педагогических работников». Этот документ является «новой редакцией типового кодекса этики педагогических работников», в которой едва ли не впервые говорится о правилах поведения педагогов в Интернете в целом и социальных сетях, в частности.

Разработать такие правила чиновники от образования собирались еще весной, когда на ровном месте произошел скандал с барнаульской учительницей Татьяной Кувшинниковой, которую вынудили уволиться из школы из-за размещенного ею на своей странице в соцсети «Вконтакте» фото в купальнике. Тогда на защиту коллеги встали тысячи учителей со всей страны, принявшие участие в стихийном флешмобе #учителятожелюди – и такая низовая солидарность, разумеется, не могла не спровоцировать отклик в вертикали управления образованием.

Изначально предполагалось, что именно Кувшинникова теперь и обязана будет разработать правила поведения в социальных сетях для педагогов. Однако в документе, о котором идет речь, ее имя не упомянуто. Хотя в пояснительном комментарии к этому письму Галина Меркулова все-таки дала понять, что толчком к появлению новых правил стало именно дело Кувшинниковой. «К сожалению, минувший учебный год был отмечен целым рядом резонансных дел, связанных с обвинением учителей (в частности, популяризирующих спорт и здоровый образ жизни) в нарушении ими норм профессиональной этики. Эти частные истории не могли остаться без внимания со стороны Профсоюза и Минпросвещения России. Мы попытались привести нормы этики в созвучие со временем, отбросив в сторону устаревшие представления, и выработать механизм защиты педагога от произвольных нападок», - подчеркнула Галина Меркулова.

На первый взгляд, эта задача кажется вполне достойной и благородной. В частности, победитель конкурса «Учитель года России» - 2018, общественный советник министра просвещения Алихан Динаев в комментарии «Российской газете» заявил, что «документ стал более адекватным для той «цифровой» реальности, в которой мы живем». Однако вчитаемся еще раз в текст письма повнимательнее – о чем там собственно идет речь?

Прежде всего, нельзя не отметить, что, новый документ, несмотря на некоторые улучшения, по сравнению с версией 2014 года, так же написан вязким, мертвящим языком: все эти повторяющиеся обороты о «педагогических работниках организаций, осуществляющих образовательную деятельность», предложение создать «комиссию по урегулированию <…> в целях урегулирования...», - сразу же настраивают любого читателя не столько на размышления об этике, сколько на поиск смысла в лабиринте слов

Но что же такого важного говорится в документе в части этики поведения педагогов в соцсетях? Как поясняет Галина Меркулова: «Новый документ отвечает вызовам цифровой среды, но ориентирован не на запретительные меры или вмешательство в частную жизнь педагога, а на установление единственного ограничения – воздержания от размещения в сети «Интернет», в местах, доступных для детей, информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей. Почему выбрана именно такая формулировка? Дело в том, что виды данной информации очень четко определены в одноименном законе. И если их внимательно изучить, станет ясно, что изображение в закрытом купальнике человека, занимающегося зимним плаванием, не относится к информации, «причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей». Понятно, что данный закон в первую очередь регулирует деятельность СМИ, а не педагогов. Однако отсылка к используемым в нем понятиям позволит, с одной стороны, сформировать у педагога конкретное представление о границах допустимых действий в общедоступном информационном пространстве, с другой – оградить его от возможных несправедливых обвинений.

Правда, сразу же возникает много вопросов. Во-первых, какое отношение имеет соблюдение действующего федерального закона к профессиональной этике? Распространение информации, «причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей», – это не просто аморальный проступок, а уголовное преступление, за совершение которого любой дееспособный гражданин должен нести наказание независимо от профессии.

Во-вторых, как мы можем наблюдать на примере Кувшинниковой и ряда ее коллег, реальные проблемы у учителей зачастую возникают не из-за нарушения ими какого-то закона, а из-за разного понимания этически допустимого родителями, педагогами и функционерами от образования. То есть проблема заключается в том, что в наших условиях директор школы в любом случае будет вынужден как-то реагировать на масштабное общественное возмущение и недовольство, даже если оно было спровоцировано чем-то, вполне укладывающимся в рамки закона.

В-третьих, в опубликованном документе вообще ничего не говорится о необходимости повышения медиаграмотности учителей, которая вовсе не сводится к соблюдению действующего законодательства. Более того, на мой взгляд, попытка все явления общественной жизни зарегулировать уголовным кодексом и страхом наказания абсолютно порочна и вредна. Многих проблем, связанных с неадекватной реакцией на поведение учителей в соцсетях, можно избежать просто путем получения соответствующих компетенций по поведению в Интернете. То есть этому, прежде всего, надо учить людей вообще и учителей, в частности, а не наказывать их за малейшую неосторожность или провинность.

К сожалению, по прочтении растиражированного документа, можно констатировать, что настоящий разговор о нормах профессиональной этики учителей в цифровом пространстве даже не начинался. От сверхактуальной проблемы решили просто отмахнуться ссылкой на закон, которая никак не защитит учителей от травли в соцсетях или начальника-самодура.


Об авторе:

Николай Подосокорский – заведующий кафедрой новых медиа и связей с общественностью Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, советник при ректорате НовГУ имени Ярослава Мудрого, кандидат филологических наук, автор блога об образовании и науке.


Читайте также:

В центре внимания – социальные сети: http://ug.ru/archive/78353

В Минпросвещения поддержали идею создания курса для учителей по ведению аккаунтов в соцсетях: http://ug.ru/news/27507

Ольга Васильева напомнила, что учителя имеют право на личное пространство: http://ug.ru/news/27522

#учителятожелюди: http://ug.ru/archive/78352

Николай Подосокорский, Великий Новгород: Против травли и хейтинга: http://ug.ru/insight/677