Раньше я преподавала в гимназии «Оптимум», которая вела помимо образовательной еще и активную научно-исследовательскую деятельность. Она являлась базовой для апробации некоторых научных программ. Там нас бумагами просто давили. Понимаю, это было нужно профессорам, но мы-то почему страдали? Мониторинг успеваемости учащихся требовал ежедневного внимания. Нужно было отслеживать, как меняется успеваемость каждого школьника, с указанием причин и предложений по выходу из трудной ситуации, если таковая складывалась. То есть мы занимались и постоянным сбором информации, и ее анализом, все это отражали в документах, которых существовало великое множество. Наверное, наш труд не пропадал зря, но все же траты сил на составление отчетов не шли в сравнение с «продуктом на выходе». К тому же при календарном планировании приходилось расписывать федеральный компонент, региональный компонент, что также отнимало много сил. Для кого это делалось? Вряд ли для детей.

Я всегда задаю вопрос: кому нужно то, что мы делаем? Если нужно педагогам, а значит, и ученикам, стоит постараться и потратить время. Если же только начальникам – вряд ли.

Сейчас я преподаю английский язык в Свердловском мужском хоровом колледже. Пожалуй, единственное, что с нас требуют, это учебно-тематическое планирование с указанием тем уроков до конца года, прописыванием контрольных мероприятий. Это совершенно необходимая вещь. Необходимая прежде всего самому педагогу. Если у тебя процесс планирования более-менее отработан за прошлые годы, времени на него уходит не очень много. Хотя, должна сказать, каждый класс каждый год требует особого подхода.

Например, в начавшемся учебном году я занимаюсь тем, что перевожу программу на другой учебник. Раньше мы занимались по аутентичному учебнику, для его освоения необходимо было три урока в неделю, а по расписанию их два. Поэтому мы приняли решение перейти на традиционный учебник английского языка Верещагина, тем более что вопросы в ЕГЭ лучше соответствуют именно этому учебному пособию. Сейчас я занимаюсь тем, что корректирую годовой план, исходя из тематического деления в этом учебнике.

Был год, когда в Свердловской области в октябре объявлялся карантин, дети не учились две-три недели. Конечно, тогда потребовалось скорректировать программу. Благо при календарном планировании мы закладываем «лишние» уроки. Заранее невозможно предугадать, как и чем они будут заполнены. Порой отдельные темы у определенных классов вызывают сложность (а у других классов их не было, мы их стрелой пролетали), тогда останавливаемся на них подольше. Учебно-тематическое планирование – это программа, ориентирующая педагога, но она не должна его сковывать, должна оставлять некий простор для действия в неожиданных условиях.

От коллег из других учебных заведений я знаю, что с появлением интерактивных школьных сайтов «бумажной» волокиты, которая теперь трансформируется в компьютерную, у них прибавилось. Годовую программу, расписанную по урокам, приходится выставлять на сайт: чтобы дети знали, какие темы у них впереди, чтобы родители были в курсе, контролировали (только зачем и как)? Далеко не все педагоги легко справляются с интернет-планированием, особенно с его корректировкой. Информационная действительность, с одной стороны, облегчает жизнь педагогу, становится его помощником. С другой стороны, осложняет, добавляет новые хлопоты, иной раз просто выматывает. В нашем колледже пока нет сайта, который является инструментом общения учеников – педагогов – родителей, так что с этой реальностью я пока знакома понаслышке. Но, думаю, и нам предстоит…

"Взгляд" записала Марина Романова