Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Вы уйдете из школы или даже из профессии, если:

Результаты

Текущий номер

Марина РАКОВА, заместитель министра просвещения Российской Федерации:

С учителями нужно разговаривать

номер 20, от 14 мая 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№21 от 21 мая 2019 года

p"Скорее всего, этот год будет для меня решающим, я буду думать, оставаться на этой работе или менять что-то в жизни. Потому что заниматься параллельно еще какой-то деятельностью, которая приносила бы доход, очень проблематично. Я такой сейчас не вижу", - говорит один молодой учитель из Воронежа. Но в своих ощущениях с ним солидарны и многие его коллеги-сверстники. Кто-то чуть более оптимистичен, кто-то – чуть менее, но ясно одно: в школе работать очень непросто, и не только потому что ты молодой специалист… Как живет современная педагогическая молодежь? Мнения собирала Татьяна Масликова.

pМногие родители очень щедры, когда речь идет о поощрении хорошего поведения или хороших оценок, но некоторые из них не менее щедры, когда дело доходит до... наказаний за провинности. Психологи говорили не раз: наказание – далеко не самый эффективный метод воздействия на ребенка. Да и кто может предугадать, насколько глубокими могут оказаться последствия наказания? Но некоторые родители уверены: бывают ситуации, когда без наказания не обойтись. Кто и в чем прав – разбиралась Маргарита Курганова.

pЛохматый, улыбчивый пес в красном берете, с лихо переброшенным через плечо шарфом и репортерским фотоаппаратом на шее… Узнали кто это? Конечно же, Мурзилка! И ему в этом году 95! Ой, то есть, нет, 95 лет в этом году исполняется журналу "Мурзилка", а сам его талисман – веселое пушистое существо, несущее детям радость, – всегда ровесник своих читателей. Как это получается? Об этом – в интервью главного редактора журнала Татьяны Андросенко.

18 декабря 2015 года в 13:55

Человеческая работа, нечеловеческий язык

Юлия Старых
Конкурс «Учитель года России-2015» завершился? Нет, конкурс никогда не завершается и не отпускает. Юлия Старых участвовала во всероссийском финале в 2011 году. В этом году была приглашена в жюри заочного этапа. Она не только блестяще справилась с задачей, но и поделилась своими впечатлениями, что очень ценно для нынешних и будущих конкурсантов!

Когда ко мне неожиданно обратились ко мне с просьбой поучаствовать в оценивании материалов заочного этапа конкурса «Учитель года России». Не колебалась ни минуты. Хотя понятно было с самого начала, что прочитать и оценить 78 презентаций в рамках методического семинара - задачка не из лёгких. Что на конкурсе было легко? Да ничего! Что на нём оказалось полезным? Да всё! А когда я осознала, что мне это интересно, я тут же дала добро.
Четыре дня работы. Не вставая. Потому что оторваться было сложно. Не все работы были увлекательны. Но в какой-то момент меня охватил синдром "золотой лихорадки": неописуемый восторг испытываешь, обнаружив золотую крупицу. И ждёшь, ждёшь следующего такого момента. Всматриваешься в фотографию, пытаешься увидеть, что за человек, что для него самое важное в работе. Вчитываешься в текст. Радуешься, хвалишь учителя (эх, не слышит, жаль! Нам так часто не хватает похвалы, мы так скупы порой на добрые слова!), огорчаешься, если в какой-то момент он не оправдал твоих ожиданий.
За каждым текстом чувствуешь волнение, желание быть услышанным, понятым.

И раз за разом задаёшься вопросом: для чего многие из нас, учителей, прибегают в подобной ситуации к очень странному средству - наукообразному языку? Если бы для того, чтобы меня лучше поняли, я стала говорить ещё более запутанно, вряд ли это помогло бы общению. Так зачем, рассказывая о СВОЕЙ, САМОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ работе, мы используем НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ язык? Почему, говоря о детях (тех самых Катях и Серёжах, которых хотим вести за собой), называем их "обучаемыми"? Неужели, ставя перед собой ту или иную учительскую задачу, ориентируемся только на требования ФГОС, а не на потребности Кать-Серёж?
Самое обидное, что за всеми этими "умными" словами и терминами пропадает сам учитель с его мировоззрением, с его отношением к своему предмету и к ребёнку. Желая быть понятыми, многие надели на себя камуфляж, за которым не разглядеть лица. Для чего эта маскировка? От страха, неуверенности, желания показаться "умнее", чем есть? Или это те горы документации, которые нам приходится вести из года в год, изо дня в день, настолько прочно засели у нас в мозгах, что уже стали неотъемлемой частью нас самих?


Тем радостнее было услышать в работах некоторых участников  человеческую речь, обращённую лично к тебе. Вместо цитирования стандартов (которые все мы читали!) - рассказ о том, как учитель работу выстраивает, чем обеспокоен, что получается, а что - не очень. А уж где в этом метапредметность, какие УУД развиваются - мне и без цитирования понятно.  Мало того, хочется в разговор вступить. Хочется знакомство продолжить. В таких случаях я не ограничивалась прочтением пояснительной записки к презентации: на сайт учителя заглядывала, в паре случаев эссе прочла. Планировала, чьи уроки посмотрю. Потому что человек заинтересовал: как педагог и как личность.

Давайте постараемся оставить терминологию и стилистику официальных документов этим самым документам. Давайте говорить с детьми и о детях на понятном всем человеческом языке. Пусть в нём найдётся место образам, эмоциям, иронии! Пусть через язык учителя отражается "Я", такое богатое, неповторимое, бесценное "Я" каждого! Ведь именно это ценят в нас не только наши ученики, но и коллеги.   

 

Юлия Старых, учитель немецкого языка автономной некоммерческой образовательной организации школы "Радуга", Воронеж, учитель года Воронежской области-2011. 

быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.