Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Место в рейтинге: повод для наказания или стимул роста?

Дата: 19 сентября 2013, 12:42
Автор:

Накануне обнародования рейтингов РИА Новости лучших школ и детских садов страны в Общественной палате РФ обсуждали способы оценки качества работы образовательных организаций. Какие виды исследований сегодня используются? Дают ли они исчерпывающую картину? Каким целям могут послужить их результаты? На эти и многие другие вопросы искали ответы те, кому не безразлично, поведет ли в сторону повышения качества образования вера в высокие показатели и первые места.

Базовые понятия

– Мы уже привыкли к рейтингам вузов и в определенной мере к рейтингам школ. Подобные способы оценки работы детских садов мы только начинаем осваивать. Думаю, всем бы хотелось, чтобы они, прежде всего, оказывали мотивирующее воздействие. Надо сделать хорошую рабочую систему оценки, которая послужит для развития учреждений образования, – отметила первый заместитель председателя Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Любовь Духанина.

Рейтингами интересуют все. Тем не менее, в сознании людей рейтинги до сих пор – достаточно загадочное явление.

– Надо не только обсуждать мониторинги, рейтинги, но и расшифровывать эти понятия, – справедливо заметил в этой связи вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов.

Действительно, нередко эти понятия смешиваются. Хотя представляют, по сути, разные вещи. По итогам мониторингов, то есть целых систем наблюдений за состоянием объекта или явлений, подкрепленных выверенной методикой, составляются рейтинги, то есть оценивается степень популярности объекта или явления. Рейтинги можно составлять на основе разных критериев, у них может быть разный заказчик (образовательная организация, ведомство и др.), они могут иметь разный охват (от одной или нескольких школ до масштабов целой страны и т.д.). Правда, непрофессиональный пользователь редко углубляется в такие детали. Естественно, тогда встает вопрос, зачем смотрят рейтинги образовательных учреждений?

– Все мы понимаем, что рейтинги изучают для формирования образовательной стратегии конкретной семьи или для развития образовательного учреждения. Было бы хорошо, если бы в этой ситуации семья и сам ребенок не оказались пострадавшей стороной, – отметила исполнительный директор Центра социальных рейтингов РИА Новости Наталья Тюрина.

Правда, за этим следует и другой вопрос – как можно принять такое важное решение, если нет понимания о том, какова методика, охват или другие параметры исследования? В частности, ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы НИУ ВШЭ Татьяна Мерцалова отметила, что такой тип рейтинга, как федеральный, может быть адекватен в нашей стране для оценки высшего, но никак не школьного образования. При выборе вуза у семей или самих абитуриентов наблюдается мобильность, они могут решиться на переезд в другой город, если узнают, что вузы там лучше, нежели в их населенном пункте. Семьи же со школьниками в основном не демонстрируют такую мобильность. Хотя, как отметил директор Центра образования №548 «Царицыно» Ефим Рачевский, такие явления, когда сначала выбирается школа, а потом снимается или покупается жилье, уже встречаются. По крайней мере, в мегаполисах.

Это достаточно серьезный шаг, и, естественно, он должен основываться на правильном решении. Принимать такие решения можно, лишь обладая \”рейтинговой культурой\”. Впрочем, это относится не только к тем, кто смотрит уже на результаты исследования, но и в первую очередь к тем, кто собирает данные и интерпретирует их.

– Сейчас наступает такой момент в оценке образовательных учреждений, – подчеркнула Наталья Тюрина, – когда необходимо сформировать культурную рамку, которая задавала бы какие-то правила для создания подобных информационно-аналитических материалов. Надо заниматься работой по созданию принципов рейтингования, институциональных механизмов сертификации методологий рейтингования и т.д.

Поддержала Наталью Тюрину и Татьяна Мерцалова:

– Нужно сформировать культуру рейтинга, а также создавать механизмы общественного управления процессом, стремиться обеспечить его качество через качество методики. Однако культура рейтинга не сводится лишь к методике. Это еще способ возникновения заказчика, открытость результатов, грамотность методов работы с результатами.

И запрос на эту открытость, прозрачность и объективность, по словам заместителя директора Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России Павла Сергоманова, сегодня есть.

Вопросы без ответов

Сказать, о том, что рейтинги часто воспринимают со скептицизмом, значит, почти ничего не сказать. Порой им безоговорочно верят, но чаще в открытую сомневаются в них. Все потому, что подходы к оценке нередко оставляют желать лучшего.

– Сегодня далеко не редкость стихийные рейтинги. Все мы знаем такие великие учебные заведения, как, например, московский лицей «Вторая школа» или школа №57. Но если вы зайдете на сайты, которые предлагают рейтинговать учебные заведения с помощью пользовательских отзывов и оценок, а они нередко сводятся к восторженным восклицаниям, то вы не увидите этих учебных заведений в топе. Они, если не в аутсайдерах, то скорее в середине. Все потому, что о них есть и положительные, и отрицательные отзывы. Такие системы, по всей видимости, призваны формировать образ справедливого измерения в общественном сознании, – отметил Ефим Рачевский.

