...Со школой у меня всегда были сложные отношения. В младенчестве мама клала меня на заднюю парту, где я тихо сопела, пока шел урок. С возрастом ничего не менялось – разве что я сидела за партой, а не лежала на ней. Вопрос о желании или нежелании учиться вообще не стоял - для меня нормой стало ежедневно получать порцию знаний. До сих пор – с утра надо кофе выпить и новость какую-то прочитать. Правда, зачем для этого ходить в школу, я не понимала – учителя у меня в разных сельских школах были разные, а некоторых лучше бы и вовсе не было. В основном я посещала школу, чтобы встретить там своих родителей, дневавших и ночевавших на рабочем месте, а училась на «отлично», по-моему, исключительно для того, чтобы они меня как-то выделяли среди других учеников. Упаси Бог наших детей от такой мотивации! Впрочем, при этом я всегда точно знала, что должна стать высокообразованным специалистом, независимо от профессии, потому что только такие могут принести пользу обществу. Об этом говорили и в школе, и по телевизору, и в очереди в магазине. Это просто носилось в воздухе.

В отличие от своих родителей я провожу с дочерью немало времени, обсуждаю уроки, школьные события. И вот недавно спрашиваю мою четвероклашку, хочет ли она хорошо учиться и зачем ей это надо. До сих пор я такого желания в ней не замечала, как ни стараюсь.

- Хочу учиться хорошо, - отвечает моя любимая дочь, - для того чтобы доказать тебе, что я умная.

Оба-на! Я так и села. За что боролись, называется… Я ее хвалю, никогда не ругаю ее за плохие отметки, стараюсь, чтобы школа ей не опостылела, даже позволяю иногда пропускать уроки, объясняю, что нужно хорошо учиться… Но видимо, объясняю плохо, поскольку сама не понимаю, зачем и кому это нужно теперь.

Ну, например, дочкина подружка Маша учится для того, чтобы поступить в университет на бюджетное место – ее мама все время повторяет, что на платное обучение у них средств нет. Редкие четверки превращаются для девочки в серьезные трагедии, а бесконечная зубрежка уже привела к перманентным головным болям. Я против зубрежки. Мне нравится, когда дочь, пересказывая мне плохо выученный урок, на ходу вспоминает и додумывает – полезнее, чем бездумно заучивать. Кроме того, я не уверена, что стоит так мучиться ради столь призрачной мечты. Ведь учиться нашим детям еще 7 лет, а что будет с образованием к тому времени, сказать трудно. И так правительство все время сожалеет, что у нас слишком много вузов – пора уже не мозги готовить, а рабочие руки. Кстати, нынче, например, не на самый популярный – исторический - факультет Омского государственного классического университета было 8 бюджетных мест. На 12 тысяч выпускников! Это ж как будет болеть голова! А где же детство? Мне кажется, поступление в вуз - все-таки слабая мотивация, несмотря на то, что, как я выяснила, поговорив с одноклассниками дочери, многие учатся именно ради бюджетного места. При этом не отчетливо понимая, зачем вообще нужно образование. Чтобы найти хорошую работу и много зарабатывать? Четвероклассники все-таки еще слишком наивный и романтичный народ, чтобы думать о деньгах. Когда я в подробностях объяснила дочери, зачем нужно хорошо, или по крайней мере средне, зарабатывать, она заплакала: «Я боюсь становиться взрослой». Уж слишком уныла картина, которую из добрых чувств мы, родители, рисуем перед своими детьми: тебе надо хорошо учиться, чтобы получить хорошую работу и зарабатывать много денег для того, чтобы твой ребенок получил хорошую работу и зарабатывал много денег… И так без конца… Правда, как бы мы ни убеждали наших детей, они не в вакууме живут. И вполне отчетливо видят: грамотные люди теперь не в моде. На любую работу, чуть повыше статуса дворника, сейчас не устраиваются, а пристраиваются – тут связи требуются, а не знания. Начальниками становятся не те, кто грамотнее, а те, кто преданнее – не делу, к сожалению, а начальнику повыше. Нормой жизни стал не просто дилетантизм, а воинствующий дилетантизм – его навязывают нам жизнь и экран. Недавно случайно попала на чудную передачу «Пусть говорят» как раз в тот момент, когда мой любимый писатель Михаил Веллер объявил, что это позорище, он не понимает, зачем его вообще пригласили, и ушел. Стало интересно, чем обидели классика. Оказывается, передача была про белорусскую любовь Сильвио Берлускони, премьер-министра Италии. Блондинка Рая с полным отсутствием интеллекта на лице демонстрировала свою квартирку в Милане, приобретенную с помощью Сильвио, шикарно предлагая: «Поедем в лифту?» Кем она работает, осталось неясным, но ее очень хвалили «эксперты», весьма на нее смахивающие - вечные девушки Ирина Салтыкова и Катя Лель, исполнительницы двухсловных хитов. Даже с некоторой завистью – им, чтобы устроиться в жизни, пришлось чем-то жертвовать, а у Раи – все по любви. Рая напрягала извилину, а студия во главе с ведущим Андреем Махаловым слушала, затаив дыхание: ведь, может случиться, она станет премьершей! Мне лично захотелось немедленно стать водителем трамвая – катиться по проложенным рельсам и не думать, во что превращают нашу страну и наших детей. Я не удивилась, когда на вопрос «Зачем ты учишься?» одна девятиклассница ответила почти так же, как когда-то говорила мне в интервью проститутка, студентка по совместительству: «Чтобы можно было с мужчиной хоть пару слов сказать, а то так скучно». Я в общем-то понимаю, когда уставшая от вечных тягот мама внушает дочке, что вместо изучения наук лучше удачно выйти замуж. Но я не понимаю, когда государственный канал делает героя из малограмотной дамы, умеющей продавать себя.

В том, что получить от школы знания хотят немногие – в основном первоклассники, у которых все начинается, и одиннадцатиклассники, у которых все кончается, – виноваты, конечно, взрослые. Все смешалось в нашем общем доме. «Зачем изучать все школьные предметы? Ведь сейчас очень многие люди работают, имея очень узкую специализацию или совершенно не по той специальности, которой учились?» - спрашивали меня старшеклассники в ответ на вопрос «Хотите ли вы от школы знаний?» Дети так нагружены в школе и озабочены будущим, что вообще забыли, что знания – это не только прикладная вещь. Это просто интересно. Им никто этого не объяснил! И никто не показал? Сколько ни бывала на родительских собраниях в разных школах – а я бывала много, - педагоги неустанно повторяют: мотивируйте детей на учение. Но! Я ни разу не слышала, как именно нужно это делать. Более того, таких советов и в Интернете не так много, в отличие, к примеру, от рекомендаций «Как стать звездой». Трудно убеждать детей в том, во что не веришь сам. Четче всего дети отвечают на вопрос: зачем нужно изучать иностранный язык. И когда они говорят: «Чтобы ездить за границу», я отчетливо слышу: чтобы был шанс сбежать, когда наша страна окончательно превратится в «страну рабов, страну господ». В ежедневных заботах о пропитании мы совершенно разучились мечтать и, хуже того, мешаем это делать детям. Но ведь это наши дети! Не уверена, что наше государство хочет им счастья, но мы-то с вами хотим! Значит, надо отделить официальную пропаганду от домашней и чаще говорить о том, зачем учиться. Не для того, чтобы зарабатывать много денег. Они должны учиться для того, чтобы мечтать быть знаменитыми космонавтами, великими художниками, прославленными хлеборобами, которые будут приносить пользу людям! Они должны учиться для того, чтобы в будущем иметь свободу выбора – работать мэром или дворником, поехать за границу или помочь собственной стране встать с колен. Они должны учиться для того, чтобы уметь получать удовольствие от своей учебы, а потом – от профессии. Они должны учиться в школе для того, чтобы овладеть искусством добывать знания самостоятельно - самые ценные существа на Земле, вроде Иисуса и Будды, именно потому и боги, что сумели сделать жизнь наукой.

Наши дети должны учиться в школе для того, чтобы жить… Что бы нынче ни творилось со школой – точнее, ни творили с нею, - все-таки школа в России – это больше чем учеба. Это первая учительница, первые друзья, первая любовь… И как бы мы ни внушали нашим детям материальное и меркантильное, они все равно ждут от школы не только успешной сдачи ЕГЭ – они хотят, чтобы «класс стал еще дружнее», а «учителя их понимали».

Наталья Яковлева