Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Обратная связь

Санкции по адресу

Жизнеспособна ли новая модель аккредитации вузов?
Учительская газета, №28 от 13 июля 2021. Читать номер
Автор:

Отклик на статью «Рособрнадзор предложил новую модель аккредитации вузов» в №23 «Учительской газеты» за 8 июня 2021 года

Безусловно, вопрос о критериях, учитывающих специфику аккредитации педагогического вуза, давно назрел. На мой взгляд, очень важно то, что рабочая группа, второй год разрабатывающая эти критерии и механизмы аккредитации, включает в себя представителей Рособрнадзора, Минпросвещения и Минобрнауки, а также экспертов из широкого педагогического сообщества. Это поможет снять противоречия в процедурах оценки и требованиях различных проверяющих вузы ведомств и устранить пункты, позволяющие разночтение.

Бессрочность аккредитации и нацеленность на оценку качества подготовки обучающихся вполне можно считать преимуществом. Но вот снизит ли это документооборот и уменьшит ли бумажную и электронную отчетность, будет понятно только после апробирования новой модели на практике. Надеюсь, после этого этапа будет произведена соответствующая коррекция рабочей группой.

Хотелось бы сказать о критерии «трудоустройство выпускников». Он учитывался и в старой модели аккредитации. Сбор подобных сведений в вузах, имеющих долгую историю, в таких городах, как провинциальный Великий Новгород, труда не составляет. Наши выпускники оставляют все свои контакты, с администрациями школ, где они работают, всегда есть прямая связь, работодатель активно участвует в обсуждении и актуализации основных образовательных программ по направлениям и профилям подготовки, делает заказы на темы выпускных квалификационных работ и студенческих проектов. Все это внесено в документированные процедуры вуза.

Наши выпускники активно участвуют в экспертных общественных объединениях. Проблема тут скорее в том, что показатель трудоустройства связан больше с оплатой педагогического труда, а не с качеством подготовки выпускников. За последние пять-шесть лет это основная причина работы не по специальности, которую указывают в наших анкетах бывшие студенты. На втором месте переезд в более обеспеченный регион и отсутствие там вакантных мест по профилю подготовки. Поэтому при усовершенствовании данного показателя аккредитации хотелось бы, чтобы проверяющие органы мониторили и причины снижения его значений. Сделать это через телефонную, электронную или почтовую связь, как показывает практика, совсем не сложно.

Положительным моментом в новой модели аккредитации, на мой взгляд, является решение применять санкции при выявленных нарушениях к направлениям или даже к профилям подготовки, в которых и были выявлены нарушения. Для небольших регионов с острой нехваткой педагогических кадров санкции по отношению к укрупненным группам подготовки стали бы ударом.

Балл ЕГЭ при поступлении тоже спорный показатель. Студент выбирает вуз, учитывая не только качество подготовки в нем и его престижность, но и возможность дальнейшего трудоустройства и условий жизни в том или ином регионе. А оплата труда педагога по-прежнему отличается в регионах дотационных и нефтяных, столица тоже финансируется отнюдь не по остаточному принципу.
Федеральные программы по профориентации, например такие, как «Билет в будущее», работают против демографии небольших регионов и способствуют утечке выпускников школ с высоким баллом ЕГЭ в престижные вузы страны и мира, а вовсе не направлены на решение кадрового обеспечения в глубинке и развитие провинциальных вузов. В такой централизации вузовского образования есть, конечно, выгода для государства, но специфику регионов при подготовке она не учитывает и кадровый голод в них не удовлетворяет. Если централизация вузовского образования – это политика государства, то отслеживание среднего балла ЕГЭ при поступлении – это скорее фиксация заданных процессов в системе образования, а не свидетельство качества подготовки и престижности вуза.

В оценке качества кадрового состава вуза тоже есть проблемные показатели. Например, такой критерий, как «процент работодателей, принимающих участие в реализации основной образовательной программы». Сама идея просто отличная. Это и живая связь вуза и производства (в нашем случае связь педагогического вуза с образовательными организациями), и максимальная приближенность теории к практике, и возможность быстро реагировать на запросы времени. Но, с одной стороны, стандарт диктует нам этот показатель, а с другой – условия для его выполнения вузу создать очень сложно, потому что, как правило, грамотный работодатель востребован на основном месте работы. Например, завучу школы совмещать свою основную деятельность с работой со студентами сподручно разве что в том случае, если он берет руководство практикой или проектной деятельностью на базе своей школы. Если завуч будет читать лекции в школе для студентов, то это также неудобно. Трата времени на переезд, сбой в расписании, стоимость проезда…

Далеко не каждый вуз может обеспечить студентов бесплатным или хотя бы льготным проездом. Присутствие студентов в школах или центрах дополнительного образования требует расширения аудиторного фонда. Работа в экзаменационных комиссиях – это уже проблема для наших партнеров. Уж очень большая занятость у наших работодателей, от которой их никто не освобождает с учетом наших потребностей. И дело тут даже не в оплате труда, а в отсутствии заданной мотивации для школ. Например, если бы в школьных стандартах в требованиях к реализации школьных основных образовательных программ было прописано участие учителей и администраторов в жизни вуза, тогда заинтересованность была бы взаимной.

Ольга ТИМОНИНА, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики и методики начального образования Института непрерывного педагогического образования НовГУ, Великий Новгород


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt