Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Итальянцы в России. Непрокатное кино о самом главном

Дата: 07 апреля 2017, 14:25
Автор:

В московском кинотеатре «Октябрь» открылся двадцатый кинофестиваль итальянского кино «NICE». Его кредо – попытка возрождения нового гуманизма – сегодня снова становится востребованным. Итальянские кинематографисты во главе с директором фестиваля Вивьяно дель Бьянко привезли в Москву и Петербург авторское кино, сделанное в традициях итальянского кинематографа середины прошлого века – обращенного к человеку.

«Никто еще не подсчитал доход, который приносит миру некоммерческий кинематограф, – заметил на открытии фестиваля посол Италии Чезаре Мария Рагальини. – Он выражается не в евро или долларах, а в импульсах добра и внимания друг к другу. Наше кино возвращает человечность, без которых наша планета может превратиться в ад. Беда нашего мира в том, что у нас исчезла система проката нормальных фильмов. Я не знаю, как найти компромисс между коммерческой стороной кинематографа и его этической стороной, но я уверен, что мы все должны стремиться это сделать».

Свой тезис итальянцы подтвердили действием, открыв фестиваль драматической комедией «Как чокнутые» о том, что сумасшедший дом может стать местом спасения от зла.

Предательство тех, кого они любили, в коктейле с равнодушием тех, кто должен был бы о них позаботиться – вот рецепт нервного расстройства, которое и привело героинь этой ленты к дом, где католические монахини пытаются спасти тех, кого не хочет спасать никто. На залитой солнцем красивейшей вилле, где монахини устроили тихую обитель душевно раненых людей, аристократка Беатриче (которую блистательно играет сестра Карлы Бруни Валерия Бруни Тедески) встречает Донателлу (Микаэллу Рамаццотти). Беатрис – дама высокого стиля, воплощенное благородство, легкость ума, жажда жизни и полет во всем, настоящая Bella Donna, оставившая своего супруга голубых кровей ради полуживотного жиголо с городского дна. Любовь растоптана, и Bella Donna погибает. Биполярное расстройство не делает ее менее очаровательной, просто она лишена осторожности, ее мчит по жизни без всяких тормозов. Она легко спускает на своего возлюбленного из трущоб все состояние. Родные прячут ее на виллу для душевнобольных, где ее широкое сердце, не терпящее пустоты, выбирает себе новый объект для любви – Донателлу – годящуюся ей в дочери затравленную стриптизершу из ночного клуба, похожую на избитого, выброшенного на улицу ребенка.

Донателла неотесанна, покрыта татуировками, вдобавок погружена в тяжелую депрессию и почти не говорит. Беатрис, напротив, говорит, не переставая, причем ее мысли – синтез легкости и глубины. Одна не может жить без парфюма, у второй из косметики только зубная паста. Но истинные связи необъяснимы – любовь Беатрис совершает чудо. Донателла оживает, и в ее жизни появляется что-то, отдаленно напоминающее свет в конце тоннеля.

Эта наполненная любовью картина режиссера Паоло Вирдзи – пронзительная история искалеченых миром нелюбви и равнодушия двух женских душ, которые смогли спасти друг друга на пороге безумия и распада через сострадание друг к другу и любовь – рецепт вечный, но, увы, исчезающий.

В Италии действует цензура рынка

У фильмов, которые обращены к сокровенному миру души человека, – так называемого авторского кинематографа – проблема одна. Их мало кто видит, хотя они прекрасны. Итальянский способ борьбы за право киноискусства на встречу со зрителем – тема нашего общения с гостями кинофестиваля.

Итальянский кинорежиссер Франческо Фей, автор картины об итальянском художнике «Сегантини, возвращение к природе»:

– Существует ли система государственной поддержки проката авторского кино в Италии? Например, квотирование доли итальянских картин в общем потоке проката?

– Существует, но не так мощно, как во Франции. На практике итальянская доля в прокате не превышает 30%. И, кроме того, огромную часть фильмов, которые якобы прокатывают, на самом деле прокатывают фиктивно. Например, фильм выходит в прокат в 10 копиях. Прокат есть, но он ничтожен. Реальный прокат есть только у коммерческих лент. Есть альтернатива государственной поддержке – это независимые киносети, где даже короткометражное и документальное кино получает возможность проката.

– Эти кинозалы существуют при университетах?

– К сожалению, кинозалов при университетах в Италии не существует. Это залы, которые открывают любители кино в католических приходах. Это довольно большая сеть, которой управляют люди церкви, дающие дорогу к зрителю самым разным картинам. Например, в Милане есть кинозал «Бель Траде», независимый кинотеатр, который подчиняется церковному приходу. Там можно посмотреть фильмы, которые было бы нереально увидеть в прокате еще несколько лет назад. Но, увы, эта система альтернативного кинопроката есть только в мегаполисах, разветвленной, капиллярно проникающей всюду сети провинциального альтернативного кинопроката нет. И объемы такого проката очень маленькие.

– Если фильм хороший, но он вне традиции канонических религиозных воззрений, его покажут в этих кинотеатрах при приходах?

– В виде исключения. Просвященные миланские священники. Но это единичные случаи.

– Наши лучшие кинорежиссеры регулярно, но безрезультатно просят у правительства разработать реально действующую систему мер по поддержке российского авторского кино. Основные ожидания – это квотирование российского авторского кино, второе высшее бесплатное кинематографическое образование. Есть ли единение сил в этом направлении у кинематографической общественности в Италии? Или каждый из вас борется с судьбой в одиночку?

– Существует ассоциация «Сто авторов», в которую входят независимые режиссеры и продюсеры, и они выдвигают свои предложения. Но последние пару лет их не слышно. Однако, последние итальянские правительства показывают большую заинтересованность в поддержке национального кино. Например, был разработан новый закон о кино, который, правда, уже год как не может начать работать. В нем предусмотрен зачет налога при финансировании фильмов и другие меры поддержки итальянского некоммерческого кинематографа.

– Ваш Минкульт при финансировании авторского кино применяет цензуру?

– Государственной цензуры, я думаю, нет, есть цензура рынка. Рынок организован так, что в кинопрокат попадает только коммерческое кино. Авторское кино в сложном положении, и единственный выход для авторского кино это прокат через интернет. Специальный и платный.

– Это проект или идея?

– Это мысль. Но за ней – будущее.

– В Италии высшее образование в государственных вузах платное?

– Да, но эти суммы приемлемы и не сравнимы с американской платой за высшее образование.

– Ребенок из малообеспеченной семьи может получить высшее образование, не закладывая папин дом?

– Ему достаточно найти подработку. Оплата учебы в государственных вузах – 2000 евро в год. В частных вузах суммы намного выше. Но там другое качество образования. Например, я преподаю в государственном и частном киновузах. В государственном в основном дается теория. В частном – практика.

– Система грантов для одаренных студентов есть в государственных вузах?

– Нет, она есть в частных школах. Они молодцы, и поддерживают талантливых детей. А в государственных киношколах условия равны для всех.

– Сколько человек в классе учатся в государственной школе?

– 20-25.

– Обучение в школах бесплатное?

– Да.

– А медицина?

– Оплачивается 20% от расходов. Но или обследования приходится ждать несколько месяцев, или идти в частную клинику.

– Как обстоит дело с трудоустройством ваших выпускников?

– Непросто. В моей области – режиссуре – работы много, но денег мало. Работа режиссера обесценена, потому что люди пусть непрофессионально, но могу снимать сами, при помощи новых технологий. Выпускники сегодня зарабатывают рекламой, заказами на съемки частных клиентов.

– То есть пробиться и заниматься только кино могут немногие?

– Нужна большая удача. Чтобы заниматься любимым делом, надо зарабатывать деньги где-то еще.

– О чем ваша картина?

– О художнике, который, находясь в самом низу общества, не имея даже гражданства, смог обрести внутренюю гармонию и состояться, как человек.

– Что для этого нужно?

– Мужество и невероятная жизненная сила. И упорство в стремлении заниматься тем, к чему у тебя предназначение, страстное упорство. Мой герой посвятил всего себя творчеству, а свой мир построил в уединении с природой и женщиной, которую любил.

– Почему вас вдохновил именно этот образ?

– Я увидел его картины в музее, и они поразили меня. Я бы снял о нем не документальную ленту, а художественную. Но, увы, мне удалось найти бюджет только на документальный фильм. Это небольшая сумма, мне помогли ее собрать власти Ломбардии, области, где прошла его жизнь, и частные меценаты оттуда.

– В чем был их мотив?

– Он прославил их землю. Мотивом стала благодарность.

Наум Клейман, историк кино:

– Существует ложное убеждение, что великая итальянская живопись закончилась на Караваджо. Это неправда. Так и в кино. Итальянское кино не закончилось на Бертолуччи и Антониони. Я уверен, что наши потомки с равным интересом будут смотреть и великое итальянское кино 40-60 годов и то, что делается сегодня. В искусстве нет иерархий!»

Режиссер Миммо Калопрести, гость фестиваля, автор картин «Счастье ничего не стоит» и «Слова любви»:

– В чем состоит послание ваших фильмов?

– Это очень личные фильмы. В одном из них играет Валерия Бруни Тедески. Это фильм о чувствах, фильм о любви, фильм о том, что у всех нас есть потребность в любви, о битве за любовь, которую ведем мы все… Потребность в любви есть во всех нас, и, если общество тебе этого не дает, ты ищешь это сам.

Второй фильм еще более личный – о необходимости существовать, утверждать себя, решать все проблемы, и понимать, что самая большая проблема для нас – это мы сами.

– Мы только что посмотрели фильм «Как чокнутые». У вас в Италии действительно такие деятельные монахини-католички, которые так ревностно помогают людям?

– Да, я часто встречал таких. Хочу сказать, что римский папа – настоящий Че Гевара, революционер. Он считает, что люди важнее, чем деньги, банки и дела. Его все любят.

– У нас случилась беда в Питере как раз перед Вашим фестивалем. Наверное, не поедете туда представлять картины, из соображений безопасности?.

– Нет, я все равно еду туда. Потому что надо быть рядом с тем, у кого такая большая боль в этот момент. Надо разделить эту боль, понимаете?

… Фестиваль NICE в Москве продлится с 5 по 9 апреля на площадках киноцентра «Октябрь», Третьяковской галерее ( в Лаврушинском переулке) и Мultimedia Art Museum Moscow на Остоженке. В Санкт-Петербурге он пройдет с 7 по 12 апреля в киноцентре «Родина» и киностудии «Лендок».


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt