search
Топ 10

Они все еще собираются раз в год, хотя после окончания школы прошло уже лет восемь. Покупают ящик пива. Маринуют мясо на шашлыки и отправляются к кому-нибудь на дачу. Разговоры все те же, что и год назад, и два: у кого какая работа, какая машина, кто женился-развелся, чьи дети в первый класс уже пошли, кто в Америку эмигрировал. Не спрашивают они только друг друга, кто сколько зарабатывает – это табу. Зато девчонки перемеряют кофточки, жакеты, куртки, шубы друг друга, и тут полная свобода для вопросов: а где купила, за сколько, как стирается и в самом ли деле это настоящая Нина Ричи или польская подделка. Класс у них был отличный – дружный, никаких группировочек и кланов. Двенадцать пацанов и тринадцать девчонок. Учились все по-разному, но отпетых лентяев не было. Как и круглых отличников. Но в университеты-институты все поступили. Работу тоже все сумели найти, а Сергуня, так его в школе называли, даже стал комментатором на одном из телевизионных каналов и каждую неделю мелькает на экране, рассказывая, что хотел в самом деле сказать Ельцин или Лукашенко. Когда шашлыки уже съедены, пиво выпито и все новости за прошлый год узнаны, обычно они начинают вспоминать школу. Как химичка на каждом уроке отправляла Олега Матюнина в дальний угол, чтобы не подсказывал. Как Слава Афанасьев довел Маргариту Алексеевну своим заявлением, что согласно Конвенции о правах ребенка она должна уважительно относиться к ученикам, не кричать на них и называть только на вы, и как Славу потом к директору вызывали, стыдили, что вымахал два метра, а ума не набрался – ведь скоро выпускные экзамены и аттестат получать, вот тогда и надо будет вспоминать о Конвенции и всяких там ООН. Но чаще всего вспоминали о том, как однажды в класс пришла англичанка и сказала, что есть возможность поехать в лагерь на море, в Сочи, на целый месяц совершенно бесплатно. Класс взорвался, ребята запрыгали, девчонки завизжали, а Серега, нынешний комментатор, подбежал к англичанке и чмокнул ее в щечку. Она стояла довольная и наслаждалась произведенным эффектом. “С утра будем заниматься английским на специальных курсах, прогуливать запрещается, а после обеда – отдыхать “. Даже это условие все приняли с восторгом. Море было теплым, вода соленой, небо чистым, фрукты сладкими, кока-кола холодной. Занятия скучными. Вели их какие-то американские миссионеры, рассказывали о своей церкви, о том, как важно служить Богу и т. д. Никто всерьез эти занятия не воспринимал. Каникулы пролетели быстро. Английский улучшился. Кое-кто даже вес нагнал. Обещали на прощание своим американским преподавателям найти их в Москве, заглянуть на их воскресные собрания. Но, вернувшись в столицу, забыли о своих обещаниях, тихо-мирно продолжали учиться, пока не закончили школу. Однажды, года три назад, Сергей, тогда еще студент престижной академии, брел по Тверской, не зная, чем себя занять полчаса до деловой встречи: то ли пива попить, то ли в “Академкнигу ” зайти, как вдруг увидел Светку. Светка не была первой красавицей в их классе, но почему-то все мальчишки в нее влюблялись, и даже несколько драк из-за нее случилось. “Ты как? ” – она посмотрела на него серыми бездонными глазами, в которых зияла пустота. Он испугался и тут же переспросил: “Ты как? ” – “Помоги нашей церкви. И Бог тебе поможет. Купи рождественские открытки “,- и она развернула перед ним альбом. “Ты чем занимаешься? Я тебя уже три года не видел. На наши сборища ты не являешься. Мы сто раз отцу оставляли послания “. Она смотрела на него все теми же бездонными глазами: “Ты нам очень поможешь, если купишь “. Он понял, что она его не слушала и не слышала. “Бог оценит твою помощь, он наградит тебя “. Сергей не знал, как себя вести дальше. Он посмотрел на открытки, вспомнил, что у него в кармане всего червонец и отказался. Светка уже обращалась к другому молодому человеку: “Помогите нашей церкви… ” Больше Сергей ее не видел, а через полгода мать, вернувшись из магазина с заплаканными глазами, сказала ему, что видела светкину мать и Светки больше нет – ее убили. Кто, как – выяснить не удалось, но мать думает, что это те же люди, с которыми она связалась в последнее время, из какой-то секты…

Когда они собираются попить пива, шашлыков поесть, о прошлом потрепаться, Серега каждый раз мучается: сказать им или нет, какую цену...

Сегодня в “Эпицентре” – гражданская позиция ваших учеников. Это отрывки из сочинений, присланных на Всероссийский конкурс, организованный нашей газетой, Ассоциацией “За гражданское образование”, Союзом правых сил – “Если бы депутатом был я…”. 554 старшеклассника, размышляя о времени и о себе, об образовании и власти, уже сегодня предлагают нашему государству, будущим депутатам Госдумы свой взгляд не только на необходимые стране экономические законы, они размышляют о том, каким, по их мнению, должно быть гражданское общество, что такое демократия. 19 декабря они не будут участвовать в выборах – им еще только по 14-16 лет. Наши дети размышляют о своем будущем и предлагают нам, взрослым, подумать над их мыслями, над их предложениями, когда придем голосовать.

Мы обязаны прислушаться к ним - они наши дети. Мы будем голосовать за их будущее. Нельзя забывать, что на выборах...
Реклама на сайте