О том, что необходимо искать баланс в оценках профессионалов и общественности, говорила и член Комиссии по науке, образованию, здравоохранению, культуре, спорту и социальной защите населения Общественной палаты Вологодской области Светлана Павлушкова:

– К сожалению, общественность подчас может воспользоваться своим правом участия и выразить свое негативное мнение в отношении определенного человека, и это скажется на управляемом им институте.

Действительно, в такой ситуации достаточно трудно отличить негативное мнение как инструмент давления на личность от справедливо низкой оценки за работу организации. Впрочем, сложности с адекватностью оценок есть и в профессиональных исследованиях.

– У нас очень тяжело что-то измерять с помощью анкет или с помощью экспертов, потому что не выработана культура честного ответа. Респонденты пытаются приукрасить исследуемую ситуацию, – продолжил мысль коллеги руководитель Московского центра непрерывного математического образования Иван Ященко.

Кстати, именно МЦНМО и представил на этой неделе перечни лучших школ страны (Топ-25, Топ-500, Топ-54) на основе следующих критериев: успешность сдачи ЕГЭ выпускниками школ и победы их учеников на региональном и всероссийском этапах Всероссийской олимпиады школьников в 2013 году.

Далеко не все согласны с правомочностью выбора этих критериев при оценке качества работы школы.

– В представленных исследованиях наблюдается вузоцентристская ориентация школ, критерии здесь вновь – олимпиады и ЕГЭ. Роль школы в достижении этих результатов – отдельный вопрос. Высокие баллы ЕГЭ и победы на олимпиадах – этому нередко учат за пределами школы, – отметил Виктор Болотов.

– В действующих условиях ЕГЭ – это инструмент, который показывает результат в стрессовых ситуациях. Необходимо менять перечень критериев. И делать это надо, в том числе потому, что рейтингуемые постепенно привыкают к критериям, – согласился и руководитель аналитической службы Российского союза ректоров Борис Деревягин:

О том, что ЕГЭ не может быть критериальной основой рейтинга говорила и Татьяна Мерцалова:

– Результаты ЕГЭ необходимо использовать в исследованиях крайне осторожно. Отказаться от него нельзя, но он не должен иметь и большой вес.

Также она затронула проблему недопустимости проведения рейтингов без учета контекста, в котором находится то или иное образовательное учреждение: крупная школа в мегаполисе и малокомплектная сельская едва ли окажутся в рейтинге достаточно близко друг к другу. Понятно, что из любого правила бывают исключения, но разницу в материально-технической оснащенности очень трудно преодолеть даже при самоотверженной профессиональной работе педагогического коллектива.

Татьяна Мерцалова вновь обратилась к типологии рейтингов и отметила, что в такой ситуации федеральный рейтинг не приведет к улучшению качества образования, потому что, например, для директора школы из Мурома качество образования в московской школе не будет являться критерием и целью.

Тем не менее, очень важно, чтобы учет контекста не стал поводом только для выявления школ-аутсайдеров без возможности повлиять на изменение ситуации. Это может создать другой перекос.

– Нам очень важно никакой системой оценки не выдать школе индульгенцию, – отметил Иван Ященко. – Чтобы школа не могла сказать: «Мы сирые и убогие, чего вы от нас хотите?».

В этой ситуации необходимо решить, инструментом чего станет рейтинг. Что надо будет делать с теми, кто занимает верхние строчки и кто плетется в хвосте. Этот вопрос подняла, в частности, Светлана Павлушкова, призвав к разумному использованию результатов рейтингов для принятия управленческих решений. Рейтинги не должны становиться поводом для перетягивания ресурсов в те школы, где и так все хорошо. Такая ситуация может произойти при непонимании задач рейтингов, поскольку есть опасность бросить все силы на улучшения в каком-либо одном учебном заведении, чтобы оно попало в рейтинг на хорошее место и принесло региону славу.

Однако, по мнению Виктора Болотова, задача у рейтингов другая – это уменьшение разрыва между лучшими и худшими. Рейтинги должны дать понимание о том, кто находится в «плохой» зоне и, возможно подтолкнуть их к выходу оттуда.

Краткий итог

Участники обсуждений этого непростого вопроса прекрасно понимали, что рейтинг – лишь один из подходов к оценке качества работы образовательных организаций. Он дает достаточно ограниченное представление о спектре тех условий, в которых находятся школы или детские сады, и это сказывается на результатах. Связано это во многом с методологией, поскольку, по словам Натальи Тюриной, среди всех ограничений, влияющих на качество рейтингов, за последние 15 лет методологические удалось преодолеть в меньшей степени. Появились хорошие специалисты, эксперты, появился навык подготовки грамотных информационно-аналитических материалов по итогам рейтингов, большую роль стали играть и современные технологий. А над методиками еще надо работать.

Пожалуй, как отметила Татьяна Мерцалова, единственное, что остается в этой ситуации, особенно если рейтинги планируется использовать как инструмент постоянной оценки качества образования, продолжать разработку методик, пилотную апробацию, чтобы выявить работающие подходы и те, что еще требуют дополнений и уточнений.

Фото Ольги Максимович


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt