Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Светлана Потапова, Великий Новгород: Поможет ли студентам педвузов оцифрованное общение с детьми?.

Дата: 11 ноября 2014, 16:07
Автор:

Компьютерная игра не выявит пробелов в знаниях студентов. В школу сейчас все чаще приходят выпускники вузов, уверенно чувствующие себя в классе, лидеры по натуре, но двоечники по уровню знаний. И школа их берет. Потому что других нет.

Вчера многие СМИ облетела новость: уже в

начале 2015 года студенты Московского городского психолого-педагогического университета получат компьютерный симулятор преподавателя математики для первоклашек. Педагогические навыки студенты будут отрабатывать на виртуальных учениках. В игре будут «отличники» и «двоечники», ситуации опоздания в школу и пропуска занятий. На создание симулятора потратят порядка 7,5 миллионов рублей. Другие педагогические вузы также рассматривают возможность тестирования студентов на виртуальных школьниках.

Любопытным мне показался комментарий к событию руководителя  робототехнического центра фонда «Сколково» Альберта Ефимова:

– Тем, кто выбирает правильный вариант, начисляются баллы, согласно педагогическим стандартам. На самом деле, все типовые ситуации в школе можно оцифровать и перенести в игру.

Вот как! На ум приходит цитата классика:

– Это все равно что прикнопить к бумаге солнечный зайчик!

– Никаких зайчиков! Все напишут, что счастье в труде!

Оцифровать общение с детьми вполне возможно, уверяет нас робототехник. Пусть компетентный. Но имеющий один недостаток – он не учитель.

Все, кто когда-то был или по сей день является учителем, несомненно, помнит свой первый урок. Не то, что преподавалось, скорее всего, но собственные ощущения. Свой уверенный взгляд вперед и не видимую никому дрожь в коленках. Расплывающийся в невесть откуда взявшемся тумане незнакомый класс, вставший за партами в тот самый трудный момент, когда перемена уже кончилась, а урок еще не начался, и многие еще говорят и оборачиваются друг к другу: живой колышущийся океан планеты Солярис, еще с тобой не заговоривший…

Я два года была учительницей начальных классов. В течение первого полугода  я тихо сердилась на мальчика, который на каждом первом уроке вставал из-за последней парты и что-то высматривал впереди. Все дети на шалуна оборачивались, первые десять минут урока были на грани срыва. Я говорила с мальчишкой после уроков, он свою причуду никак мне объяснить не мог. Непонятное выяснилось после одного из родительских собраний. «Он ведь в Вас влюблен», – сказала мне по секрету мама мальчика. – И каждый раз, знаете, встает и смотрит на первом уроке, какие на вас сегодня туфли – красные, черные или белые…

Можно такое смоделировать?!!

Нет, тренироваться на виртуальных школьниках, я считаю, тоже можно: есть же действительно стандартные ситуации. Но с этой технической новинкой связано одно огромное НО.

Это «но» – катастрофически сократившееся число часов на студенческую педагогическую практику. Реальную. В реальных школах. С реальными учениками.

– Света, с момента, когда ты училась у нас в вузе, педпрактика сократилась чуть ли не в четыре раза, – призналась мне недавно декан моего факультета. – И к тому же резко упало качество подготовки приходящих учиться на учителя выпускников школ. Какими станут учителя в ближайшем будущем – страшно подумать!

Какими они могут быть, на мой взгляд, ярко иллюстрирует эпизод, который мне рассказала подруга – преподаватель педвуза, недавно присутствовавшая на уроке студентки факультета начальных классов. Эпизод из серии «Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно…»

– Какая это буква???

Начинающая учительница грозно нависла над малышом. Он силится понять, что от него хочет грозная тетя.

– Это буква «эм», – робко говорит ребенок.

– Неправильно! – Сердится студентка. – Какая, какая это буква???

– «Эм», – чуть не плачет мальчик. Он не понимает, почему неправ – ведь это действительно «эм».

Мучения длятся минуты три-четыре. Наконец учительница снисходит до подсказки:

– Неправильно!  Это согласная буква!

Вот что, оказывается, хотела тетя. Но пытка не закончена.

– Ну, а теперь ответь – КАКАЯ это буква? – Продолжает учительница-студентка.

Мальчик вытаращивает глаза и в ужасе смотрит на злополучную букву «эм». Теперь-то что от него хотят?

Де жа вю у малыша проходит только, когда выясняется, что:

– Это твердая буква! (Так вот что теперь от него хотели… Кстати, учительница ошибается: твердым может быть только звук, а не буква).

Этот великолепный урок заканчивается эпически.

– Дети, проговорим, как надо правильно говорить, – командует учительница, и звонко произносит:

– До свиданиЕ!!!

Только реальная практика может дать понять тебе самому, верно ли ты выбрал профессию. Раньше после первых уроков на студенческой педагогической практике всегда находилось некоторое число студентов, которые осознавали, что школа не для них. Часть из них уходила. Они сберегали свое время для того, чтобы обрести другую профессию. Экономили государственные деньги, выделенные на их обучение. И освобождали места для тех, кто действительно может и должен быть учителем. Теперь и без того мизерные часы реальной студенческой практики перенесены на последний год обучения в вузе. Поздновато для судьбоносных перемен…

Компьютерная игра не выявит пробелов в знаниях студентов. Как мы видим на примере, описанном мной выше, сейчас в школу все чаще приходят выпускники вузов, уверенно чувствующие себя в классе, лидеры по натуре, но двоечники по уровню знаний. И школа их берет. Потому что других нет… Но это уже более глобальная проблема…


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt