​За указами следуют разъяснения, каждый регион вправе принимать свои решения, причем такая же ситуация сложилась и за рубежом. Всемирная организация здравоохранения регулярно публикует новые данные и рекомендации, что естественно. За прошедшие месяцы накопился опыт. Врачи мира стали осторожно выступать на тему опасений за здоровье нации, и вовсе не в связи с пандемией. Их заботит влияние тотального «заключения» на психическое и физическое здоровье населения. Каким образом постоянное пребывание дома отражается на общем состоянии детей, молодежи, беременных женщин? Как переживают изоляцию старики? Отмечают, что резко возрос детский бытовой травматизм, от скуки дети буквально суют пальчики куда попало.

Что изменилось за последние недели? Отовсюду посыпались необычные репортажи, истории с человеческим интересом. У нас на местном сайте опубликованы удивительные фотографии: новосибирское метро в часы пик, толпы людей, никакой социальной дистанции; скопление верующих в храмах в Вербное воскресенье. На этой неделе было дано разрешение выйти на работу, его получили 770 тысяч людей, практически все трудоспособное население города-миллионника. Возникают законные вопросы, постоянно публикуемые на форумах: если можно выгуливать собак, почему нельзя выводить на прогулку около дома детей? Можно ли удержать дома всех здоровых жителей, если к нам после полугода тяжелой снежной зимы наконец начала приходить весна, хотя снег еще не сошел...

В Германии собираются попробовать снять часть запретов со следующей недели, принятые меры по соблюдению дистанции действуют. Оберегают детей и старшее поколение, советуют им пока не общаться воочию, не ходить в гости. Бабушки и дедушки приходят посмотреть на внуков, которые машут им руками с балконов. Во Франции собираются постепенно снимать ограничения в мае. В Австрии процесс уже пошел. Швеция и вовсе мало что ограничивала, кроме массовых скоплений народа, в том числе на религиозные службы. Исландия протестировала 10% населения и представила ВОЗ выводы: более половины болеют без симптомов. Мэр города Балтимор в штате Мерилэнд, США (недалеко от столицы страны Вашингтона) обратился с призывом к местным гангстерам на время эпидемии перестать стрелять друг в друга, потому что больницы переполнены, койки нужны больным, а не подстреленным. Нью-Йорк следит за здоровьем живущей в зоопарке тигрицы Нади, у которой обнаружили коронавирус... И везде люди продолжают рождаться и умирать независимо от вируса.

ВОЗ сообщила, что социальное дистанцирование – более действенная мера защиты, чем маски, которых в аптеках нет. Кстати, я вспомнила собственные школьные уроки труда и сшила маски из плотной хлопковой ткани.

Похожие репортажи о проблемах образования можно прочитать о любой стране. Сверху спустили указание ввести дистанционное обучение, чиновники отрапортовали о проделанной работе. Действительно, организован доступ к ресурсам, запущены программы. Далее происходит знакомый по первичной работе с интернет-проектами процесс. Когда, почти четверть века назад, я начинала работать с детьми, используя сетевые возможности, то была единственной в коллективе из ста человек, кто этим занимался. К нам в Академгородок приехал Джордж Сорос, посетил школу, перерезал ленточку перед входом в подаренный им интернет-класс. Кабинет торжественно открыли, а после отъезда высокого гостя торжественно закрыли. Целый месяц я добивалась, чтобы мне дали ключ, но получала простой ответ: зачем, у тебя дети маленькие. Добилась. Пара лет ушла на то, чтобы привлечь к работе кого-либо из коллег. Сдвиг произошел, когда все мои ученики получили красочные международные дипломы. Понятно, что за более чем два десятка лет я многому научилась сама и сумела обучить на курсах повышения квалификации многих учителей области. Но всеобщий переход на e-learning, как кратко называют обучение с использованием ИКТ за рубежом, – совсем не то же самое, что обучению работе с компьютером и использованию всемирной сети.

На прошлой неделе я приняла участие в серии вебинаров, которые организовала Ольга Коченкова, представитель издательства Пиэрсон (Pearson) в Сибири. За четыре дня работы с ресурсами, доступ к которым бесплатен в течение 60 дней, в них приняли участие около ста учителей английского языка. Мы подключались к каждой сессии через ZOOM – программу, дающую возможность осуществлять связь с сотней участников одновременно. На экране видели ведущих и все ресурсы, которые возникали перед нами по очереди, по мере объяснения, как в обычной презентации. Вопросы задавали индивидуально или сразу всем в параллельно идущем чате. Кроме того, у нас есть возможность позднее обменяться вопросами и ответами через WhatsApp, Skype, e-mail и другие сервисы.

Опытные в обращении с ИКТ педагоги суммируют сложности. И приходят к выводу, что далеко не всё зависит от учителей. Не срабатывает программа, много времени занимает соединение с ресурсами. Из-за того, что приходится часами сидеть за компьютером, «выпадает» спина, устают глаза. Не все ученики понимают, что именно от них требуются, не успевают вовремя загрузить задания и переслать выполненные упражнения учителю. И когда их проверять, если сил к вечеру не остается? Жалуются родители, ведь им приходится помогать детям, а справляются не все. Напомню удивительный факт: хотя у нас в стране все изучают иностранный язык в школе и в вузе, владеют им немногие.

Но есть и немало положительных сообщений. После первых двух недель часть педагогов, которые были просто в отчаянии от внезапно спущенных сверху новых требований, говорят, что постепенно втянулись. Стали разумно организовывать процесс, вносить свои коррективы. Учительница начальной школы проводит по три получасовых занятия в день в привычное школьникам время, широко использует наглядные пособия, не гонит детей, домашние задания свела к минимуму. Физик, математик в старших классах выбрали все необходимое для экзаменов, рационально распределили материал. Не надо забывать, в каких условиях им приходится работать, если есть своя семья, особенно малыши, которых нельзя оставить без присмотра, или старики, которым требуется регулярная помощь.

Многие пожилые предметники, никогда не пользовавшиеся ИКТ, просто предлагают учащимся самостоятельно читать учебники и задавать вопросы по телефону. Это тоже создает огромную нагрузку на всех участников учебного процесса.

Как сообщила на условиях сохранения анонимности одна знакомая учительница, «после двух дней дистанционки от нее готовы сбежать муж, дети и кошка...»

Специалисты разных стран сразу поняли, что учителям нужна методическая помощь. Вебинары по средам организуют всемирная организация IEARN, международный методический сайт Teaching English  делает это ежедневно, большой вклад в общее дело оказывают издательства педагогической литературы. Доступ везде бесплатен.

Мне кажется, в условиях пандемии нужно стараться избавить людей от страха. Не стоит карать педагога, если у него не все удалось. Если экономисты уже сейчас пишут о том, что процесс восстановления займет не один месяц, понятно, что и сфера образования войдет в норму не сразу. Наверное, справедливо штрафовать нарушителей карантина, если они разносят заразу. Но зачем наказывать здорового человека, который пошел за продуктами в магазин «за две остановки от дома»? Я живу на улице, где просто нет ни одного магазина, только жилые дома и закрытая сейчас школа, а напротив лес. Наши местные власти все же отметили в указе, что мы имеем право относить еду и все необходимое престарелым родственникам. Cтарики очень дисциплинированы и законопослушны. Их беспокойство, например, по поводу своевременной оплаты коммунальных услуг напоминает ситуацию с дистанционным обучением. На различных сайтах рекламируются способы оплаты всех услуг, не выходя из дома. Так и вижу, как наша бабушка 90 лет сгружает всевозможные приложения и бодро кликает во всех нужных местах. Если раньше никогда такого делать не приходилось, вряд ли сразу все получится. Мы все оказались в одной лодке, и всем нужно слаженно грести в одном направлении, чтобы лодка не перевернулась.


Нина Коптюг, кандидат филологических наук, Новосибирск