Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Ученик на уроке постоянно в телефоне. Что делать учителю?

Результаты

Текущий номер

«Пока я с детьми, мне везет!»

Анастасии Василевской хорошо знакомо чувство внутреннего времени - и на уроке, и в литературе, и в обычной жизни

номер 50, от 10 декабря 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№51 от 17 декабря 2019 года

pОдна из главных целей образования – научить детей критически оценивать информацию. Но умеют ли это делать сами учителя? Как показывает практика – далеко не всегда. Педагог-психолог Кирилл Карпенко сформулировал правила, которые позволят распознать фальшивую или ошибочную информацию.

pТема подростковых суицидов – одна из самых острых и тяжелых в России. Педагогов она касается особенно, ведь подростковый возраст своих учеников они переживают не раз. О том, как оценивает сегодняшнюю ситуацию современная наука, рассказывает Всеволод Розанов, профессор кафедры психологии здоровья и отклоняющегося поведения психологического факультета СПбГУ.

pВот уже десять лет одна из школ на севере Карелии живет в режиме инновационной площадки. Каждый урок здесь длится 90 минут. Нет традиционного расписания занятий, зато есть лента. За это время педагоги научились видеть ребенка и выстраивать индивидуальный маршрут каждого ученика. Как устроен необычный процесс обучения, поясняет учитель физики Надежда Дерибина.

pНовый роман Полины Дашковой "Горлов тупик" стал одним из бестселлеров этой осени. В нем писательница обратилась к истории: события 50‑70‑х годов неожиданно преломляются в судьбах ее героев спустя время. В эксклюзивном интервью "Учительской газете" автор рассказала о работе над исторической прозой и о том, почему никогда не напишет детскую книгу.

14 июня 2011 года в 22:42

Президент Медведев увидел в нарушениях при сдаче ЕГЭ системную проблему

Виктория Молодцова
Как мы уже писали, на заседании Общественного совета Минобрнауки России 14 июня подтвердилась информация о том, что президент России Дмитрий Медведев не на шутку озаботился судьбой ЕГЭ (http://www.ug.ru/news/1273). Независимый инструмент оценки знаний российских школьников был практически дискредитирован массовым списыванием. Президент увидел в нарушениях при сдаче ЕГЭ системную проблему. Он позвонил министру образования и науки РФ Андрею Фурсенко и «серьезно и болезненно отреагировал на происходящее, потребовав, чтобы министерство немедленно приняло соответствующие меры». Об этом членам Общественного совета рассказал сам Андрей Фурсенко.


Андрей Фурсенко, министр образования и науки РФ:


     - Есть очень острый  вопрос, связанный со сдачей ЕГЭ в этом году. Я только что разговаривал с президентом России Дмитрием Медведевым, он просил  обратить особое внимание на ситуацию, которая сложилась со сдачей ЕГЭ по математике: весь Интернет наполнен информацией, что было огромное количество обращений в сети и благодаря этим обращениям молодые люди получили ответы на те задачи, которые были в контрольно-измерительных материалах. Президент позвонил мне не из-за того, что было десять-одиннадцать нарушений. У него серьезное опасение относительно того, что возникла новая системная проблема.  Всем известно,  насколько серьезно президент России относится к объективности ЕГЭ, к важности этого экзамена как нового инструмента – более честного, более объективного,  как к более честной возможности  поступления в вуз.  Когда возникают  реальные опасения, что это не только массовое нарушение, но и массовое противостояние очень моральной мере, позволяющей ребятам из самых разных мест поступать в хорошие вузы и честно сравнивать себя с другими, то, конечно, это не может не  вызвать обеспокоенности президента. Именно поэтому Дмитрий Анатольевич серьезно и болезненно отреагировал на происходящее, потребовав, чтобы  министерство  немедленно приняло соответствующие меры.


Я  не думаю, что нарушений было сотни или даже десятки тысяч. Я вполне допускаю, хотя и сильно сомневаюсь, что были тысячи людей, которые в той или иной степени нарушали закон.  Я думаю, что постановка проблемы совершенно правильная,  по-человечески  такие нарушения убивают веру  большого количества граждан в справедливость. Поэтому президент и встревожился по этому поводу.

Я хочу сказать о двух  моментах, которые имеют непосредственное отношение к обществу.


Первый момент связан с тем, что ЕГЭ выявил те нарушения, которые были раньше, но  которые не были так ярко видны. Этому есть определенные подтверждения. Неправомерные действия, которые случались во время экзаменов, в этом году оказались на виду у всех. Благодаря этому с ними стало легче бороться, и поэтому сегодня такое большое количество выявленных нарушений, гораздо больше, чем было раньше. Естественно, мы  всегда ругаем зеркало, которое вызывает большое раздражение.


Второй момент. Мы будем добиваться строжайшего выполнения всех правил, нормативов и законов. Все знают, что  в этом году приняты дополнения в закон относительно того, что  более жестко должно контролироваться  выполнение правил: отсутствие мобильного телефона, наличие подсказок. Законодательная основа для того, чтобы обеспечить правила, сегодня есть.  Как всегда у нас проблемы с правоприменением,  и президент РФ дал  мне очень четкое указание (он сказал, что даст такое же указание прокуратуре и правоохранительным органам) – добиваться неукоснительного выполнения  всех законов. Я думаю, что мы имеем такую возможность. Есть ребята, которые отстранены от экзаменов, лишены права их пересдачи, абсолютно такие же меры предприняты по отношению к тем, кто допустил такие нарушения. Но, я считаю, что тут нужно очень внимательно  отнестись к происшедшему, я вижу тут очень серьезную проблему.


Эта проблема связана с тем, что  очень большое количество людей считают нормальным, допустимым для себя  использовать нечестные, в чем-то аморальные,  методы получения результата. В каком-то смысле это говорит о том, что в обществе есть серьезная болезнь.  С этой болезнью только правоохранительные органы не справятся. Они не могут с этим справиться, так как надо менять психологию.


Есть отрадная вещь: когда в Интернете  началась дискуссия по поводу использования сети при сдаче экзаменов, довольно большое количество комментариев было таким: «Я не буду списывать!». Так  говорили авторы этих комментариев, считающие, что списывать неправильно. То есть так думают не один-два человека, а значительное число молодых людей, которые хотят самостоятельно, без подсказки, сдавать ЕГЭ.


В нашем Министерстве есть Общественный совет, и я считаю, что задача Совета вместе с нами подумать   о том, каким образом  добиться того, чтобы честная сдача экзаменов была не  исключением,  не вынужденной мерой, а стала правилом.


То, что сегодня в некоторых регионах, школах, семьях  нет заинтересованности в получении объективной информации о том, как знают  предмет ученики, как  дети подготовлены к будущей жизни, -  очень опасный сигнал.

Этот сигнал плох еще и потому, что мы прекрасно понимаем: ЕГЭ – самый простой экзамен, в жизни экзамены будут посложнее, поэтому наряду с административными мерами, с работой по созданию еще более независимой системы оценки экзаменов, мы постараемся, может быть, дать еще больше независимости  этому институту проверки знаний, еще в большей степени отделить его и от школы, и от вуза. Главной своей задачей мы сейчас считаем то, чтобы ребята идущие на экзамен, и их родители понимали, что честная сдача экзаменов, в первую очередь, - в их интересах. Это особенно важно сегодня, когда любой человек, который хочет получить  приличные баллы по ЕГЭ обманом, имеет возможность поступить на бюджетные места в очень приличные вузы. Я думаю, хороший вуз должен следовать известной русской поговорке: «Встречают по одежке, провожают по уму!». Если встретили по одежке, то после первой сессии могут кого-то по уму проводить, а кого-то по уму и оставить.

Я обратился с просьбой к Общественному совету не только провести заседание, посвященное этой проблеме, но и подготовить  его вместе с нами,  с другими общественными организациями, заинтересованными специалистами и принять  важные решения.

Фото с сайтов
www.russia-today.ru и www.newskey.ru
15 июня 2011, 01:27
У нас как обычно, все с ног на голову. Почему, если МинОбр провалил ЕГЭ, то звонят в МиоОбр и просят предложений? Наверное, надо отстранять виновников и проводить независимое расследование. Тоже самое и РосОбрНадзор — что ждать от них комментариев — неужели им хватит совести признать свои ошибки и уйти в отставку? До конца будут себя обелять, обвиняя невиновных. А кроме чиновников, никто и не виноват. «Контакты» пользовались тем, что это независимая сеть и никого туда силком не тянут. Мобильники на экзаменах? Мы же в России живем и с открытой душой закрываем глаза на шалости тех, кого учим 11 лет. А кто-то и материально может быть заинтересован? Сделайте зарплату в школах такой, чтобы было просто невыгодна любая иная материальная заинтересованность. И дыры залатайте, и ответственность повысьте, в том числе и на материальном уровне. Работа есть работа — будет стимул, будет — результат! А в целом, ЕГЭ — очередное коммерческое предприятие. Посудите сами, сколько денег на верхних уровнях отваливается на его проведение по всей необъятной России: подготовка КИМов и разных инструкций, распечатка, доставка, а потом и проверка. На нижних уровнях, т.е. в школах используют, конечно, бесплатный уже готовый человеческий ресурс — учителей. Но и здесь, кто-то хочет, если сможет — подзаработает. Коррупция, с которой был призван побороться ЕГЭ, спустилась из ВУЗов и размазалась по школам. И виновников нет, никто формально не за что не отвечает: всегда можно сослаться на непонимание инструкции, забывчивость или еще что-то. Ведь никто не готовит приемщиков ЕГЭ, значит и спросить не с кого…
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
15 июня 2011, 06:37
Согласна с тем, что не детей нужно наказывать, а взрослых. Определенная часть учащихся всегда воспользуется возможностью списать, если такая возможность представится (так было, есть и будет — человеческую природу не изменить, с этим Фурсенко придется смириться).Проблема сейчас в другом: были истрачены огромные средства налогоплательщиков на то, чтобы такой возможности не было. А она (надо же, какой конфуз вышел!!) осталась и даже расширилась. Кто виноват в этом? Конечно, ответственные (и еще раз повторюсь — получающие за это большие деньги) лица. Понятно, что чем выше ответственность — тем больше денег. Учителя, который выступает на ЕГЭ в роли наблюдателя, судить нельзя. Он действует строго по инструкции, спущенной сверху. Я интересовалась у своих коллег, которым поручено было наблюдать за порядком во время экзамена, что они могут делать в процессе своего наблюдения, а что — не имеют права.Выяснилось, что могут смотреть за порядком только со своего места. Вставать и ходить по аудитории — упаси Бог — это нарушение инструкции. Что может увидеть учитель с места? Очень мало. Манипуляции под партой точно не увидит. Сопровождать дитятю в туалет тоже нельзя ни в коем случае, подслушивать у кабинки — Боже сохрани. Знакомая учительница рассказала, что один выпускник ушел в туалет и не появлялся 25 минут. Его хватились, пошли искать. Он, спокойный и веселый, выходит из места уединения и скромно сообщает, что «живот прихватило». «Садись, дорогой, продолжай решать задания». Мне любопытно было бы узнать балл этого мальчика. Наверняка хороший. Выходит, с низовых исполнителей (учителей) спрашивать нельзя. А вот с организаторов и главных исполнителей в регионах можно и хотелось бы спросить: вам, господа, за что деньги платят? Поэтому самой эффективной мерой было бы увольнение (по статье, а не по собственному желанию) самых ответственных чиновников: министров, начальников департаментов и их замов. Не справился — до свидания, отдыхай, мил друг, от госслужбы (и чтобы никуда больше не имел возможности перебраться со своим портфелем). Может быть тогда те, кто придет им на смену, начнут по-другому работать. Я понимаю, что мое предложение звучит как утопия, но другого выхода не вижу.
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
15 июня 2011, 14:33
Прошу заметить, что речь идет главным образом о математике. Сдавать ЕГЭ по той программе математики в том виде как она есть, для среднего школьника просто не по силам. Это реальные факты. Пусть проведут независимые исследования и увидят власти, устанавливающие экзамены обязательные, сами увидят ЧТО они дают детям. Программа математики в старших классах крайне сложна — пусть ее поставят не в обязательные экзамены, а по выбору. Если бы детям не помогали, то наверное было бы много отчаявшихся выпускников. Например, мой старший сын сдавал в этом году, как выпускник 9 класса, математику трудновато. Он умный и добрый, на редкость честный и добросовестный, делает давно сложные сайты например, а вот в математике, увы трудно ему понять простые вещи, казалось бы на мой взгляд. Столько раз ему объясняли векторы… сама я хорошо в математике, но я поняла, что не тот склад ума у сына. Перед экзаменами, особенно математики, он доходил чуть не до отчаяния. Приходилось большими усилиями духовно поддерживать его. А знаете ли, что он не один в таком был состоянии. И теперь он не хочет идти дальше 10, 11 класс именно из-за сложности математики и что она будет на ЕГЭ. Теперь рассудите, на ком больше вины?
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
15 июня 2011, 15:44
Спрашивать как раз нужно с учителей если конечно это их призвание
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
15 июня 2011, 16:28
Видимо дело не в ЕГЭ по математике, а в Вашем сыне, Людмила! Вы ему решебники с какого класса покупали? Или он сам? Посмотрите варианты, группа В, С1, С2 по силам любому. По группе В и С2 купите ему замечательные пособия МЦНМО. Мой опыт, правда, говорит, что он их не раскроет.Со следующего года сын может выбрать первый уровень ЕГЭ, без группы С.
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.