search
Топ 10

Студенческое общежитие класса “люкс” – это реальность

Как известно, для успешного обучения в вузе мало в него просто поступить, нужно иметь возможность ещё и на что-то жить от сессии до сессии. А с этим есть реальные проблемы: стипендия в среднем по стране – 1200 рублей, а прожиточный минимум официально определён в 7095 рублей. Явная нестыковка!

Проблему студенческих общежитий в последнее время в СМИ обсуждают довольно часто. Причина – жалобы на резкое повышение платы со стороны вуза. Вызвано это якобы тем, что в новой редакции Закона “Об образовании в РФ” отсутствует норма о том, что стоимость общежития не может превышать 5% от стипендии, как это было раньше.

В связи с этим Общественная палата Российской Федерации с 1 сентября этого года решила провести мониторинг условий проживания студентов в общежитиях государственных вузов. Поначалу речь шла именно о ценах, но, как оказалось, проблема гораздо шире. Люди жалуются на плохое отопление, наличие грызунов, клопов, тараканов, на обветшалые и грязные стены и потолки, на отсутствие горячей воды, на присутствие в жилых корпусах посторонних, которым почему-то сдают комнаты…

При этом, однако, наблюдается весьма характерная картина: возмущаясь анонимно, студенты крайне неохотно соглашаются высказать свои претензии лично, на камеру, потому что боятся репрессий со стороны администрации вуза. И это не абстрактные опасения – в некоторых учреждениях с учащимися уже провели “разъяснительную работу”, предупредив, что если кто пожалуется, то лишится места в общежитии (классическая советская формула “не нравится – ищите лучше!”) или у него будут проблемы с учёбой.

Подтверждением тому служит позиция некоторых ректоров, которые очень болезненно отреагировали на появившиеся в прессе данные о наличии у их студентов тех или иных вопросов относительно условий проживания. Многие тут же заявили, что это, во-первых, ложь и клевета, информация не соответствует действительности, кто-то умело использует её в политических целях; во-вторых, если даже какие-то мелкие проблемы и существуют, не стоит делать из мухи слона, бросая тень на всё остальное; а в-третьих, студенты сами виноваты – кто же ещё привёз в общежитие этих самых клопов и тараканов?

Нередки случаи откровенного шантажа, когда студентам открыто заявляют: да, корпус не ремонтировался уже 20 лет, да, штукатурка обвалилась, в стенах трещины, в окнах щели, трубы прогнили, но ведь если мы сейчас начнём ремонт, вам придётся искать, где жить, так что выбирайте – либо грязная комната с тараканами за 2-3 тысячи рублей в месяц у нас, либо 15-20 тысяч у частников!

Конечно, вряд кто из ректоров специально проводит такую политику, чтобы студентам жилось как можно хуже, и существующие проблемы скорее всего вызваны вполне объективными факторами. Например, по словам первого проректора Российского государственного геологоразведочного университета Евгения Кушеля, деньги, которые Минобрнауки выделяет специально на поддержку общежитий, приходят с большим опозданием, к тому же, эта сумма покрывает лишь треть реальных затрат, остальное вузу приходится где-то изыскивать. Кроме того, говорит Евгений Семёнович, в своё время Росимущество без объяснения причин передало один из корпусов общежития РГГУ третьим лицам, и теперь там проживают гастарбайтеры. Мало того что вуз лишился жилых площадей, так теперь эти граждане, находясь под боком у университета, создают криминогенную напряжённость.

Банальная нехватка жилья – проблема, с которой очень трудно справиться, считает проректор МГТУ им. Баумана Борис Падалкин. За последние 20 лет в Москве почти не строят общежитий, поскольку все усилия сосредоточены на возведении жилых домов и офисов. Вузам же перепадают жалкие крохи. Что делать, если администрация вуза в состоянии обеспечить жильём не более половины своих студентов? “Конечно, можно было бы организовать аукцион, чтобы места достались тем студентам, кто больше заплатит, – говорит Борис Васильевич. – Но мы принципиально против этого, поэтому держим плату на уровне всего лишь 550 рублей в месяц, зато даём места только тем, кто этого достоин, кто лучше успевает в учёбе. Поэтому студенты заинтересованы хорошо учиться, ведь если что, можно легко лишиться места, и это сильно ударит по финансам, так как придётся снимать комнату или квартиру на стороне”.

