Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

​Какая программа по литературе нам нужна? Обязаловка в прошлом. Все программы примерные. Учитель может сам добавить (или сократить) и авторов, и произведения

Учительская газета, №08 от 19 февраля 2013. Читать номер
Автор:

9 февраля 2013 года на учредительном съезде общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» организатор съезда Сергей Кургинян подверг критике образовательный стандарт по литературе, отметив, что он «отлучает детей от классической литературы».

Зачем дезинформировали президента?Президент России В.В.Путин в своем выступлении тоже затронул  тему новой школьной программы по литературе:«Высказываются справедливые, на мой взгляд, замечания, что из нее исчезли произведения, составляющие историческое наследие нашей страны, но появились новые авторы. Кстати говоря, я считаю, что это хорошо, что появляются новые авторы. Да, по-разному можно относиться к их политической позиции, к тому, что и как они пишут. Но современная российская литература – это часть мировой литературы, и я считаю, что мы должны к этому относиться с уважением. Вместе с тем, когда из обязательной школьной программы исчезают Куприн, Лесков, Алексей Толстой, исчезает «Медный всадник» Пушкина, «Дама с собачкой» и  «Человек в футляре» Чехова, исключаются стихи Ахмадулиной, Высоцкого, Окуджавы, то, конечно, сразу возникает вопрос: почему, что взамен?»   Очевидно, что президент поддержал идею обновления школьной программы и включения в нее новых авторов и произведений, против чего выступала, например, Общественная палата. С этим совпадает и принципиальная позиция разработчиков программы.От имени авторского коллектива я ответственно заявляю, что ни одно из перечисленных президентом писательских имен не было исключено из примерной программы по литературе для 10-11-х классов. Мы не варвары, чтобы не осознавать значения классической русской литературы, мы профессиональные методисты, учителя и литературоведы. Не только ни в одном варианте, но даже ни в одном черновике не рассматривалась такая безумная инициатива. Возникни она, мы стали бы первыми, кто препятствовал бы ее претворению в жизнь. Примерная программа, которая никогда не являлась обязательной и таковой никогда не станет, еще будет дорабатываться. Без публикации примерной программы было бы невозможно привлечь к ее обсуждению широкие круги читателей: родителей, учителей, наконец, самих школьников. Мы внимательно следим за высказываемыми предложениями. Однако следует отметить, что в данном конкретном случае Президент РФ был дезинформирован. Повторю еще раз: ни одно из перечисленных Президентом РФ В.В. Путиным имен классических русских писателей не было исключено из программы. Подтверждение тому «Примерные программы основного общего образования. Литература» (М., 2010) и «Примерные программы среднего (полного) общего образования. Русский язык и литература» (М., 2012).За две недели до возникновения «Родительского сопротивления» в Государственной Думе выступил Сергей Миронов. Ни один из его тезисов, как видно из таблицы 1, не соответствует действительности.«Методы» ТроицкогоЧерез два дня после Миронова, 25 января, отметился в дискуссии о литературе Г.А.Зюганов, повторив на пресс-конференции «Без русского языка и русской литературы нам не сохранить единство страны» основные положения статьи В.Ю.Троицкого в «Правде».Факты, приведенные в статье В.Ю.Троицкого, также не соответствуют действительности, как и утверждения Сергея Миронова. Он перечисляет писателей-классиков, якобы изгнанных из примерной школьной программы. Он ссылается на программу для старшей школы, составленную Б.А.Ланиным, Л.Ю.Устиновой и В.М.Шамчиковой и изданную в 2012 году. Действительно, в ней нет, скажем, басен И.А.Крылова. Было бы странно включать в программу для старшей школы произведения, которые изучаются в начальной школе, а затем более основательно – в 5-м классе. Все подробности его «метода» хорошо видны из таблицы 2.Г-н Троицкий, не составивший ни одной программы, не написавший ни одного учебника или учебного пособия, поучает литературоведов-методистов: «Ведь (напомню еще раз!) в школе изучают не просто литературу, а классику». Никогда в школе не изучали только классику. Одна из труднейших задач, которую всегда вынуждены решать авторы программ, – это соотношение между классикой и  беллетристикой в программе, между литературой современной и литературой давно написанной, между поэзией и прозой, между критикой и драматургией. Часто именно «хрестоматийность» произведения со временем делает его классическим. Позорными для русского ученого являются открыто юдофобские выпады в адрес выдающихся русских поэтов: «…вряд ли пристойно включать в программу, например, О.