Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Идущий следом. Он остался верен идеям Льва Толстого, несмотря на преследования царской и советской власти

Дата: 23 мая 2014, 23:31
Автор:

Уникальная выставка открылась в Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике в здании Новгородского кремля. Название ее экспозиции: «Как удивительно сходятся люди, живущие одним: «толстовский» уголок В.А. Молочникова в Новгороде».

Скромный владелец слесарной мастерской Владимир Айфалович Молочников (1871-1936) проживал в провинциальном Новгороде в начале прошлого века. Он практически не получил никакого образования. Однако очень тянулся к знаниям, был самоучкой. В возрасте 22 лет Владимир Молочников впервые прочитал «Войну и мир». Произведение так потрясло его, что он написал письмо его автору – Льву Николаевичу Толстому. И тот ему ответил.

Лев Толстой стал для Молочникова первым и единственным Учителем. В жизни обычного новгородца появилась возвышенная цель — прямое и неукоснительное следование идеям своего кумира.

И он начал действовать, не боясь никого и ничего. В октябре 1906 года, например, во время выборов во вторую Государственную Думу, Молочников без тени сомнений направил в городскую управу письмо следующего содержания:

«Ввиду начинающихся работ по избирательным спискам, имею честь заявить вам, что, не предвидя возможности разрешения в благородном для народа смысле задачи нашей страны путём, намеченным правительством, я не желаю принимать участия в выборах депутатов в Государственную Думу и поэтому прошу вас из списков избирателей меня исключить».

Полиция устроила в доме Молочникова обыск и обнаружила брошюры Толстого «Как освободиться рабочему народу», «Христианство и воинская повинность» и другие. Идеи Льва Николаевича подрывали самые важные основы царского режима. Но противодействовать гению, уже признанному к тому времени всем миром, было очень трудно. Царской охранке оставалось одно – преследовать тех, кто миру незнаком. И в мае 1908 года никому не известный владелец слесарной мастерской из Новгорода был впервые приговорен к году тюрьмы.

Приговор Молочникову в хранении брошюр Льва Толстого, в частности, гласил: «в брошюрах разъясняется, что трудящийся народ может только тогда хорошо устроить свою жизнь, если будет жить «по-Божьи», то есть жить по евангельским заповедям: никого не убивать, не ссориться, не распутничать, не клясться, не присягать ни на суде, ни на подданство царю, ни на солдатскую службу, не наказывать никого, не ссылать и не казнить. Нужно жить по-Божьи и слушаться Бога больше, чем Исправника, Губернатора, Царя; Когда Исправник, Губернатор, Царь что-либо требуют, а Бог запрещает, то слушаться не исправника, Губернатора или Царя, а Бога…»

Лев Толстой, который к тому времени состоял в переписке с Молочниковым и даже лично встречался с ним, выступил в защиту своего последователя. Вот цитата классика из статьи в газете «Слово»:

«Опять и опять совершается это удивительное дело: мучают и разоряют людей, распространяющих мои книги, и оставляют в покое меня, главного виновника не только распространения, но и появления этих книг… казалось бы, ясно, что одно разумное средство прекратить то, что не нравится в моей деятельности, – это то, чтобы прекратить меня».

Таких последователей идей Толстого на Руси было много. В тюрьме Владимир Молочников познакомился со своими единомышленниками: 14-ю крестьянами Крестецкого уезда, посаженными за создание «братства земли и воли». Среди них была старуха 60 лет с сыном и внуком. По ходатайству Льва Толстого  перед Столыпиным эти люди были освобождены. А Молочников еще более укрепился в правоте своего общего с Толстым дела.

В последний раз, незадолго до смерти великого писателя, Владимир Молочников встретился с Львом Толстым летом 1910 года. Сохранилась фотография, на которой Лев Толстой провожает после этой встречи новгородца из имения Черткова в Крекшине до станции.

После первого суда Молочников не стал тише. Второе судебное разбирательство последовало за склонение Молочниковым двух рядовых к отказу от военной службы. Однако в этот раз, благодаря мастерству знаменитого юриста Кони, Молочников был оправдан.

Когда пришла революция, по логике вещей, толстовца, преследовавшегося царизмом, должна была поддержать новая власть.   Поначалу так и произошло: Молочникова, как пострадавшего от царизма, некоторое время не облагали налогом. Более того: два сына Молочникова были избраны в горсовет.

Однако новая власть не знала главного. В верном сердце Молочникова не могло поместиться двух кумиров. И, когда внешне справедливая идея разворачивавшегося на его глазах социализма вступила в противоречие с идеями Льва Толстого, Владимир Айфалович снова выбрал Учителя.

Он по-прежнему был бесстрашен. Ведь теперь его кумира не было на земле, и его учение необходимо было защищать вдвое сильнее.

Молочников приходил на все публичные диспуты в Новгороде, вступая в спор с агитаторами-антирелигиозниками. А в 1919 году Молочников, как и при царизме,  снова был арестован по обвинению в подстрекательстве к дезертирству из армии. Ведь воевать и убивать людей за любые идеи, по учению Льва Толстого, было нельзя.

У строптивого толстовца реквизировали мастерскую, но в эпоху НЭПа вернули. В этот период Молочников увлекся новой идеей – созданием музея Льва Толстого в Новгороде. И он соорудил его… во дворе собственного дома.

На создание и поддержание музея Молочников тратил почти весь свой заработок. Музей, который новгородцы прозвали «толстовским уголком», представлял собой деревянный павильон, на крыше которого возвышалась статуя Толстого в виде сеятеля с лукошком, а на фронтоне была надпись: «Имени Льва Толстого».

Молочников покупал для своего музея скульптуры, портреты, фотографии и, конечно, книги Толстого, а также других мыслителей-гуманистов. Немалых денег ему стоил бронзовый бюст Л.Н. Толстого работы скульптора с мировым именем И.Я. Гинзбурга, установленный во дворе «толстовского уголка». Никакого дохода от своего детища – первого в России провинциального музея Л.Н.Толстого – энтузиаст не имел. Вход в музей был бесплатным с первого до последнего дня его существования. А действовал этот музей в Новгороде более 20 лет, до конца жизни его создателя.

Посетить «толстовский уголок» приезжали в Новгород многие знаменитостей, в частности, Леонид Собинов и нарком Анатолий Луначарский — по предложению последнего улица, на которой располагался музей, вскоре получила имя Льва Толстого.

Но относительно спокойный период в жизни Молочникова был недолгим. Свернули НЭП, было устроено формальное обвинение Владимира Айфаловича в финансовых нарушениях. Тогда ему повезло: после ареста последовало освобождение, хотя и с поражением в правах. Имущество отобрали. Молочников жил в подвале своего бывшего дома, перебивался с хлеба на воду кустарными работами. Его душевная жизнь, которая никогда не останавливалась и нуждалась в подпитке событиями и эмоциями, частично реализовалась в том, что он начал вести дневник.

В этом дневнике мы находим, в частности, отказ Молочникова от выгодной работы лишь потому, что заказ был для военного ведомства. Самоотчет: «Подходил вчера к городской тюрьме и поклонился заключённым». Краткое отражение досуга: «Пушкин – прекрасен!». Размышления, по сути и даже стилю напоминающие самого Толстого: «На Вечевой площади ставится памятник Марксу из материала разрушенного памятника Александру II. Один идол заменяется другим. Как будто нельзя без идола.» «Убили человека (Кирова). Правительство сделало много шума около похорон и ознаменовало их убийством около ста человек, судя по опубликованным спискам. Культ мести, свойственный кавказцу. Но что можно сделать казнями? И всё-таки солнце рано или поздно выглянет из облаков. И всем станет ясно заблуждение».

1 января 1935 года Молочников был арестован НКВД. Этот дневник стал вещественным доказательством для обвинения в антисоветской агитации. А еще одним доказательством стал… «толстовский уголок»! Специалистам новгородского музея пришлось подписать официальное заключение о том, что «контрреволюционный, антисоветский характер учения Льва Толстого отразился в музейной экспозиции».

Тот, кто шел следом за Толстым, дошел до конца. Владимир Айфалович Молочников был осужден на три года ссылки и умер в 1936 году в северном поселении.

На выставке 2014 года в новгородском музее можно увидеть фотографии музея Льва Толстого, созданного Молочниковым.  Бюст Л.Н. Толстого работы И.Я. Гинцбурга, изрешеченный пулями фашистов во время оккупации Новгорода в Великую Отечественную – они использовали его как мишень для тренировки стрельбы. Портретные изображения В.А. Молочникова и его жены А.Я. Молочниковой работы академика О.Э. Браз. Документы из Государственного музея истории религии в Санкт-Петербурге, повествующие о деятельности В.А. Молочникова в качестве уполномоченного Объединенного совета религиозных общин и групп. Редкие книги из личной библиотеки В.А. Молочникова. Материалы переписки В.А. Молочникова с Л.Н. Толстым и его старшей дочерью Т.Л. Сухотиной-Толстой из собрания Государственного музея Л.Н. Толстого, в котором есть целый фонд, посвященный Молочникову. Многие материалы долгое время были засекречены КГБ. Лишь  в девяностые годы обнародованы и переданы Новгородскому музею. Сам Молочников был реабилитирован только в 1989 году.

Музей Льва Толстого в Новгороде ныне стерт с лица земли. Имя Молочникова почти на век было забыто. Нет в городе и улицы Толстого. После 1990-х в Великом Новгороде наступила мода на возврат былых наименований улиц. И улица Льва Толстого, названная так благодаря музею Молочникова, разделила участь своих «неблагозвучных» товарок, улиц Ленина, Карла Маркса, снова став улицей Чудинцева.

Благодаря нынешней выставке в новгородском музее современные новгородцы снова вспомнили или узнали имя Владимира Молочникова. К сожалению, эта экспозиция временная, в плотной планировке музея нет для нее постоянного места. Вспомнит ли кто-то Владимира Молочникова через несколько десятилетий, еще через век? Чудаковатый человек с забавной фамилией, обычной профессией, небольшими дарованиями. Единственное, что он смог сделать в жизни – пойти вслед за гением, не спрашивая о потерях и не жалея о невзгодах. Многие ли из нас способны на это?

Комментарий:

Маргарита Васильевна Лихачева, преподаватель русского языка и литературы школы №14 Великого Новгорода:

– О таких людях, как Владимир Молочников, несомненно, нам, новгородским учителям, нужно рассказывать на уроках литературы. Но как это сделать, если часы на преподавание предмета сильно сокращены? Даже самого Льва Толстого мы сегодня сильно «урезаем»: на «Войну и мир» раньше отводилось 48 уроков, сегодня – 30. Но рассказ о Молочникове, можно давать в рамках классных часов. Увы, в учебниках литературы таких материалов совсем нет. Я выхожу из ситуации так: у меня создана своя программа по краеведению, в которой есть раздел «Литература», и всех поэтов, писателей и выдающихся людей нашего новгородского края мы с ребятами в ней изучаем. Обязательно свожу своих учеников на выставку в новгородской музей «посмотреть на Молочникова».

Фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt