search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В школьных уроках появятся видеоматериалы Единые программы по истории подготовят для российских школьников Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат Подготовлен проект приказа об изменении порядка реализации сетевых образовательных программ С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель»
0

“Ивану Денисовичу” – 50. Непарадный юбилей

Трудно поверить, что это было всего лишь 50 лет назад – в ноябрьском номере «Нового мира» за 1962-й год вышла повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Кажется, сколько уж лет нашей свободе, а всего-то полвека назад потребовалось постановление Президиума ЦК КПСС, чтобы напечатать правду о миллионах соотечественниках, живущих в прижизненном аду за «колючкой». Удивительно то, что даже Великая отечественная, на которой мы были официально и с любовью воспитаны, осталась фактом истории, а реальность «Ивана Денисовича» и сейчас до боли в желваках узнаваема.

И не потому, конечно, что тюрьмы и лагеря никуда не делись, а потому что – и это банально даже для литературоведов, не говоря уж о политологах – наша страна с тех описанных Солженицыным времен все еще, кажется, живет по законам зоны и говорит в сильной степени на ее языке. Все эти «шухер», «падла» (правда, было «падло», что зафиксировано у Александра Исаевича), «шестерка» и другие гораздо более сильные выражения сформировали наше мышление и употребляются в речи самых разных слоев общества практически без кавычек. И хотя, разумеется, законы стали куда гуманнее, и наша баланда несравнимо гуще и богаче зэковской (хотя у иных пенсионеров несильно отличается), и никакой надзиратель не гонит нас из теплой постели в двадцатиградусный мороз в голую степь, трудно отогнать мысли, что наши образы жизней похожи. И пусть по официальной статистике, лишь 21 процент россиян не доволен своей работой, однако один лишь приезд, скажем, на Курский вокзал в 8 часов утра, откроет диаметрально противоположную картину: электрички ежедневно выплевывают огромную серую, мрачную, сгорбленную заботами массу, приезжающую в столицу на любимые, надо думать, трудовые места. Мой муж по этому поводу шутит: и ведь это счастливчики, у них есть работа!

Надо ли доказывать, что законы зоны не поменялись? Одна только цитата:

«От процентовки больше зависит, чем от самой работы. Который  бригадир умный – тот не так на работу,  как  на процентовку налегает. С ей кормимся.

Чего не сделано – докажи, что сделано; за  что дешево платят – оберни так, чтоб дороже. На это большой  ум у бригадира  нужен. И блат с нормировщиками. Нормировщикам тоже нести надо.

А разобраться – для кого эти все проценты? Для лагеря. Лагерь через то со  строительства  тысячи  лишние  выгребает  да  своим  лейтенантам  премии выписывает. Тому ж Волковому за его плетку. А  тебе – хлеба  двести грамм лишних в вечер.  Двести грамм  жизнью правят. На двести граммах  Беломорканал построен».

И много еще городков, которые строили безымянные зэки. Про современные аллюзии красноречиво умолчу.

В свете последних событий, связанных с РПЦ, и последовавшим за ними разочарованием части интеллигенции в официальном православии, кажется острым еще один момент в «Одном дне». Слова Ивана Денисовича Шухова, думаю, повторили бы многие:

«Я ж не против Бога, понимаешь. В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в рай и в ад. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?  Вот что мне не нравится».

И ведь вы знаете, до сих пор еще живы если не Иваны Денисовичи, то уж Гопчики точно. Молоденькому персонажу, которому главный герой, предрек прекрасное будущее – «меньше как хлеборезом ему судьбы не прочат», сейчас может быть чуть за 80. Люди того поколения сделаны из особого закаленного материала, и из этой жизни уходить не торопятся. Тем более, что они по-прежнему не уверены, есть ли там иная жизнь, а если есть, то не похожа ли она на ту, которая в зоне?..   Фото с сайта

www.extra-m.ru

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Новости от партнёров
Реклама на сайте