Э.Мандельштама и И.А. Бродского, ангажированные издания книг которого начинают превосходить масштабы издания всех мировых классиков. Так ему «делают имя». Кто? Оставим вопрос открытым…»Троицкий не специалист в методике литературы. Его поприще – скандалы, псевдоразоблачения и откровенная ложь. Вот как он заканчивает свой пасквиль: «…последние программы по литературе, выпущенные и утвержденные «свыше», достойны не просто осуждения, но наказания. В них нагло ограблено поколение русской молодежи, у него отняты законно принадлежащие ему сокровища русской национальной культуры, получившей всемирное признание. Включено то, что к программам обязательного изучения классики не имеет отношения. При этом они обнаружили неприятие «русского духа», «русского ума и сердца», то есть того, на чем держалась и держится вся русская культура». У составителей программ нет ни малейшего сомнения в том, что их работа приносит пользу молодежи в России. Кроме фундаментальных исследований, стандарта, программ, учебников и учебных пособий, мною, профессором Б.А.Ланиным, изданы в популярной серии «Классика в классе» (изд-во ЭКСМО, первые издания 2006-2008 гг.) тридцать три классические книги, входящие в школьные программы для различных классов, и подробнейшим образом прокомментированы, слово за словом. Благодаря этой серии творчество классических авторов, творивших 200 и более лет назад, стало понятнее и ближе современным ученикам.Примерная – не значит обязательнаяВ статье «Чему-нибудь и как-нибудь» («Российская газета» от 24 января 2013 г.)  автор Вячеслав Тречицкий, стиль которого легко идентифицируется тоже как стиль Всеволода Троицкого,  заведомо обманывает читателей (см. таблицу 3). Это мы с коллегами разработали «Примерную программу по литературе для 10-11-х классов». Я, Б.А.Ланин, заведую лабораторией литературы в Институте содержания и методов обучения РАО (ИСМО РАО), два соавтора – из той же лаборатории, В.М.Шамчикова и Л.Ю.Устинова. Еще мы все в школе работаем: без этого хороших учебников не написать. Сейчас у каждого учителя должна быть своя программа. В ИСМО РАО научные сотрудники сделали для учителей «примерные модульные программы» по всем предметам. Два уровня: базовый и углубленный. Каждый учитель своих детей знает лучше нас, а вот литературу мы знаем хорошо, особенно современную. Мы предложили модули, а он сам выстроит из них ту программу, которая для его детей более подходящая. Модули – за нами, а последовательность – за ним, за учителем. На структуре программы мы не настаиваем, только помогаем разобраться с содержанием,  с теми читательскими и творческими навыками, которые должны развиваться у школьников. Примерная – это не значит обязательная. Это означает: например, такая. Все это и без перевода понятно. Однако…Заведующий отделом литературы издательства «Русское слово» А.Федоров с друзьями и единомышленниками решил «не понять», а заодно и лягнуть Российскую академию образования. «РАО: Примерная программа разрушения» – вот как он  назвал одну из своих публикаций. Всего он опубликовал один и тот же текст – с незначительными вариациями – в четырех местах, на трех сайтах и в газете «Московские новости». Друзья и единомышленники у него нашлись по-своему замечательные. Вот  уже известный нам В.Ю.Троицкий. Кроме статьи в «Правде» он опубликовался еще и на сайте КПРФ. Троицкий человек прямой, у него критерии известные: «Теперь о Бродском, которого так старательно «делают» гением и совершенно неосновательно сравнивают с самыми великими поэтами Почему же такой поэт включен в школьную программу «взамен» настоящих классических русских поэтов? Ответ напрашивается сам: потому что его поэзия чужда русскому духу». Такая «научная» методология еще в Третьем рейхе оттачивалась, хотя есть и последователи: «Почему я не считаю уместным включать в программу О.Мандельштама? По той причине, что он в конечном счете всего лишь русскоязычный поэт». Но главное, о чем шумят В.Троицкий с А.Федоровым, – это мнимое сокращение авторских имен в программе. Они сами придумали миф, страшилку, с которыми борются. Механика оказалась простой: нужно сделать вид, что эта примерная программа для 10-11-х классов – единственная и строго обязательная, и больше литературу в школе не изучают. Но это явная неправда: литературу изучают с 5-го класса, и практически все писатели, перечисленные ими как изгнанные, в школе изучаются весьма подробно (см. таблицы 2, 3).Г-н Троицкий пишет: «Чтобы погасить в учащихся духовный огонь (а для чего же еще?!) авторы-составители исключили из программы… Н.В.Гоголя». Ну здесь и слов не найти от возмущения: творчество Гоголя и его биография изучаются из года в год в основной школе. Есть и «Тарас Бульба», есть и «Шинель», кстати, забытая Троицким. Заканчивается изучение Гоголя многоаспектным анализом поэмы «Мертвые души». Когда безработные блогеры типа Кристины Потупчик вопят, что из программы исключены «Петербургские повести» Гоголя, то лгут, потому что не знают, что «Шинель» входит в этот сборник, равно как и «Портрет», и «Невский проспект».Верный сподвижник А.Федоров вторит ему: программа «представляет собой попытку «под шумок» сформировать «новую классику». «Generation «П» как зеркало современного образовательного абсурда. Государственные средства, потраченные на ослабление государства». Внимание: прямой донос! Мы еще и растратчики…Есть еще один замечательный сподвижник А.Федорова – Анатолий Артюх, руководитель петербургского отделения «Народного собора». У того универсальное объяснение всех бед: «У нас всегда во всем виноваты артисты, евреи и педерасты… поскольку либеральная писательница Улицкая при активной поддержке гомосекты внедряет некоторые свои произведения в школьные программы еще с 2006 года. Улицкая решила, что толерантность, неотъемлемой частью которой является пропаганда педерастии, надо воспитывать с детства, и стала проталкивать свой «Детский проект» с названием «Другой, другие, о других» в систему образования».А.Федоров прямо опускается до подтасовки: «…в любом случае она (программа) сейчас для рядового учителя литературы гораздо важнее стандарта, потому что содержит главное: список произведений, обязательных для изучения». И вновь: мы нигде не говорили, что эти произведения обязательные, сказано как раз противоположное – примерная программа! К тому же все жалуются на перегрузку школьников, мы их вроде бы разгрузили: всю классику XVIII-XIX веков они прошли в 5-9-х классах, мы оставили лишь немного плюс XX век и современную литературу. Появились и новые имена, впрочем, мы их лишь рекомендуем: «В.Аксенов, А.Гладилин, Ю.Домбровский, Ф.Искандер, В.Маканин, В.Некрасов, В.Пелевин, А.Рыбаков, Л.Улицкая, В.Шаламов, А.Эппель». Чем плохи-то писатели? Разве трудно будет школьникам и учителям разобраться в их творчестве? Неужели они не отразили душу наших соотечественников, живших в конце ХХ –  начале XXI века? Разве они скучны, не любят людей, призывают нарушать законы? Разве не они цвет современной русской литературы?Учителя проверят, если эти тексты не пойдут, вызовут сопротивление, окажутся чуждыми современным школьникам, – можно исправить, ведь до начала работы по новому  стандарту еще несколько лет.А.Федоров, как и В.Троицкий, возмущается мнимыми изъятиями, которых на самом деле не было: мол, авторам «крайне несимпатичны Виссарион Григорьевич Белинский, Николай Семенович Лесков, Алексей Константинович Толстой, Николай Гаврилович Чернышевский, Виктор Петрович Астафьев, Николай Михайлович Рубцов, Александр Валентинович Вампилов. Ибо этих (как и многих других) имен в списке базового уровня  нет». Очень даже они нам симпатичны, но не энциклопедию мы делаем, не можем обо всех по несколько раз писать! Изучаем В.Г.Белинского в 9-м классе, Астафьева – в 6-м классе, Рубцова – в 5-м, есть и многие другие имена, но только в школе их изучают раньше, не в старшей школе (10-11-е классы), а в основной (5-9-е классы).  Кто кого от кого защищаетПохожие аргументы высказала и Общественная палата в лице членов комиссии по культуре и сохранению культурного наследия. Они написали коллективное письмо президенту РАО и министру образования и науки о том, что в программе  Куприна и Лескова заменили на Улицкую и Пелевина. Правда, программы они явно не открывали, а то нашли бы там и Куприна, и Лескова. Писатель и педагог Дмитрий Быков веско и резко отреагировал на эту акцию в статье «Донос на сегодняшний день»:«Однако случившийся казус заслуживает внимания: школьников решили защитить от Улицкой и Пелевина! Кто решил – вопрос отдельный: Валентин Курбатов – критик почвенный, несколько ретроградный, для него охранительство естественно. Андрей Дементьев, также подписавший это письмо, вряд ли может выглядеть арбитром вкуса – на его фоне и Асадов крупный лирик. Разумеется, Дементьеву нежелательно, чтобы дети читали Улицкую и Пелевина, которые как-никак воспитывают в школьнике критическое чутье. Лучше бы они читали что-нибудь дементьевское и тоже думали, что автор является поэтом. Странно мне только, что письмо подписано бесконечно мною уважаемым куратором «Архнадзора» Константином Михайловым, которого я тысячу лет знаю и никогда в консерватизме не замечал – может, он не «против Пелевина», а «за Лескова»? Тогда понятно.Участие же во всей этой акции главного редактора «Литературной газеты» Юрия Полякова никакого сюрприза не представляет: «Литгазета» охотно и увлеченно травит всех литераторов, преуспевших более Юрия Полякова, и активно пропагандирует все, что написал он сам. Улицкая здесь особенно частый объект совершенно неприличной, но очень откровенной, клинически показательной критики. Смешно было бы ожидать другого – «ЛГ» вообще очень откровенное издание. Никто не сумел бы разоблачить русское почвенничество как антикультурный проект лучше, чем делает это она сама руками графоманов, чьим единственным достоинством является совершенно уже неприличное лизоблюдство под личиной славянофильства.Лишь жалость к детям останавливает меня от пожелания включить любой художественный текст Юрия Полякова в школьную программу в принудительном порядке. Поляков охотно и много пишет эротику, причем делает это так, что у детей, пожалуй, воспиталось бы здоровое отвращение к сексу. Глядишь, меньше стало бы абортов, да и вообще высвободилось бы время на чтение другой литературы».Еще одним оппонентом академической программы, как всегда, стал Л.С.Айзерман – частый гость многих изданий. Я еще в школе не начал учиться, а у него уже книжка вышла. В его бескорыстии я абсолютно уверен. Он-то ни в каком издательстве не работает, никаких конкурентов в этом смысле у него нет.В нескольких номерах «Учительская газета» печатала его «Педагогическую антиутопию». «Самого авторитетного эксперта в области преподавания русской литературы». Правда, не ищите его учебников. Методических пособий тоже не ищите. Программ – и не думайте. Сказано ведь – «эксперт»…Л.С.Айзерман пишет, потому что верит в правоту своих убеждений. Он всегда борется. Боролся против сочинений, потому что они у всех списанные (кроме его учеников, конечно). Боролся против тестов. Борется против ЕГЭ, против ГИА. Боролся за сохранение в школьной программе романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?», романа М.Горького «Мать», романа Н.Островского «Как закалялась сталь», за сохранение статей В.И.Ленина о литературе и ленинской темы… Он делал все что мог, а программа все равно менялась. Открывались новые имена, появлялись новые писатели, но Лев Соломонович не переставал критиковать новые программы и учебники. Такой уж это человек, неравнодушный, хорошо знающий литературу, посвятивший жизнь двум вещам: обучению детей в школе и словесному уничтожению своих оппонентов в методике. Оппоненты повинны в самом страшном: мыслят иначе. А тут такой благодатный повод – модульная программа! Ведь такой никогда раньше не было! Значит, и не должно быть. Но ведь и  ученые имеют право на творчество. Наш опыт и наше понимание подсказывают, что именно этим путем надо поначалу идти. В конце концов программа-то примерная. Решают в любом случае учителя. Если учительская практика заставит нас внести коррективы, мы это сделаем.Право на выборКонечно, легко убедиться, что наши оппоненты пользовались текстом, который написал В.Троицкий, – лживым, завистливым, провокационным,  клеветническим. С.Миронову и Г.Зюганову даже в голову не пришло проверить, действительно ли несколько сотрудников академии настолько сошли с ума, что выбросили из программы всю классику. Как «настоящие политики» они даже не открыли программу, на которой строили свои выступления. Если столь опытный скандалист, как Троицкий, написал, значит, так оно и есть. На самом деле подавляющее большинство произведений, маркированных как отсутствовавшие, были опубликованы в программе для других классов. Неужели трудно было открыть и проверить? Поручить помощнику? Нет, конечно. У политиков свои цели, а то, что под машущую вхолостую руку попадают живые люди, вряд ли современных политиков волнует. Неужели они в политике не для людей, а для себя самих?Вот что пишет об этом в Живом Журнале Сергей Волков, известный и много пишущий и размышляющий о литературе и современной школе педагог: «Главное в том, что нынешние литературные напостовцы стосковались по литературной дубинке в руках. А до тридцать седьмого года так еще по календарю далеко! Изнывают они без работы.Их на самом деле школа не волнует. Дети – тоже. Им культура по барабану. Руки чешущиеся некуда девать – вот и вся причина.Их в школах не видать. Их видать в издательствах, которые на школьных учебниках наживаются. Их видать в начальстве разного рода. Их видать на трибунах. Особенно думских. Они же и писатели тоже, без этого никуда. Коллега коллеге глаз выклюет гораздо искуснее, чем человек со стороны.А если их громкость немножко привернуть, то станет понятно – не случилось ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО с выходом программы РАО. Современная литература всегда была в программах, и если учителю надо и он умеет, он Улицкую и Пелевина с детьми давно читает. Такой вот страшный секрет раскрою. И кстати, про аборты со старшеклассниками приходится говорить и про наркотики, потому что хотя их в русской классике нет, но в русской жизни полно. И никакого Лескова и Куприна никуда этот же учитель из программы не убирает при этом.Да и вообще программу может делать сам учитель и сама школа. Нет обязаловки. Программы все примерные. Учитель может добавить и сократить сам. И если ему Эппель не идет – никто его читать не заставляет, даже если в программе он будет обозначен.И экзамена обязательного теперь нет. Поэтому добавлять и сокращать – проще стало».А теперь, возможно, о самом главном. И по существу. Мы стараемся в этой программе преодолеть страшный разрыв: между обязательным школьным изучением произведений и самостоятельным чтением подростков. Никогда время не бежало так быстро, изменяя все в нашей жизни, как сейчас. Привычные нам сюжеты и проблемы кажутся нашим ученикам чужими и даже смешными. Они читают иначе, и не нужно говорить, что они не читают ничего. Читают, и очень много. Книг не покупают, зато скачивают текстовые файлы. Это и есть нарождающаяся новая читательская элита – наши дети, которые самоорганизуются в социальных сетях, обмениваются файлами с текстами любимых книг, смайликами выражают свои эмоции по поводу прочитанного и при этом остаются детьми, личностями, со своими идеями, вкусами, представлениями. Они имеют право на выбор чтения, на свои эстетические предпочтения. Задача педагогов – помочь им найти себя и вырасти достойными людьми.Работа над примерными программами для старшей школы продолжалась не менее года. По всем школьным учебным программам. В составе авторского коллектива признанные специалисты, авторы учебников, молодые и маститые ученые, учителя, методисты. За каждым – большой опыт теории и практики преподавания своего предмета. В проекте раскрыт и реализован новый для нашей общеобразовательной школы подход: модульное построение. Об этом много написано, и нет смысла заниматься агитпропом. Тем более что вопросы модульного построения содержания связаны с иной, чем существующая, системой оценки учебных достижений обучающихся. Об этом критики программ могут и не знать, потому как вопрос сугубо профессиональный. А вот о чем они обязаны знать, так это о том, что обучение литературе не начинается в 10-м классе, о том, что уже около 20 лет Законом «Об образовании» введена норма о том, что «Содержание образования в конкретном образовательном учреждении определяется образовательной программой (образовательными программами), утверждаемой и реализуемой этим образовательным учреждением самостоятельно» (п. 5 статьи 14), о том,  что эта норма подтверждена и усилена уже утвержденными федеральными государственными образовательными стандартами, а также принятым Федеральным Собранием РФ Законом «Об образовании в Российской Федерации»: «Образовательные программы самостоятельно разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность…» (п. 5 статьи 12), о том, что термин «государственная (да еще обязательная!) программа» давно вышел из оборота, и др. Это уже из области обскурантизма. Что же движет этими господами? Полагаю, что весьма уместными в данном случае окажутся слова известного советского поэта (в курсе литературы не изучают) Н.Доризо.Румяный критик мой!Быть может, ты не глуп,Но пишешь ты так злобно и так бранно,Как будто бы бросаешь тараканаНа коммунальной кухне в чей-то суп.Борис ЛАНИН, доктор филологических наук, профессор


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту