Дата 9 Мая наполняет сердца гордостью за подвиг многонационального советского народа, выигравшего битву с фашизмом, и печалью: миллионы сыновей и дочерей Отечества навсегда остались лежать в своей и чужой земле.

«Я очень сожалею о том, что так произошло с моим прадедушкой, Малиновским Михаилом Дмитриевичем. Хочется рассказать о судьбе этого человека», - так начала Диана Николаевна. - В газете «Белгородская правда» за январь 1989 года было помещено обращение инвалида Великой Отечественной войны Ивана Анисимовича Горячкуна, проживающего в городе Курганинске Краснодарского края. В нём указывалось, что он разыскивает родственников своего погибшего фронтового друга, уроженца села Верхососна Будёновского (ныне Красногвардейского) района Воронежской (Белгородской) области, Михаила Дмитриевича Малиновского, 1923 года рождения.

Моя бабушка Раиса Дмитриевна Другова узнала, что ищут её погибшего в Великую Отечественную войну брата-связиста и написала Ивану Анисимовичу письмо. Он оказался корреспондентом газеты «Кубанская новь».

Иван Анисимович написал ответное письмо, которое нельзя было читать без волнения. Приведу его рассказ почти целиком: «…Летом 1942 года при отступлении в Каменске погиб мой фронтовой друг - Михаил Дмитриевич Малиновский. Личный состав нашего сорокового отдельного полка связи был размещён в парке. Радиостанция находилась в семи километрах от города в одном из ближайших хуторов. В тот злополучный день начальник нашей радиостанции дежурил с Мишей в Каменске на узле связи. В девятом часу утра возвращались на завтрак в расположение полка. Началась сильная бомбёжка. Мы получили приказ - свернуть радиостанцию и прибыть в Каменск. В парке  встретили командира полка с фуражкой в руках. От него узнали печальную весть о гибели наших товарищей. Всё, что осталось от Миши (результат прямого попадания 100-килограммовой бомбы), сложили в ящик из-под снарядов и захоронили в воронке от той же бомбы, в полосе деревьев, справа от спуска в парк…».

Далее Иван Анисимович написал о том, что вскоре началось спешное отступление.

Закончилась война. Он пробовал найти родственников Миши, но данных было недостаточно.

Время шло. Юные солдаты старели, а девиз «Никто не забыт, ничто не забыто!» не давал покоя ветерану. В феврале 1980 года он пишет в Каменский горком комсомола письмо с просьбой, чтобы школьники занялись поиском, а в День Победы вспомнили солдата и положили на место гибели Миши цветы. Комсомол ответа не дал. После обращения ветерана в «Комсомольскую правду», газета направила его письмо в Ростовский областной военкомат, приславший стереотипный ответ «…в списках погибших и захороненных не значится…». Иван Анисимович был в тупике: «Кажется, это кошмарный сон - был  Миша, и нет его! Но ведь я живой свидетель его гибели! Как же так не значится, а  как же девиз?!». Иван Анисимович попросил передать письмо в нужную школу следопытам.

В ходе переписки у ребят возникла благородная идея - изготовить в школьных мастерских памятный знак и установить его на месте гибели Михаила. Но как точно узнать место захоронения? Даже схемы, присланной Иваном Анисимовичем, было недостаточно. Тогда, несмотря на пережитые два инфаркта, ветеран решился приехать в город.

Надолго запомнился ребятам 9 Мая 1988 года. Торжественной, незабываемой была встреча. В наглаженной форме, праздничных пилотках, с алыми тюльпанами в руках, бесконечной строчкой выстроились пионеры на краю перрона. С трудом подавлял волнение ветеран, глядя на мелькающие за окном фигурки пионеров, приветливо размахивающих над головами цветами.

К сожалению, место захоронения своего фронтового друга Иван Анисимович смог установить лишь приблизительно. Изменилась планировка парка, некогда молодые деревца, стали огромными великанами. Посетил он в тот день и мемориал, но до конца митинга выстоять не смог, подвело сердце. Успел встретиться и побеседовать с председателем совета ветеранов города Р.М.Сигидой.

После отъезда Горячкуна директор школы А.Н. Чеботарёв, член Всесоюзного координационного Совета поискового движения при ЦК ВЛКСМ, сделал запрос в Центральный архив Министерства обороны СССР. Пришёл долгожданный ответ: «В книге погребений личного состава 40-го отдельного полка связи за 1942 год значится: «Малиновский Михаил Дмитриевич, красноармеец, 1923 года рождения, уроженец села Верхососна  Будёновского района Воронежской области. Место могилы - г. Каменск (на Донце), парк культуры, 56 шагов от главного подъезда корпуса №1 в направлении железнодорожной магистрали «Москва-Ростов». Погиб при бомбардировке 13 июля 1942 года».

Теперь вопрос ориентировки на местности решался гораздо проще. Перед ребятами была задача с двумя неизвестными. Из схемы, присланной Горячкуном, следовало, что захоронение, если смотреть вниз спуска, по отношению к двухэтажному зданию находится под углом 45 градусов. А в ответе на запрос сообщалось расстояние.

Кроме данных о Малиновском, архив сообщил точные сведения о его погибшем командире.  Крестьянполь Юрий Юрьевич,  старший сержант, 1917 года рождения, украинец, Черниговская область, город Нежин, призван в 1938 году, ранен при бомбардировке города Каменска  Ростовской области 13 июля 1942 года. Умер от ран 13июля 1942 года в каменской городской больнице и похоронен  работниками больницы.

В мае 1989 года моя бабушка, тетя и папа ездили на могилу Михаила, приезжал и Иван Анисимович.

Сколько благодарностей услышал в свой адрес ветеран, носивший значок «Отличный связист»! Сколько радости было в его глазах! На могиле Малиновского Михаила 8 мая в торжественной обстановке в присутствии приехавших в Каменск родственников погибшего, его однополчанина И.А.Горячкуна и многих каменчан был установлен памятный знак. Он был изготовлен учениками каменской школы №10. На нём начертаны слова: «Здесь захоронен красноармеец 40-го полка связи Малиновский Михаил Дмитриевич 1923 г.-13.07.1942 г.» Недалеко от этого места находится братская могила, где лежат товарищи Михаила.

Родственники погибшего просили, чтобы перезахоронили Михаила в братскую могилу, но ветеран Горячкун настоял на том, чтобы все оставалось, как есть. Они понимали, сколько здоровья, времени потратил ветеран на то, чтобы друга  похоронили точно на месте гибели. В то же время закрадывались сомнения - будут ли продолжать ухаживать за могилой? Но опасения были напрасны. До сих пор могила находится в парке, она ухожена, постоянно на ней лежат цветы. Находятся добрые люди, пишут отзывы в интернете примерно такого содержания:  «Каждый год, 9 Мая, ходим с внуком на могилу солдата Малиновского Михаила Дмитриевича, воевавшего в нашем городе и защищавшего его. Мы кладём на могилу цветы и стоим молча…», «Я всю свою жизнь живу в районе парка имени Маяковского. На аллейке находится могила участника той войны Малиновского Михаила Дмитриевича. Еще будучи совсем ребенком, я даже присутствовала при перезахоронении останков солдата. Сейчас я периодически пропалываю клумбу вокруг (хотя надо отдать должное, могила всегда хорошо ухожена), приношу ему цветочки, оставляю что-нибудь помянуть. Мотив — вовсе не показуха или что-то в этом роде, а надежда, что кто-нибудь сделает то же самое для моего прадеда, оставшегося навсегда лежать в белорусской земле».  

Прошло 26 лет с тех пор, как бабушка ездила на могилу погибшего брата. По состоянию здоровья она больше там не была. С Иваном Анисимовичем она переписывалась до 2001 года. В 2002 году друга Михаила не стало.

У бабушки осталось стихотворение «Ожидание», подаренное ей при встрече Иваном Анисимовичем Горячкуном:

Тридцать три годочка

Ждала мать сыночка,

Всё  надеясь встретить

Сына у крыльца.

Но текли годочки,

Как вода в Сосне.

Мать его встречала

Только лишь во сне.

А сынок родимый

Отдыхал в земле

На родных просторах,

Только на Донце.

Так и не дождавшись,

Мать ушла к нему

На свиданье вечное

В вечном их дому.

А живым осталось

Только память чтить,

Помнить о родимых,

Помнить и грустить».

 

Анна Бондарец, ученица 7 «Б» класса,

 

Руководитель: Диана Асеева, учитель русского языка и литературы,

 

средняя школа №5 с углубленным изучением отдельных предметов города Старый Оскол Белгородской области