Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Часто ли вы говорите своим ученикам неправду?

Результаты

Текущий номер

Каждый находит то, что ищет

Татьяна Мызник работает в отдаленном селе, но это не мешает ей быть на одной волне с коллегами

номер 29, от 16 июля 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№30 от 23 июля 2019 года

pКонтраст зарплат в образовании становится пугающим: в столице учителя могут получать более 100 тысяч рублей, а, например, в Республике Тыва - 5,6 тысячи... Чтобы свести концы с концами, школы продолжают собирать деньги с родителей. В то же время, по оценкам Института образования НИУ ВШЭ, с 2014 года в стране идет снижение удельных расходов на образование. Что же делать? Попытка ответа на вечный вопрос - в статье Игоря Смирнова.

pРасширение межнациональной коммуникации требует от молодого поколения уверенного знания иностранных языков. Однако без соответствующей мотивации и практики процесс обучения будет лишь имитацией. Но где практиковаться? С одной стороны, это более, чем очевидно, - в Интернете. Впрочем, есть и другие способы наладить учебное общение с носителями языка. О них - в рубрике "Образовательные технологии".

p"Никогда не думала, что написание детских стихов может приносить столько удовольствия… Это игра, это разрешение отказаться от сложности, это пространство, где можно смешить и самому смеяться, и это голос, которого я даже в себе не подозревала", - поделилась с нами своим открытием поэт Вера Полозкова. Читайте ее интервью в рубрике "Гость "УГ".

22 ноября 2014 года в 21:25

Что мне понравилось на конкурсе «Учитель года России-2014»

Наталья Тихонова
Разговор о проведении конкурса - не частное дело небольшой группы финалистов, а попытка сделать профессиональный конкурс действенным способом поддержки творчески работающих учителей и оптимальной формой повышения квалификации.

Вспоминается старый анекдот про двух людоедов, которые встретились утром после праздничного ужина и делятся впечатлениями. В ответ на сетования молодого на бессонную ночь его опытный товарищ назидательно произносит: «Ну, сколько раз вам говорить: не ешьте на ночь интеллигентов!». Как мне думается, анекдот этот не только о том, что рефлексия была свойственна нам и до введения стандартов нового поколения, но и о том также, что интеллигентный человек непременно будет думать о том, что произошло, вне зависимости от того, впервые он встречается с явлением/событием или уже в 25-й раз, по-новому он его увидел или же глаз уже «замылился». И раздраженно разглядит он те же грабли, на которые уже наступал, и мечтательно подумает, как хорошо бы этого избежать в следующий раз. И придумает… новую модель. В поисках, сомнениях, дискуссиях и согласованиях появится она на свет, обрастет критериями, правилами, порядком…

 

Кстати, мне понравилась новая модель конкурса «Учитель года», а правильнее было бы сказать: мне понравился конкурс-2014. Понравились участники – немногословные и сдержанные – и участницы – удивительно красивые и одухотворенные, понравилась организация (спасибо «Учительской газете», Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования РФ, Министерству образования Московской области и всем организаторам персонально), теплое открытие с Оркестром кинематографии и незабываемыми выступлениями абсолютных победителей, великолепная церемония закрытия с виртуозными ведущими и чудной концертной программой. Понравились даже уроки! И нет здесь никакой иронии, ибо мы знаем, как трудно бывает подготовить, провести и оценить конкурсные уроки, которые в последнее время все больше стали похожи на часть С в ЕГЭ по русскому языку: ни одного живого слова, а по формальным критериям все в порядке. В этом году, к слову, критерии оценки были составлены очень профессионально, может, поэтому и уроки оказались «грамотнее», чем обычно. Члены жюри отмечали в разговорах, что «конкурсанты умело работают с информацией, органично используют метапредметный и деятельностный подходы, уроки в основном стали проблемными и практико-ориентированными», но все же, все же… Мне понравилась групповая работа, когда она была к месту и не разрушала целостности урока; мне понравилось обилие приемов и даже технологий, когда урок не сводился к их демонстрации во что бы то ни стало; мне понравились оригинальность и нестандартность, когда они характеризовали личность учителя, но не были лишь требуемым «показателем» конкурсного урока.

Понравилось, что в этом году были распечатаны темы уроков конкурсантов на основании тематического планирования школы (если бы еще в формулировках этих тем не было содержательных недочетов!). Я восхищена мужеством конкурсантов, которые за 45 минут умудрялись с незнакомым (и даже между собой!) классом говорить на незнакомом ему языке и не выказать раздражения или даже недовольства.

А вот 45 минут мне не понравились. Это много для конкурного урока уже хотя бы потому, что привычными в школьном расписании стали уроки по 40 минут. Да и невозможно на конкурсном уроке организовать серьезную самостоятельную или исследовательскую работу учащихся, без которой не обходится ни один настоящий рабочий урок, а значит, время освобождается на демонстрацию еще нескольких ни к чему не обязывающих «приемов».

И еще мне понравилось, что урок оценивался целыми ста баллами! И ведь кто-то же их получал, ибо как можно было без достаточно высоких оценок за задания заочного тура «пройти» в «пятнашку»?

Вот и заочный тур – это здорово придумано! Только не для жюри. Ибо лишь по одному материалу (будь то описание опыта, эссе или знакомство с сайтом) все равно нельзя представить полную картину профессиональных умений учителя, и одного урока для этого тоже недостаточно, как оказалось. Может, стоит подумать о том, чтобы члены межпредметного жюри смотрели все материалы заочного тура у всех членов своей группы?

И все-таки больше всего на этом конкурсе мне понравилась дискуссия, проведенная для пятерки финалистов Петром Григорьевичем Положевцем. Это был настоящий, глубокий и высокий разговор о свободе учителя, уникальный мастер-класс журналиста и педагога. Интересно, а если бы этот мастер-класс был конкурсным, его высоко оценили бы члены жюри? И дети? И мэтры? И родительская общественность? Оценили бы точность и тонкость задаваемых вопросов и сдержанную эмоциональность высказываний ведущего? Безукоризненную логику, и безупречную речь, и изысканную манеру вести диалог с недостаточно подготовленными к такому общению собеседниками? И подумалось в очередной раз: главный критерий в оценке мастер-класса на конкурсе – наличие Мастера.

А что, если двадцатиминутный мастер-класс сделать обязательным конкурсным испытанием для всех участников, как давно уже предлагают конкурсанты и как когда-то обязательными были визитка или проект? И оценивать мастер-классы доверить всем: Большому жюри, межпредметному, детскому, родительскому и самим конкурсантам? Три дня понадобится на такой профессиональный педагогический форум, а сколько можно будет увидеть мастеров и технологий!.. А потом за один день в малых группах провести и посмотреть уроки и на этих веских основаниях, с учетом материалов заочного тура, выбрать лауреатов.

Вспоминается старый анекдот. Да, тот самый.

Только вот еще подумалось (потому что понравилось): к конкурсу «Учитель года» только в этом году были причастны около 300 тысяч педагогов! Значит, разговор о проведении конкурса в последующие годы не частное дело небольшой группы финалистов, а попытка сделать профессиональный конкурс действенным способом поддержки творчески работающих учителей и оптимальной формой повышения квалификации.

 

Наталья Тихонова, старший методист образовательного портала Воронежской области при  Воронежском областном институте повышения квалификации и переподготовки работников образования

быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.