Кто-то не смог сдать, кто-то сдал, но с трудом, на «тройку». Как же так? В школе были отличниками, ЕГЭ сдали прекрасно; поступив в университет, не прогуливали, отлично работали – и такой низкий результат! В чем причина? Я побеседовала с молодежью и получила поразительные ответы. Суммирую их: «Мы же сдавали ЕГЭ, нас к нему долго готовили, тренировали, объясняли, как заполнять формы, как писать тесты. ЕГЭ проходит письменно. А тут оказалось, что нужно отвечать преподавателю устно, один на один. Но не совсем. Запускают в аудиторию, где идет экзамен, по 6-8 человек, все берут билеты, готовятся. Потом первый человек идет отвечать. А преподаватель вдруг говорит: «Теперь буду вас гонять». И гоняет иногда час-два, а мы слушаем. Становится страшно. А еще есть такое, преподаватель физики говорит: «Вы же девушка, что вы тут делаете на физфаке? Вот я сейчас проверю ваши знания по всем вопросам!» Словом, к такому формату и к такому стилю работы преподавателей нас совсем не готовили…»

 

Сознаюсь, за многолетними обсуждениями ЕГЭ, за изумлением, например, по поводу крайне низкого проходного балла на выпускном школьном экзамене по иностранным языкам такой аспект проблемы мне просто в голову не приходил. С одной стороны, выпускники школ, поступившие в вуз, действительно практически не имеют опыта сдачи устных экзаменов. С другой стороны, они не готовы к поведению некоторых преподавателей, к тому, что их будут «гонять». Прекрасных преподавателей много, но есть и такие, кто не очень доброжелательно относится к молодежи.

 

Собравшись недавно на юбилее одного из многочисленных родственников, я воспользовалась случаем и провела небольшой опрос среди разных поколений. Оказалось, независимо от пола и возраста, специальности и города, где находится конкретный вуз, мы все имели в своем арсенале совершенно одинаковые истории о студенческой жизни и о сессиях. Свою собственную первую сессию в МГУ, конечно, помню очень хорошо. Когда перед Новым годом мы сдавали специальность, английский язык, принимать зачет пришла заведующая кафедрой. Она привела с собой всех членов кафедры, аспирантов – и началось «избиение младенцев». Нам не разрешили покидать аудиторию, пока вся группа не сдаст зачет, и мы провели там двенадцать часов, с 9 утра до 9 вечера. Почти всем было предложено явиться на пересдачу. У меня уже были автоматические зачеты и экзамены по большинству предметов, был и билет на самолет, хотелось продлить каникулы, повидаться с родителями. Билет пришлось сдать. О бессонных ночах и слезах молчу. А вот о завершении истории стоит рассказать. Когда я после Нового года пришла на пересдачу, заведующая буквально выпучила на меня глаза: «Что вы-то здесь делаете?!». Я объяснила, что она велела мне пересдать зачет. Она засмеялась, взяла мою зачетку, расписалась и пожелала хороших каникул. Казалось, времена такого самодурства канули в прошлое – ан нет.

 

«У нас был старичок-лектор, который прямо нам говорил, что женщинам тут делать нечего, и грозился устроить экзамен, какого мы еще не видели. На последнем курсе-то мы все уже были замужем, многие с детьми. И вот пришли, как велено, сидим и сидим, он «гоняет» всех девушек. Мужья начали приносить младенцев к дверям. Мы выскочим, покормим – и назад. Когда я пришла к полуночи домой, муж и ребенок, умотанные, с засохшими слезами на щеках, крепко спали. А на полу валялись осколки чашечек. Я утром спросила, что случилось. Оказалось, он пытался дочку поить водичкой, а она, в три месяца-то, размахивала ручками и кричала, вот он все и ронял...». Многие родители рассказывают, как заволновались и побежали проверять, не случилось ли чего с дочкой: ушла на экзамен к 9 утра, вот уже два, три часа дня, а ее все нет. Да, та же история: пошла первой, все ответила правильно. И преподаватель начал «гонять» по всему материалу. У меня был случай, когда я тоже прибежала искать свою дочь-студентку, заглянула в аудиторию и увидела, как она, бледнея, буквально сползает со стула. Преподаватель, узнав меня, спросил, что я тут делаю, ахнул, поняв, что довел до обморока моего ребенка, и тут же отпустил, поставив заслуженную оценку «отлично».

 

Почему студенты в подобных ситуациях не протестуют? Попытки обращаться с жалобами в ректорат зачастую ни к чему хорошему не приводят…

Много лет назад меня, молодую преподавательницу, вызвали в ректорат. Предъявили претензию: слишком быстро принимаю экзамены. Пожилая коллега, доктор наук, пожаловалась на меня: оказывается, я всегда защищаю студентов.  Я не поняла, что в этом плохого, и до сих пор не понимаю. Если студент посещает занятия, выполняет задания, старается из всех сил, почему нельзя поддержать, похвалить, выслушать ответ на вопросы экзаменационного билета и поставить соответствующую оценку?  В ответ на обвинения я показала инструкцию, нормативы: на экзамене отводится 20 минут на студента. Достаточно, чтобы выслушать ответы на билет, задать по одному дополнительному вопросу. Честно сказать, опытному педагогу никогда много времени не требуется.

 

Поддержка играет огромную роль в жизни любого молодого человека. Похвалите за правильно сделанное упражнение – и в следующий раз ребенок будет изо всех сил стараться снова услышать доброе слово. А вот как перестроить формат экзаменов, чтобы нынешние ученики и будущие студенты не терялись на экзамене во время первой сессии, пока не знаю.

 

Нина Коптюг, кандидат филологических наук, Новосибирск

 

Все выпуски рубрики "Мудрый совет"