Это не миллионная армия чиновников или тех же медиков с повышенным уровнем корпоративной солидарности.
В сознании граждан прочно укоренилось, будто плата врачу – это не взятка, а благодарность за хорошую работу прекрасному специалисту, которого не ценит государство. А учителям почему-то можно дарить исключительно цветы и конфеты, не опасаясь упрека во взяточничестве. Даже коньяк, давно ставший дежурным подарком доктору, педагогу вручить нельзя: руссо учитель – облико морале! При этом зарплата медиков худо-бедно увеличивается, а зарплата учителей просто хитро распределяется благодаря НСОТ. Государство упорно внушает народу, что учителям деньги не нужны… А вы знаете, что вплоть до XVIII века государственные чиновники жили благодаря «кормлениям», то есть подношениям от тех, чьими проблемами занимались? И это было нормально! Для того, что мы сейчас называем взятками, в юридическом языке XVII века существовало несколько названий. «Почести» - предварительные подарки - и «поминки» - подарок по итогам - считались вполне законными вещами, наказывали только за «пустые посулы». В дошедших до нас записях земских старост о расходах подробно указывается, сколько денег, мяса, рыбы и вкусностей «несено» воеводе, подьячим и прочим слугам государевым. Чем выше чин – тем больше несли. И это невозможно истребить - в сознании нашего народа до сих пор сидит: чем нужнее тебе человек, тем больше его надо умасливать. Чиновники и сейчас считают взятки нормой жизни. Вы посмотрите – много ли их судят за взяточничество? И если судят, то действительно ли за взяточничество?

Зачем же мне сотни букетов, которыми я даже не могу любоваться? Я смотрю на заваленную букетами убогую малосемейку, где мы живем вдвоем с дочкой, и мозг сам собой начинает переводить цветы в деньги. Получается, что за один праздничный день я могла бы заработать около трех-пяти тысяч рублей. Ну почему нельзя отдать их не розами и лилиями, а сотнями и тысячными? Почему нельзя просто легализовать человеческую благодарность? Подчеркну – благодарность учителю государственной школы, поскольку учителя частной школы за взятки вообще нельзя наказать по закону. Разве что-то случилось бы плохое, если бы родители вместо цветов принесли бы конверты? Я бы сэкономила их время – только и всего. Нет, есть еще одна вещь – я совершенно уверена: они стали бы уважать меня больше. То, что мне вручают исключительно конфеты, которые я не ем, вовсе не означает, что я плохой учитель. Меня любят дети, родители стараются отдать малышей в мой класс. У меня нет желания получать завуалированные взятки, как это делают мои менее щепетильные и более молодые коллеги. Технология известна давно - «давишь на оценки», давая понять родителям, что их отпрыск непоправимо туп, до тех пор пока они не попросят позаниматься с ним дополнительно. ЕГЭ-то сдавать нужно. Тот самый единый государственный экзамен, который так и не решил проблему «левых» денег. Единственное, к чему он привел, - это перераспределил денежную массу из одних карманов в другие. Но я не хочу! Я потомственный педагог, и мне совестно так поступать.

Самое удивительное – таких педагогов, как я, наверное, любят, и уважают, но как-то по-своему. Ко мне относятся с легкой жалостью, как к чудику, который не умеет жить. Но ведь таких как я большинство. Мы не умеем и не хотим брать взятки, играя чувствами детей. И если нас не ценит государство, то почему бы не позволить оценить нас родителям? Что за ханжество? Почему цветы – дань уважения, а пятисотрублевка – взятка? Мне иногда дарят букеты гораздо дороже.

Я где-то читала, что девять из десяти британских педагогов обычно получают подарки всего дважды в год. Зато какие: дорогие духи, ювелирные изделия от «Тиффани», часы фирмы «Ролекс», билеты в оперу стоимостью в 200 фунтов. А одному из учителей в качестве подарка родители предоставили возможность провести отпуск на роскошной вилле в Испании! Разве я, учитель начальных классов высшей категории с двадцатилетним стажем, не заслуживаю таких почестей?