Впрочем, как оказалось, в других городах, где цена квадратного метра жилья гораздо ниже, чем в столице (а может, там к делу подходят более творчески), руководство вуза предлагает своим подопечным целый ряд вариантов, в зависимости от платёжеспособности клиента – от бюджетного до элитного. Скажем, во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса студенты за 2000 получают стандартный вариант комфортности, а за 10000 – повышенный: одноместные полностью оборудованные всем необходимым номера, которые обслуживает горничная. “Все номера подключены к сети Интернет, общежития соединены крытыми галереями с корпусами университета, есть даже эскалатор, – рассказывает ректор ВГУЭиС Геннадий Лазарев. – А количество мест позволяет предоставлять жильё и студентам из других вузов Владивостока. И, что интересно, они готовы платить за всё это, поскольку гостиница стоит гораздо дороже, а предложенные удобства того стоят”.

Дифференциация мест в общежитиях по степени комфорта есть и в других городах, причём закономерность налицо: студенты (или их родители) готовы выкладывать суммы, гораздо выше стандартных, если они точно знают, за что именно платят, и видят, что это действительно стоит именно столько. Однако возможность выбора опять же предоставлена далеко не всем, и нередки ситуации, когда студент готов довольствоваться минимумом услуг, решив сэкономить на остальном, но с него всё равно пытаются взять по максимуму.

И вот здесь уместно вспомнить про роль студенческих советов, о которых в последнее время, особенно в разговорах о необходимости построения гражданского общества, говорят всё чаще. Увы, этот орган общественного управления зачастую существует лишь формально, никакой власти не имеет, а людей туда назначают приказом руководства. Такие марионеточные студсоветы ничего не решают и полностью поддерживают все решения администрации вуза.

Именно поэтому Общественная палата выступает за возрождение процедуры независимых выборов председателя студенческого совета и предоставление этому органу определённых полномочий. “Студсовет должен стать промежуточным звеном между общественностью и администрацией, он должен информировать руководство обо всех существующих в общежитии проблемах, следить за тем, как они решаются, – считает директор Департамента госполитики в сфере воспитания детей и молодежи Минобрнауки РФ Александр Страдзе. – С другой стороны, члены студсовета должны проводить разъяснительную работу с учащимися, рассказывая подробно о тех изменениях, которые касаются условий проживания. Ведь зачастую многие жалобы связаны с обычным незнанием и непониманием происходящего. Повысили стоимость, значит, это по умолчанию плохо. А то, что параллельно вуз предоставил студентам ряд дополнительных услуг и что теперь вы имеете выбор, пользоваться ими или нет, это знает не каждый. Кроме того, раньше была фиксированная цена за общежитие. Теперь, в условиях повышенной энергоэффективности, вуз устанавливает в общежитиях счётчики, и люди платят за тот объём воды, электричества и тепла, который они потребляют. Это тоже сказывается на размерах оплаты. И об этом надо рассказывать!”

В целом же, по мнению заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов РФ Ирины Плещеевой, стоит рассмотреть вопрос о включении пункта о состоянии общежитий в перечень критериев мониторинга эффективности вузов. Это вполне логично, потому что вуз, который при всех прочих отличных показателях допускает проживание своих студентов в комнатах с клопами, тараканами и крысами, вряд ли может считаться эффективным. И тут, вполне возможно, Общественной палате стоит подумать о создании своего собственного рейтинга (или антирейтинга) вузов по наличию/ отсутствию у студентов претензий к общежитиям.

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту