search
main
Топ 10
Школьницу из-за трех баллов на ЕГЭ лишили золотой медали: девочка 11 лет была отличницей Врач из Китая рассказал, сколько яиц нужно съесть в неделю, чтобы снизить холестерин в крови После выпуска – контракт: в Госдуме предложили разрешить выпускникам школ идти служить по контракту в армию Погасла звезда «Ласкового мая»: с культовым певцом Юрием Шатуновым простятся 26 июня 2022 года Единственная выпускница Сахалинского села получила аттестат Неточность в ЕГЭ: мама школьницы убеждена, что формулировка в задании может оставить ее дочь без медали Как влияют баллы ЕГЭ на получение золотой медали в 2022 году Гости из космоса: японские ученые показали фото и видео с изображением НЛО В Рособрнадзоре дали выпускникам подробную инструкцию, как узнать результаты ЕГЭ Бывшая балерина рассказала, как сделать ноги стройными, не изнуряя себя тяжелыми тренировками

Выпускники школ считают, что «Войну и мир» написал Лермонтов

О проблеме детского чтения говорят уже давно, и эта обеспокоенность имеет под собой основания. Данные опроса ВЦИОМ свидетельствуют о том, что дошкольникам регулярно читают книги только 10% родителей, а школьникам – только 0,2% пап и мам. Читающих детей в классе все меньше и меньше. По словам учителя русского языка и литературы петербургской гимназии №587, заслуженного учителя РФ Галины Юдиной, если раньше «литературоежек» было не меньше 20-25 человек, то сейчас всего 5-6. В результате от выпускников можно услышать такую фразу: \”Лермонтов написал роман \”Война и мир\”, где рассказывает о блокаде Ленинграда\”.

Как заметила Галина Юдина, учителя со своей стороны делают все, чтобы привить детям любовь к чтению, но с каждым годом ситуация ухудшается, часов на изучение литературы в школьном расписании катастрофически не хватает. «Как за три часа можно дать весь двадцатый век в 11-м классе?» – возмущается Галина Юдина. – Это же вся возвращенная литература, все, что было в подполье… И как это все за отведенное время изучить?» Решение проблемы детского чтения во многом зависит от политики государства, уверена педагог с 35-летним стажем.

С другой стороны, по мнению заведующего кафедрой литературы и детского чтения Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства Валентина Головина, не следует сгущать краски. Проблема детского чтения стояла и десять лет, и сто лет назад. Однако и при снижающемся интересе к чтению есть позитивные моменты. Например, вот уже почти двадцать лет как существует такое явление, как детская читательская мода. До этого в течение многих десятилетий мы ориентировались на то, что читали бабушки, которые свой читательский опыт передавали мамам, а мамы в свою очередь говорили, что читать детям. То есть существовал на 70 процентов определенный устойчивый круг чтения, предполагающий периодические «вливания» в виде ряда произведений современных авторов. Сегодня абсолютно иной состав авторов, иная шкала авторитетов, и поэтому юный читатель начинает выбирать, ориентируясь уже на других советчиков.

Переживания по поводу снижения продаж книг, на взгляд Валентина Головина, беспочвенны, поскольку в то же время повышаются продажи книг электронных. Кроме того, самое серьезное социологическое изучение детской читающей аудитории России проводилось в начале 1970-х годов, а затем были лишь поверхностные исследования.

\”Опросы проводил и наш вуз. Мы получили, казалось бы, парадоксальные итоги: все говорят, что дети не читают, но, во-первых, они читают, а во-вторых, не то, что мы думаем\”, – утверждает Валентин Головин.

Эксперт считает, что проблема на самом деле в том, что взрослые отошли от круга чтения детей, и не понимают, какие книжки на самом деле им необходимы и полезны. Как пример можно привести недавно вышедшую шведскую книжку о том, как дети хоронят животных. В Швеции она была воспринята совершенно нормально и очень нравилась ребятам. В России же поднялась буря: пропагандировать детям смерть нельзя…

С появлением нового закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, вопрос цензуры станет еще более острым, заметил Валентин Головин. Он убежден, что цензуры не должно быть никакой – ни идеологической, ни политической, ни педагогической. Как только цензура входит в какую-либо среду, она ее губит. Сначала будут исправлять тексты классиков, чего нельзя допускать, а потом начнутся запреты.

Другая проблема, по мнению Головина, заключается в том, что у детей падает уровень литературной образованности, уровень понимания текста. Например, строчку \”Бразды пушистые взрывая…\” современные ученики воспринимают очень своеобразно. Тот же «Дед Мазай и зайцы» – все его толкуют так: дедушка спасает зайцев. Но в произведении есть фраза «вдов он, бездетен, имеет лишь внука». Попробуйте-ка в ней разобраться? В произведении есть и ярмарочная поэтика, дед Мазай ворует дрова и честно в этом признается, честно пересказывает два мюнхаузеновских анекдота, но это замечательный текст. И именно поэтому он нравится детям, а не только потому, что персонаж спасает зайцев. Когда его читал ребенок XIX века, он чувствовал этот ярмарочный язык. Современному школьнику его понять трудно. Поэтому вопрос толкования текста, его понимания – одна из составляющих проблем детского чтения. Трансляция культуры текста и его понимание может быть даже более важная проблема, чем вопрос: читают или нет. Важно учить школьников толкованию текста.

По мнению заведующей кафедрой филологического образования Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования Марии Багге, проблема детского чтения кроется в самих взрослых. Необходимо, чтобы в семье взрослые вместе с детьми устраивали домашнее чтение: хотя бы на один час в день освобождались от компьютера, телевизора и читали. Пока же родители во время отдыха предпочитают смотреть футбол или сериалы. Дети же просто берут с них пример.

В то же время эксперт подчеркнула, что развитию интереса к чтению способствует… ЕГЭ по литературе. Во всяком случае, сдать экзамен без знания программного текста невозможно. Более того, ЕГЭ заставил перечитать школьную программу всех учителей, которые его проверяют, и тех учителей, кто, прочитав школьную программу еще в вузе, больше к ней не возвращались. По словам Марии Багге, жаль только, что ЕГЭ по литературе сдают только 4 процента учеников. Если бы его сдавали 100 процентов школьников, то ситуация с чтением среди старшеклассников изменилась бы в лучшую сторону за очень короткий срок.

Фото Ольги Максимович

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте