Александр Пушкин (роль исполняет Илья Бороненко)

Не мысля гордый свет забавить,
Вниманье дружбы возлюбя,
Хотел бы я вам всем представить
Залог достойнее себя,
Достойнее души прекрасной,
Святой исполненной мечты,
Поэзии живой и ясной,
Высоких дум и простоты;
Но так и быть — рукой пристрастной
Дарю собранье пестрых глав,
Полусмешных, полупечальных,
Простонародных, идеальных,
Небрежный плод моих забав,
Бессонниц, легких вдохновений,
Незрелых и увядших лет,
Ума холодных наблюдений
И сердца горестных замет.


1 ведущий: В мире всегда что-то изменяется... Уходят эпохи, разрушая великие цивилизации. Войны сметают города, Великие памятники превращаются в прах. Но у человечества есть защита от духовного вымирания - это вечные истины, завещанные нам Богом и предками. Эти истины учат нас добру, человеколюбию, милосердию, являются основой человеческой души.

2 ведущий: Издавна считается, что хранительница домашнего очага, основа мира и согласия в доме - женщина. Она всегда защищала своих домочадцев от любой скверны, была их наставницей и опорой. У каждой эпохи своя женщина - женщина-воительница, женщина-просветительница, гражданка (в великом смысле этого слова), женщина-муза, идеал. Но какой она бы ни была, она всегда остается средоточием всего лучшего и человеческого.

1 ведущий: Сегодня мы собрались в нашей гостиной, чтобы поговорить о женщине. Женщине как о воплощении самого прекрасного, идеального. О идеале прекрасном Поговорим, вдохновлявшем великих мастеров на создание бессмертных творений.

В ведущих разговор вливается гармонично "Па-де-де Альбера и Жизели" из балета "Жизель" А.Ш. Адана.

2 ведущий: Нашу встречу мне хотелось бы начать со знакомства с Россией ХІХ века. Россией просвещенной, литературной, музыкальной, мятущейся и ищущей свой идеал. Первая четверть ХІХ века - яркая страница в истории отечественной словесности и изобразительного искусства (показывает портреты и альбомы по искусству). Эта страница отражает представление о женщине как нравственном идеале у романтиков.

Видеоряд к стихотворению Евгения Баратынского "Она".

1 ведущий: Все чувства женщины направлены к доброму началу, терпению и любви к ближнему. Литература, поэзия, живопись, музыка - все виды искусства того времени находили слияние в прекрасном поиске идеала, воплощенного в современнице. О ней писали лучшие умы ХІХ века. Одно перечисление их имен показывает, что они были имениты не только в свое время, но оставили свой след в истории литературы: А.С. Пушкин, П.А. Вяземский, Д.В. Давыдов, Д.В. Веневитинов, В.К. Кюхельбекер, В.Ф. Одоевский, Каролина Павлова и многие  другие.

2 ведущий: Но конечно же, признанным главой русской литературы был А.С. Пушкин.

Алексей Плещеев «Памяти Пушкина»

Мы чтить тебя привыкли с детских лет,

И дорог нам твой образ благородный;

Ты рано смолк; но в памяти народной

Ты не умрешь, возлюбленный поэт!

 

Бессмертен тот, чья муза до конца

Добру и красоте не изменяла,

Кто волновать умел людей сердца

И в них будить стремленье к идеалу;

 

Кто сердцем чист средь пошлости людской,

Средь лжи кто верен правде оставался

И кто берег ревниво светоч свой,

Когда на мир унылый мрак спускался.

 

И всё еще горит нам светоч тот,

Всё гений твой пути нам освещает;

Чтоб духом мы не пали средь невзгод,

О красоте и правде он вещает.

 

Все лучшие порывы посвятить

Отчизне ты зовешь нас из могилы;

В продажный век, век лжи и грубой силы

Зовешь добру и истине служить.

 

Вот почему, возлюбленный поэт,

Так дорог нам твой образ благородный;

Вот почему неизгладимый след

Тобой оставлен в памяти народной!

 

 

Занавес открывается. Инсценировка фрагмента из романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин».

Я

Интерьер: камин, люстра, кресла, диван, ковёр, свечи, трюмо, книги, чернильница, зеркало

«Куда? Уж эти мне поэты!»
— Прощай, Онегин, мне пора.
«Я не держу тебя; но где ты
Свои проводишь вечера?»
— У Лариных. — «Вот это чудно.
Помилуй! тебе и не трудно
Там каждый вечер убивать?»
— Нимало. — «Не могу понять.
Отселе вижу, что такое:
Во-первых (слушай, прав ли я?),
Простая, русская семья,
К гостям усердие большое,
Варенье, вечный разговор
Про дождь, про лен, про скотный двор...»

— Я тут еще беды не вижу.
«Да скука, вот беда, мой друг».
— Я модный свет ваш ненавижу;
Милее мне домашний круг,

Где я могу... — «Опять эклога!
Да полно, милый, ради бога.
Ну что ж? ты едешь: очень жаль.
Ах, слушай, Ленский; да нельзя ль
Увидеть мне Филлиду эту,
Предмет и мыслей, и пера,
И слез, и рифм и так далее?..
Представь меня». — Ты шутишь. — «Нету».
— Я рад. — «Когда же?» — Сейчас Хоть.
Они с охотой примут нас.

Музыка, гости, Ленский и Онегин целуют руки Ольге и Татьяне, Онегин любезно разговаривает с Ольгой, затем подходит к Онегину.

Вальс из «Евгения Онегина»

Интерьер: стол, угощение

Скажи: которая Татьяна?»
— Да та, которая, грустна
И молчалива, как 
Светлана,
Вошла и села у окна. —
«Неужто ты влюблен в меньшую?»
— А что? — «Я выбрал бы другую,
Когда б я был, как ты, поэт.
В чертах у Ольги жизни нет.
Точь-в-точь 
в Вандиковой Мадоне:
Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая луна
На этом глупом небосклоне».
Владимир сухо отвечал
И после во весь путь молчал.

VII в

Катя Дикова:

Татьяна слушала с досадой
Чужие  сплетни; но тайком
С неизъяснимою отрадой
Невольно думала о том;
И в сердце дума заронилась;
Пора пришла, она влюбилась.
Так в землю падшее зерно
Весны огнем оживлено.
Давно ее воображенье,
Сгорая негой и тоской,
Алкало пищи роковой;
Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала... кого-нибудь,

VIII в

И дождалась... Открылись очи;
Она сказала: это он!
Увы! теперь и дни и ночи,
И жаркий одинокий сон,
Все полно им; все деве милой
Без умолку волшебной силой
Твердит о нем. Докучны ей
И звуки ласковых речей,
И взор заботливой прислуги.
В уныние погружена,
Гостей она не слушает
И проклинает их досуги,
Их неожиданный приезд
И продолжительный присест.

В углу сцены Татьяна пишет письмо, луч прожектора –на неё.

Занавес закрывается, на авансцену выносят декорацию рощи. Ставят За занавесом стол с угощениями.

Письмо Татьяны к Онегину

Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.
Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Все думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.
Но, говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне все вам скучно,
А мы... ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.

Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.

Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете...
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой...
Ты в сновиденьях мне являлся
Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался
Давно... нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!
Не правда ль? я тебя слыхала:
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнул тихо к изголовью?
Не ты ль, с отрадой и любовью,
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Сомненья Мои разреши.
Быть может, это все пустое,

Обман неопытной души!
И суждено совсем иное...
Но так и быть! Мою Судьбу
Отныне я вручаю тебе,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю...
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Я жду тебя: единым взором
Надежды сердца оживи
Иль сон тяжелый перерви,
Увы, заслуженным укором!

Кончаю! Страшно перечесть

Стыдом и страхом замираю

Но мне порукой Ваша честь,

И смело ей себя вверяю...

 

Илья:

Чем меньше мы женщину любим,
Тем легче нравимся мы ей
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.


Так точно думал мой Евгений.
Он в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.

Но, получив посланье Тани,
Онегин живо тронут был:
Язык девических мечтаний
В нем думы роем возмутил;
И вспомнил он Татьяны милой
И бледный цвет и вид унылый;
И в сладостный, безгрешный сон
Душою погрузился он.

Теперь мы в сад перелетим,
Где встретилась Татьяна с ним.

ХІІ

Минуты две они молчали,
Но к ней Онегин подошел
И молвил: «Вы ко мне писали,
Не отпирайтесь. Прочел Я
Души доверчивой признанья,
Любви невинной излиянья;
Мне ваша искренность мила;
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства;
Но вас хвалить я не хочу;
Я за нее вам отплачу
Признаньем также без искусства;
Примите мою исповедь:
Себя на суд вам отдаю.

ХІІІ

Когда бы жизнь домашним кругом
Я ограничить захотел;
Когда б мне быть отцом, супругом
Приятный жребий повелел;
Когда б семейственной картиной
Пленился я хоть миг единый, —
То, верно б, кроме вас одной
Невесты не искал иной.
Скажу без блесток мадригальных:
Нашед мой прежний идеал,
Я, верно б, вас одну избрал
В подруги дней моих печальных,
Всего прекрасного в залог,
И был бы счастлив... сколько мог!

ХIV

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.
Судите ж вы, какие розы
Нам заготовит Гименей
И, может быть, на много дней.

Что может быть на свете хуже
Семьи, где бедная жена
Грустит о недостойном муже,
И днем и вечером одна;
Где скучный муж, ей цену зная
(Судьбу, однако ж, проклиная),

Всегда нахмурен, молчалив,
Сердит и холодно-ревнив!
Я Таков. И того ль искали
Вы чистой, пламенной душой,
Когда с такою простотой,
С таким умом ко мне писали?
Ужели жребий вам такой
Назначен строгою судьбой?

Мечтам и годам нет возврата;
Не обновлю души моей...
Я вас люблю любовью брата
И, может быть, еще нежней.
Послушайте ж меня без гнева:
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты;
Так деревцо свои листы
Меняет с каждою весною.
Так видно небом суждено.
Полюбите вы снова: но...
Учитесь властвовать собою;
Не всякий вас, как я, поймет;
К беде неопытность ведет».

Катя:

Так проповедовал Евгений.
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.
Он подал руку ей. Печально
(Как говорится, машинально)
Татьяна молча оперлась,
Головкой томною склонясь;
Пошли домой вкруг огорода;
Явились вместе, и никто
Не вздумал им пенять на то.
Имеет сельская свобода
Свои счастливые права,
Как и надменная Москва.

 

Илья:

Но вот багряною рукою
Заря от утренних долин
Выводит с солнцем за собою
Веселый праздник именин.
С утра дом Лариных гостями
Весь полон; целыми семьями
Соседи съехались в возках,
В кибитках, в бричках и в санях.
В передней толкотня, тревога;
В гостиной встреча новых лиц,
Лай мосек, чмоканье девиц,
Шум, хохот, давка у порога,
Поклоны, шарканье гостей,
Кормилиц крик и плач детей.

Пошли приветы, поздравленья;
Татьяна всех благодарит.
Когда же дело до Евгенья
Дошло, то девы томный вид,
Ее смущение, усталость
В его душе родили жалость:
Он молча поклонился ей,
Но как-то взор его очей
Был чудно нежен. Ли Оттого,
Что он и вправду тронут был,
Иль он, кокетствуя, шалил,
Невольно ль, иль из доброй воли,
Но взор сей нежность изъявил:
Он сердце Тани оживил.

Катя:

Мазурка раздалась. Бывало,
Когда гремел мазурки гром,
В огромной зале все дрожало,
Паркет трещал под каблуком,
Тряслися, дребезжали рамы;
Теперь не то: и мы, как дамы,
Скользим по лаковым доскам.
Но в городах, по деревням
Еще мазурка сохранила
Первоначальные красы:
Припрыжки, каблуки, усы
Всё те же: их не изменила
Лихая мода, наш тиран,
Недуг новейших россиян.

Исполняется мазурка.

Илья:

Сердечно я Хоть
Моего героя Люблю,
Хоть возвращусь к нему, конечно,
Но мне теперь не до него.
Лета к суровой прозе клонят,
Лета шалунью рифму гонят,
И я — со вздохом признаюсь —
За ней ленивей волочусь.

Познал я глас иных желаний,
Познал я новую печаль;
Для первых нет мне упований,
А старой мне печали жаль.
Мечты, мечты! где ваша сладость?
Где, вечная к ней рифма, младость?
Ужель и вправду наконец
Увял, увял ее венец?

Так, полдень мой настал, и нужно
Мне в том сознаться, вижу я.
Но так и быть: простимся дружно,
О юность легкая моя!
Благодарю за наслажденья,
За грусть, за милые мученья,
За шум, за бури, за пиры,
За все, за все твои дары;
Тебя Благодарю. Тобою,
Среди тревог и в тишине,
Я насладился... и вполне;
Довольно! С ясною душою
Пускаюсь ныне в новый путь
От жизни прошлой отдохнуть.

Занавес.

Романс Вероники Долиной исполняет Вика Сафронова под аккомпанемент гитарного дуэта.

1 ведущий: В ответ на пушкинское «Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей...» современная поэтесса Ирина Снегова отвечала...

2 ведущий: 

Опровергаю. Любим за любовь.
В ней пагуба. В любви. А не в притворстве.
Любовь идет к любви. На трубный зов.
Любовь разит любовь. В единоборстве.
Любовь любви не ровня, не родня.
Любовь с любовью, Боже, как не схожи!
Та светит, эта жжет острей огня,
А от иной досель мороз по коже...

 

1 ведущий: Несколько ярких, как пламя огня, мгновений счастья порой могут перевесить спокойно прожитые годы. Любовь 33-летнего известного русского поэта и 15-летней грузинской аристократки продлилась считаные месяцы, но память о ней «черная роза Тифлиса», как прозвали не снимающую траурного платья вдову, хранила всю жизнь. После гибели мужа Нина воздвигла памятник Александру Грибоедову на горе Мтацминда — пьедестал из черного мрамора и изваяние плачущей вдовы, охватившей руками крест, с надписью: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».

Говорят, поэт Александр Сергеевич Пушкин посетил еще свежую могилу Грибоедова и преклонил пред ней колени, а когда встал, на его глазах блестели слезы. Не о такой ли вечной любви мечтает каждый мужчина! Неудивительно, что Нина Чавчавадзе вошла в историю как символ верности, свидетельство того, что великая любовь никогда не умирает...

2 ведущий: В память об этой любви -  сцена из бессмертной комедии Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума»

Инсценировка сцены из «Горя от ума».

1 ведущий:

На той планете, где враждуют ветры,
В том городе, где возникают сказки,
В книге той, что когда-нибудь раскроют
С восторгом изумленные потомки
И памятник воздвигнут каждой букве,
Трех девушек, трех ласточек я встретил,
Прекрасных, как созвездие Цефея,
Столь разных, друг на друга непохожих,
Как непохожи счастье и разлука,
Мечта и горе, нежность и неверность-

Перелистаем страницы романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир».

2 ведущий:

А любовь — что это такое?
Днем и ночью не знать покоя?
Легко Загораться, как порох?
Отзываться на каждый шорох?
Быть колодцем в сухой пустыне?
Никогда не солгать святыне?
Сохранить свою верность дому,
Все до капли другому отдать.
До слезинки. До самой малой.
До кровинки. До самой алой.
Не таясь. Не боясь. Открыто.
Душ Вот где золото зарыто!


Ученица (читает отрывок из стихотворения И. Фонякова):

Говорите о любви любимым!
Говорите чаще. Каждый день.
Не сдаваясь мелочным обидам,
Отрываясь от важнейших дел.
Говорите! Слышите, мужчины?

Инсценировка фрагмента из романа «Война и мир». «Предложение Денисова» (т. Второй ч. 1 гл. 16).

Картина 1

Графиня Ростова сидит в кресле, неторопливо веером обмахивается. Взволнованная Наташа бросается к матери.

Наташа: Мама!.. Мама!., он мне сделал...

Графиня: Что сделал?

Наташа: Сделал, сделал предложение. Мама! Мама!

Графиня: Наташа, полно, глупости!

Наташа (сердито): Ну вот, глупости! Я вам говорю дело. Я пришла спросить, что делать, а вы говорите: «Глупости».

Графиня (пожимает плечами): Ежели правда, что мосье Денисов сделал тебе предложение, хотя это смешно, то скажи ему, что он дурак, вот и все.

Наташа (обиженно и серьезно): Нет, он не дурак.

Графиня (смеется): Ну, так что ж ты хочешь? Вы нынче ведь все влюблены. Ну, влюблена, так выходи замуж, — с Богом!

Наташа: Нет, мама, я не влюблена в него, должно быть, не влюблена в него.

Графиня: Ну, так так и скажи ему.

Наташа: Мама, вы сердитесь? Вы не сердитесь, голубушка, ну в чем же я виновата? (Ласкается к матери).

Графиня (улыбаясь): Нет, да что же, мой друг? Хочешь, я пойду скажу ему?

Наташа: Нет, я сама, только вы научите. Вам легко все. А коли бы вы видели, как он мне это сказал! Ведь я знаю, что он не хотел сказать; да уж нечаянно сказал.

Графиня: Ну, все-таки надо отказать.

Наташа: Нет, не надо. Мне так его жалко! Он милый такой!

Графиня (насмешливо): Ну, так прими предложение. И то, пора замуж идти.

Наташа: Нет, мама, мне так жалко его. Я не знаю, как я скажу.

Графиня (возмущенно): Да тебе и нечего говорить, я сама скажу.

Наташа: Нет, ни за что, я сама, а вы идите слушайте у двери.

Убегает; графиня идет следом.

Картина 2

На стуле, закрыв лицо руками, сидит Денисов. Когда появляется Наташа, он вскакивает и быстро подходит к ней.

Денисов: Натали, решайте мою судьбу. Она в ваших руках!

Наташа: Василий Дмитрич, мне вас так жалко!.. Нет, но вы такой славный... Но не надо... это... а так я вас всегда буду любить.

Денисов нагнулся над ее рукою. В это время графиня поспешно входит.

Графиня (смущенно): Василий Дмитрич, я благодарю вас за честь, но моя дочь так молода, и я думала, что вы, как друг моего сына, обратитесь прежде ко мне. В таком случае вы не поставили бы меня в необходимость отказа.

Денисов (с опущенными глазами): Г'афиня...

Наташа начала громко всхлипывать.

Денисов: Г'афиня, я виноват перед вами, но знайте, что я так боготворю вашу дочь и все ваше семейство, что две жизни отдам... Ну прощайте, г'афиня...

Целует руку графини и, не взглянув на Наташу, решительным шагом выходит из комнаты.

Ведущий 1:

Без ошибок не прожить на свете,
Коль весь век не прозябать в тиши,
Только б шли ошибки эти
Не от бедности — от щедрости души.
Не беда, что тянешься ко многому,
Плохо, коль не тянет ни к чему.
Не всегда на верную дорогу мы
Сразу пробиваемся сквозь тьму.

Ведущий 2: Мужество не приходит само по себе, оно воспитывается с любовью к матери, Родине, женщине — ко всему, что необходимо защищать даже ценой своей жизни. Верность и Любовь — первооснова всех прекрасных человеческих качеств. Начинается Все с любви, а утверждается верностью... «Чтобы жить честно, надо рваться, nyтаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться, а спокойствие — это душевная подлость». Помните, Кутузов назвал дорогу Андрея Болконского «дорогой чести»? Князь Андрей «всеми силами души всегда искал одного: быть вполне хорошим». Крушение Тулона Болконского на Аустерлицком поле — это победа князя над самим собой.

Нравственное возрождение князя начинается после встречи с Наташей Ростовой в Отрадном. По дороге туда князь Андрей встречает в лесу старый дуб, который помогает ему осмыслить его нынешнее душевное состояние.

Инсценировка сцены «Ночь в Отрадном» (т. Второй ч. 3 гл. 2)

Андрей читает фрагмент «дуб Старый...»

Наташа и Соня у окна.
Наташа: Только еще один раз...
Соня: Да когда же ты спать будешь?
Наташа: Я не буду, я не могу спать, что ж мне делать? Ну, раз последний...

Звучит романс «Слыхали ль вы?».

Соня: Ах, какая прелесть! Ну, теперь спать, и конец.

 

Соня отходит от окна.

Наташа: Ты спи, а я не могу... (Любуется видом из окна). Соня! Соня! Ну, как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть! Да проснись же, Соня... Ведь эдакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало.

Соня ворчит.

Наташа: Нет, ты посмотри, что за луна!.. Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. (Соня подходит к окну). Ну, видишь? Так вот бы села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки — туже, как можно туже, натужиться надо, — и полетела бы. Вот так!

Соня: Полно, ты упадешь! Теперь спать. Ведь второй час.

Наташа: Ах, ты ведь только все портишь мне. Ну, иди, иди... (Соня уходит; пауза). Ах, Боже мой! Боже мой! Что ж это такое! Спать, так спать!

Наташа уходит за Соней.

Андрей Болконский читает наизусть отрывок «Да, жизнь не кончена в 31 год...».

Видеофрагмент из фильма «Война и мир» - первый бал Наташи Ростовой.

Ведущий:

Жизнь Устроена так трудно,
Жизнь Устроена так сложно,
Что кажется многим юным
Домиком из песка.
Девушек Я знаю много,
Но ты для меня как ребус,
Тебя разгадать пытаюсь
И не могу никак.
А людям не верить — горько,
А очень поверить — страшно,
Да, очень поверить — страшно,

Ведь, может быть, пропадешь!
Поверь, что один мальчишка
Тебя Вчера звал «Наташкой!»
Сегодня он понимает,
Что где-то ты все же лжешь...

Инсценировка сцены «Разговор Сони с Наташей перед побегом Наташи с Анатолем Курагиным» (т. Второй ч. 5 гл. 15)

Наташа спит на диване. На столе подле нее лежит открытое письмо Анатоля Курагина. Соня Входит, берет письмо и читает его, поглядывая на спящую Наташу. Затем садится в кресло и плачет.

Соня (сама себе): Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Не может быть, чтоб она любила его!.. Она не может этого сделать!

Вытирает слезы и подходит к Наташе.

Соня: Наташа!

Наташа просыпается.

Наташа: А, вернулась? (Обнимает Соню; замечает, что письмо лежит на другом месте). Соня, ты прочла письмо?

Соня: Да.

Наташа (восторженно): Нет, Соня, я не могу больше! Я не могу скрывать больше от тебя! Ты знаешь, мы любим друг друга!.. Соня, голубушка, он пишет... Соня...

Соня: А Болконский?

Наташа: Ах, Соня, ах, коли бы ты могла знать, как я счастлива! Ты не знаешь, что такое любовь...

Соня: Но, Наташа, неужели то все кончено? Что ж, ты отказываешь князю Андрею?

Наташа (с досадой): Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай...

Соня: Нет, я не могу этому верить... Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг... Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я не тебе верю, ты шутишь. В три дня забыть все и так...

Наташа: Три дня... Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Да и не любила никого так, как его. Ты этого понять не можешь, Соня, постой, садись тут... (Наташа усаживает Соню и целует ее). Говорили Мне, что это бывает, и ты, верно, слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, а я раба его и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня?

Соня: Но ты подумай, что ты делаешь, я не могу этого так оставить. Эти тайные письма... (С отвращением). Как ты могла его допустить до этого?

Наташа: Я тебе говорила, что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!

Соня (со слезами): Так я не допущу до этого, я расскажу...

Наташа (со страхом): Что ты, ради Бога... Ежели ты расскажешь, ты мой враг. Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтобы нас разлучили...

Соня: Но что было между вами? Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?

Наташа (помолчав): Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня... Ты помнишь, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла...

Соня: Но зачем эти тайны? Отчего же он не ездит в дом? Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу... Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины?

Наташа (удивленно): Какие причины, не знаю. Но, стало быть, есть причины!.. Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли?

Соня: Любит ли он тебя?

Наташа: Любит ли? Ведь ты прочла письмо, ты видела его?

Соня: Но если он неблагородный человек?

Наташа: Он — неблагородный человек? Коли бы ты знала!

Соня: Если он благородный человек, то должен объявить свое намерение... (Решительно). Я напишу ему и скажу папа.

Наташа (кричит): Да я жить не могу без него!

Соня: Наташа, я не понимаю тебя. Ты что И говоришь! Вспомни об отце, о Николя.

Наташа: Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Ты Как смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? (Злобно кричит). Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь.

Соня рыдает и выбегает из комнаты. Наташа садится к столу и быстро пишет. Затем кладет письмо в конверт и выходит.

Ведущий (читает стихотворение С. Острового):

Любовь меня великому учила,
Прошла со мной почти весь белый свет.
По морю шла — и ног не замочила.
Шла по огню — не почернела. Нет.
Она была то радостью, то болью.
То маленькой бывала. То большой.
То раны мне солила ржавой солью.
То все прощала с легкою душой.
Любовь... Любовь... А что это такое —
Любовь? Но только правду мне ответь:
Чего в ней больше — слез или покоя?
И что с ней делать — плакать или петь?

Вот и подошла к концу последняя встреча с героями Толстого. Нет, не последняя! Наши мысли, наши сердца постоянно будут возвращаться к писателю и к его героям, к неувядающим страницам вечно молодого романа. Разве можно быть равнодушным к первому балу Наташи Ростовой? Нет. В жизни каждого человека должен быть первый
бал, первая любовь и счастье. Помните?
«Надо жить, надо любить, надо верить...»

Полукругом стоят девушки в бальных платьях, среди них Наташа.

Звучит мелодия — вальс из С оперы. Прокофьева «Война и мир».

Светлана Колесниченко, учитель русского языка и литературы средней школы №9 города Гукова Ростовской области, победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России-2013»

 

Отклик родителей на спектакль

Хотим поделиться своими впечатлениями о литературной гостиной. Сказать, что всё было очень достойно, – не сказать ничего.

Скромно, я бы сказал, сдержанно, и в то же время выразительно (как эпиграф) выглядело оформление сцены при закрытом занавесе, с самого начала спектакля отражавшее атмосферу того, ХІХ века, в глубины которого предлагалось окунуться зрителю, очень благодарному, как оказалось: старинный столик, стопка книг, канделябр, письменный прибор.

Восхищает ваша работа как сценариста и режиссёра. Видео на экране позволяло получить своевременную информацию о череде писателей и поэтов «жестокого века», все они были узнаваемы и вызывали восхищение патриотически настроенных людей, гордость за Россию, нашу милую Родину, и безмерную благодарность Господу за то, что мы удостоились великой чести проживать в этой чудесной стране. Полагаю, что вам было нелегко, однако на сцене актёры все, ваши питомцы, проявили себя, без преувеличений, великолепно. Конечно, придирчивый глаз мог без труда обнаружить изъяны и в деталях меблировки, и в костюмах участников. Но, поскольку это не было главным, поскольку это были наши дети, а костюмерами нередко были мы сами, творческий взгляд благодарного зрителя концентрировался на событиях на сцене на фоне замечательной музыки классиков той эпохи. Надо сказать, что и мундиры, и бальные платья не нарушали картины старины. Дамы и кавалеры в массовых сценах удачно показали балы тех давних времён, исполняя мазурку и полонез. Барышни органично вписались в атмосферу бала, непринуждённые изображая светские разговоры.

Более всего впечатлили монологи, прозаические и в стихах. Непредвзятый взгляд сразу определяет объёмную работу и детей, и руководителя – это был коллективный и очень творческий труд. В сцене из «Горя от ума» впечатляет игра горничной и барина. Монолог Татьяны Лариной, читающей письмо к Онегину, очень удался на наш взгляд. Веришь, что эта та самая девушка, которая «звалась Татьяной» и не привлекала очей ни красотой, ни румяной свежестью. Ученица по-настоящему прожила отрезок жизни своей героини, выражая чувства неблагодарному повесе различными оттенками голоса. Хороши сцены из «Войны и мира».

Мы очень благодарны вам, Светлана Владимировна, за самоотверженный труд, за поддержание в наших детях высокого уровня в изучении русского языка и отечественной литературы. Благодарны мы также вашим воспитанникам за стремление к разумному, доброму, вечному, за ту прекрасную атмосферу взаимопонимания между ними, вами и родителями. Успехов вам в нелёгком труде, счастья и радости.

Да благословит вас Господь.

Лебединские.