец, мы третья сторона, но нас смена собственника, понятное дело, непосредственно затрагивает и тревожит. Извините за занудство, но как мы писали в одном из наших обращений к властям: «Федеральным законом №327‑ФЗ запрещено передавать в собственность религиозной организации помещение, в случае если оно находится в здании, не относящемся к имуществу религиозного назначения. (Согласно техническому паспорту на здание истребуемое помещение находится в четырехэтажном здании, тип здания – учрежденческое.) По нашему мнению, суд, вынося решение по делу №А40-127162/19-122-1100, дал слишком расширительное толкование закона, указав, что доходные дома относятся к объектам религиозного назначения. Указанное помещение имуществом религиозного назначения или имуществом, предназначенным для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующим с ним монастырский, храмовый или иной культовый комплекс, не является».

Посмотрим, что решит кассационный суд. Выше него Верховный суд.

– Редакция «Учительской газеты» тревожится за судьбу «Нового мира» и желает благополучного разрешения ситуации. Но затронем тему прошлого. Вы учились в Литературном институте в семинаре Евгения Винокурова. Какие воспоминания у вас оставил Евгений Михайлович как педагог?

– Я ему очень благодарен и часто его вспоминаю, потому что в начале нулевых сам неожиданно оказался в его роли – руководителя семинара поэзии в Литинституте. Но с тех моих студенческих времен не просто многое изменилось, изменилось буквально все – культурный контекст, место литературы в общественном сознании, типология абитуриентов и студентов, законы о высшем образовании и т. д. Я вообще мало склонен к ностальгии по прошлому, я живу сегодня, и мне приходится решать сегодняшние, а не вчерашние проблемы.

– Кстати, о высшем образовании. Имеет ли сейчас смысл Литинститут в качестве первого образования? Что посоветуете родителям, задумавшимся о литинститутском обучении своего чада?

– К сожалению, в результате реформ высшего образования в России, а именно общих правил, обязательных и для особенного, творческого вуза, Литературный институт превратился в место первого высшего гуманитарного образования для вчерашних школьников (в большинстве своем девушек). Хорошего образования – для тех, конечно, кто хочет и может его, хорошее образование, взять. Но! Вчерашние школьники, проучившись пять лет, выпускаются как раз в том состоянии, в котором им бы надо было поступать в наш особенный институт. Было бы идеально, если бы абитуриенты (а соответственно, студенты и выпускники) были в среднем ну хоть на три-четыре года старше, чем сейчас, но увы. Это проблема и для других творческих вузов.

Конечно, в условиях теперешнего вынужденно-дистанционного обучения и неясных эпидемиологических перспектив то, что я сейчас сказал, уже не столь важно – новая ситуация, новые сложности, новые тревоги.

– В одном из недавних опросов вы говорили, что за последнее время потеряли способность следить за новейшей словесностью в силу кризиса культурного перепроизводства. Карантинные времена вернули вам эту возможность? Что бы посоветовали читателю из новейшей литературы – не обязательно той, что публикуется на страницах «Нового мира»?

– Как ни странно, карантин не дал мне больше времени для чтения. Дела, дела.

Пользуясь случаем, хочу обратить внимание читателей – педагогов, студентов – на открытые конкурсы коротких (до 7 тысяч знаков с пробелами) эссе о русских классиках, которые регулярно проходят на сайте «Нового мира». Победители публикуются в бумажном журнале, вот в этом году – о Евгении Боратынском (№4), об Афанасии Фете (№7), о Сергее Есенине (№10). Сейчас как раз проводится бунинский конкурс, результаты будут в декабрьском номере.

Из не новомирского и неожиданного хочу назвать два коллективных поэтических сборника, выпущенных екатеринбургским издательством «Кабинетный ученый»: «Когда мы были шпионами» и «Некрасивая девочка. Кавер-версии».

– Еще одна часть вашего личного бренда – ваши страницы в соцсетях, ежедневно пополняемые самыми разными ссылками на новости литературы и культуры. Как профессионал, так и специально не интересующийся литературой человек способен узнать много интересного из ваших постов в Фейсбуке. Для чего это делаете – не только ведь ради блага человечества? Есть ли тут стремление к взаимному пиару (что в ответ будут постить ссылки, связанные с «Новым миром») и чувство собственной необязательности как пишущего человека? По моим ощущениям, последнее часто сподвигает к культуртрегерству…

– Взаимного пиара нет, и я на него не рассчитываю. Я все равно слежу за разнообразной периодикой для себя (и для моей новомирской рубрики «Периодика»), а поскольку я в любом случае слежу, читаю в Сети, то дать ссылку для других мне нетрудно. Это побочный эффект моих собственных интересов.

– Вы редко пишете стихи, но сборники издаете часто. В этом году вышла ваша книга «Обновление устройства», в которой вы проявляете себя как яркий, узнаваемый поэт со скептическим вектором мышления. А каков Андрей Василевский за пределами литературы – стихов, журнальной работы, преподавания? Как проводите время, не занятое профессией?

– У меня нет времени, не занятого профессией, – «Новый мир», Литинститут, форумы молодых писателей и прочее. У меня нет разграничения на время рабочее и нерабочее. Я всегда так или иначе работаю, даже если со стороны это видится иначе. Я много лет не был в отпуске, но я так привык.

Если у меня образуется краткое свободное время как необходимый перерыв между разными моими работами, я смотрю сериалы (не российские). Как писал Станислав Лем, массовая культура не наркотик, а анальгетик. Воистину так.

 

Досье «УГ»

Андрей Василевский родился в 1955 году в Москве. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького в 1985 году. С 1976 года работает в журнале «Новый мир», c 1990 года – ответственный секретарь журнала, с марта 1998 года – главный редактор. С 1976 года постоянно выступает на страницах самых разных периодических изданий со статьями, рецензиями и заметками о литературных новинках, литературной ситуации в целом. Наибольшая журналистская активность приходится на конец 80‑х – начало 90‑х годов. Член жюри (Литературной академии) премии «Большая книга». Автор нескольких поэтических книг. Лауреат Премии Правительства РФ в области СМИ за 2015 год.

 

Борис КУТЕНКОВ


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt