Однако СМИ и Интернет заставляют меня думать, что искренне верить словам, произносимым с высоких трибун в День Знаний и в День Учителя, мягко говоря, несколько наивно.

Меня можно упрекнуть в сгущении красок и необоснованном пессимизме: в конце концов, негативное отношение к учителям – это продукт, как правило, обывательского сознания, зачастую основанный на домыслах и сплетнях. Но в обществе потребления именно обывательское мнение – увы – та сила, противопоставить которой на бытовом уровне почти нечего. Любое обвинение в адрес учителей со стороны родителей и учеников в девяноста случаях из ста сейчас заканчивается «оргвыводами» (как минимум) не в пользу учителя. И даже если обвинение надуманное и абсурдное, ни один учитель из подобной ситуации не выйдет без ущерба для его чести и достоинства.

Современный учитель просто обречен быть жертвой: с одной стороны, высокие слова о Великом Предназначении обязывают его быть идеалом совершенства, а с другой - в массовом сознании укрепляется отношение к нему, как к официанту в ресторане, априори обязанному научить чему угодно кого угодно, лишь бы дитятко при этом не переутомилось и не плакало. 

Общественное мнение здесь почти всегда и почти во всем на стороне ученика, и спорить с этим бесполезно, а главное – унизительно для учителя. Потому что «тихим добрым словом» найти индивидуальный подход к каждому ученику – его прямая профессиональная обязанность. То, что образование – само по себе дело конфликтное, учитель – живой человек, а школа – тоже своеобразная модель социума, требующая умение выстраивать отношения между собой всех участников процесса, общественным мнением не учитывается. Между тем, если бы индивидуальный подход к каждому ребенку был возможен хотя бы в принципе, не существовало бы малолетних преступников в таком количестве, в котором они, увы, существуют.

Случайных и не имеющих права заниматься педагогической деятельность людей в образовании хватает. Отсюда и конкретные возмутительные ситуации, требующие немедленного вмешательства администрации и правоохранительных органов, – то есть случаи физического и морального насилия над учениками, отрицать которые бессмысленно, и никакая забота о чести мундира отрицание таковых не оправдывает. Но это единичные, частные случаи, а не норма. Между тем в СМИ вбросы про учителей-педофилов и садистов появляются, как минимум, раз в год. Про рукоприкладство – каждые полгода. Про оскорбления словом и действием – каждые два-три месяца. В соцсетях эта буря кипит беспрестанно. И даже если иногда достоянием общественности становятся случаи издевательства учеников над учителями, то сочувствия к учителям они вызывают меньше, чем чувства недоумения и презрения: «Да какие они учителя, если позволяют над собой издеваться? Жалкие ничтожные люди, которым в школе делать нечего!» Из-за подобного шквала негатива отказ учителю в праве на уважение у многих родителей становится заранее ожидаемым, что умножает возникновение конфликтных ситуаций в геометрической прогрессии.

В основу процесса образования и воспитания конфликтные ситуации заложены изначально. Но не каждая конфликтная ситуация приводит к конфликту. В 90 случаях из 100 достаточно разговора между родителями и учителем, чтобы выяснить позицию каждой из сторон и прийти к компромиссному решению, примиряющему всех. Умение найти такой компромисс –  профессиональный долг педагога. То есть оставшиеся 10 случаев при нормальном положении вещей характеризовали бы не учителя, а случайного человека в нашей профессии, что объективно и справедливо. Даже если в СМИ именно такие случаи и освещаются, то не как отклонения от нормы, а чуть ли не как сама норма, а контрапункта в виде положительных примеров хотя бы в соотношении один к одному СМИ не показывают. Ну а про небезызвестные фильмы и трендовые современные пьесы, рисующие образ «современного учителя» и «раскрывающие всю правду», которые в большей степени формируют общественное мнение нежели отражают реальное положение вещей, при случае я готов написать отдельную статью.

А вот про Интернет особенно что-то говорить, думаю, незачем. Если раньше на заборах писать было как-то зазорно, то бренчать бубенчикам под видом набата в соцсетях сейчас зазорным не считается. Равно как и, минуя все обязательные ступени, нормативно предусмотренные как пути разрешения неизбежно возникающих в школе конфликтных ситуаций: а) разговор с учителем по поводу случившегося, б) обращение к классному руководителю, в) обращение к директору школы, – сразу написать содержательный донос в вышестоящие инстанции. Донос – потому что не было даже попытки разрешить конфликтную ситуацию на ее начальной стадии. А поскольку со стороны вышестоящих инстанций любой вердикт не в пользу учителя (см. выше), то и мотив здесь просматривается тот самый, доносам свойственный: желание «поставить зарвавшегося учителя на место». В соцсетях сделать это еще легче – там громогласный пафос по поводу оскорбленного чувства и желание восстановить якобы попранную справедливость обязательно найдет понимание в широких массах негодующей общественности.

Защита своего ребенка – это святое. Но перекос неизбежен, когда родители заранее настроены против учителей. Как правило, это те, у кого болевые ощущения от школы остались, а в своих родителях поддержки они в свое время не нашли. Поэтому они готовы грудью пасть на амбразуру, чтобы своего ребенка от подобного защитить. Не понимая, что ребенку все равно придется жить в социуме и как-то выстраивать отношения с разными и зачастую неприятными ему людьми. То есть, требуя идеального отношения к ребенку в школе, ставя учителям в обязанность быть совершенными и непогрешимыми, родители загоняют ребенка в инфантильный тупик – он просто окажется не готовым к адекватному восприятию реальности.

В качестве примера: женщина в своем блоге возмущается: ее дочь травят в школе, потому что мама вместо портфеля купила ей сумку на колесиках. Особенно отличилась одна учительница, которая ребенку «с издевкой сказала, что лучше ей не позориться, а больше заниматься физкультурой». (Желание матери понятно: «груз знаний» в виде учебников и прочих школьных принадлежностей сейчас зашкаливает, только причем здесь учитель? Может, есть смысл по этому поводу к вышестоящим организация обратиться?) А теперь скажите, кому-то надо объяснять, почему девочка обречена стать объектом травли и почему сумочка на колесиках вместо портфеля делает ее белой вороной в школьной среде? Дети в стае всегда бездумно жестоки, но на одноклассников жаловаться девочка не будет, чтобы не прослыть ябедой. А пожаловаться на учительницу, слова которой оказались последней каплей, в данном случае вполне естественная детская защитная реакция, потому что ребенок заранее знает, как отреагирует на это мама – ожидаемо и понятно: «уж сколько раз твердили миру» в СМИ и в интернете про гадких учителей. Но попробуйте заменить «с издевкой» на «с иронией»? Согласитесь, нарисованная мамой картинка воспринимается уже несколько иначе…

Между тем учительница действительно виновата! Потому что строка поэта: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», - к учителям не относится. Мы по профессиональному кодексу последствия своих слов и действий предугадывать обязаны. Права на ошибку у нас нет – в общественном сознании каждый учитель обязан быть равным Корчаку или Песталоцци. А у кого не получится, чтобы выжить в этой абсолютно безнадежной ситуации, выбор невелик: или уходить из школы, или прикинуться зафутляренным Беликовым с его «как бы чего не вышло» с оглядкой на все то же общественное мнение. Никто не совершенен, но скажите, на какое уважение может рассчитывать рядовой учитель, если ему априори отказано в праве на защиту своей чести и достоинства под предлогом его несоответствия идеалу?

Мысли мои, здесь приведенные, не для учителей – учителям и так все понятно. Хотелось бы, чтобы этот текст прочитали именно родители нынешних школьников. И вспомнили ту единственную спасшуюся в авиакатастрофе девочку, которую сопровождающая ее учительница закрыла своим телом. 90% учителей поступили бы так же – подобное поведение в экстремальной ситуации по отношению к детям в нас на уровне рефлекса вбито. Но способны мы и на «иронию», потому что мы тоже люди.


Читайте также:

Учитель из Ивангорода Юрий Лукин стал победителем конкурса новой драматургии «Ремарка»: http://www.ug.ru/news/7523

Юрий Лукин, Ивангород Ленинградской области: Новая концепция литературного образования в средней школе? Да что вы говорите! http://www.ug.ru/insight/486 

Юрий Лукин, Ленинградская область: Не хотите – не дарите! http://www.ug.ru/insight/704


Об авторе:

Юрий Леонидович Лукин – учитель русского языка и литературы высшей категории Ивангородской средней общеобразовательной школы №1 имени Н.П. Наумова, г. Ивангород Кингисеппского района Ленинградской области