Во-первых, обострилась дискуссия о роли учителя и предъявляемых к нему особых требованиях со стороны государства, родителей и учеников. Во-вторых, вновь высветилась проблема медиаграмотности и этики поведения в соцсетях так называемых работников бюджетной сферы. В-третьих, произошедшая история выявила мощные пуританские (а, быть может, даже и ханжеские) настроения, способные отравить жизнь многим ярким людям. Наконец, в-четвертых, шумиха в СМИ побудила учительское сообщество к самоорганизации в отстаивании интересов своего цеха и солидарности с преследуемыми коллегами, что раньше случалось довольно редко.

Очевидно, что сегодня профессия учителя в России не является престижной. Учителям мало платят, их деятельность предельно забюрократизирована, они абсолютно бесправны в отношениях с работодателем, многочисленными надзорными и контролирующими органами, они всем вокруг что-то должны. Любое их неосторожное высказывание или действие в одночасье может обернуться выговором, увольнением, судебным преследованием, а при соответствующем негативном освещении в СМИ – массовой травлей и даже физическим насилием. К тому же, благодаря вороху запретительных законов, принятых в последние годы, любая работа с детьми на территории Российской Федерации становится зоной повышенного риска… Преподавать в школе в таких условиях нередко идут далеко не лучшие выпускники вузов. Но те, кто все же идет туда работать, несмотря на все чинимые препятствия и абсурдные требования, нередко сталкиваются с проблемами, никак не связанными с организацией учебного процесса.

Доктор исторических наук, профессор МГИМО Валерий Соловей как-то заявил, что российская «школа превратилась в систему морального и психологического насилия над детьми», но ровно то же самое можно сказать и относительно учителей, в которых многие хотят видеть не живых людей, с их слабостями, увлечениями, насыщенной личной жизнью и гражданской позицией, а своего рода монахов в миру, автоматически транслирующих ученикам лишь те формальные знания, которые были для этого специально отфильтрованы и одобрены чиновниками. 

Бурное развитие массовой коммуникации через социальные сети, с одной стороны, стерло грань между личной жизнью и работой, а, с другой, пробудило у граждан стихийную профессиональную солидарность, ибо формализованные оффлайн-институции вроде профсоюзов, гильдий и ассоциаций, как правило, неповоротливы и мало эффективны. Работники вынуждены ситуативно, через интернет объединяться здесь и сейчас с теми, кто имеет похожие проблемы, чтобы решать их сообща. Так, врачебное сообщество, в свое время, объединилось вокруг дела Елены Мисюриной, а театральное – вокруг дела Кирилла Серебренникова. Для учительского сообщества такими объединяющими факторами становятся пока что менее трагичные, но также весьма показательные скандалы вроде увольнения Татьяны Кувшинниковой.

К сожалению, случаев травли учителей за их поведение в соцсетях становится все больше, и многие из них связаны лишь с тем, что учителя ведут себя, как обычные люди. Так, в июне 2018 года омскую учительницу истории Викторию Попову уволили за участие в фотосессии магазина одежды (на ней она так же, как и ее барнаульская коллега Кувшинникова, была в закрытом купальнике). В соцсетях Попова никак не афишировала эту сторону своей жизни, но фото с ней выложила в свой инстаграм-аккаунт владелица модельного агентства. В марте этого года возник другой скандал – с пермским учителем английского языка Вячеславом Посохом, который разместил в Инстаграме свое фото с обнаженным торсом, на котором видны рельефный пресс и накачанные бицепсы. Казалось бы, он, как и Кувшинникова, всего-навсего демонстрировал здоровый образ жизни, но подобная сетевая активность также вызвала волну возмущения и требования уволить его из школы за «недостойное учителя поведение».

Несомненно, такого рода претензии будут возникать и в дальнейшем, и советы учителям не добавлять в друзья в соцсетях родителей и учеников, тут мало помогут. Любая размещенная в соцсетях информация с большой долей вероятности может стать доступной заинтересованному кругу лиц, а учитель, безусловно, находится в центре внимания многих людей. Лучшая тактика здесь – не закрываться от мира, а открыто отстаивать свои права, что, к примеру, и сделали участники флешмоба #УчителяТожеЛюди, наводнившие интернет своими фотографиями в купальниках. Подобный флешмоб важен не только тем, что защитил конкретного педагога от преследования (за Кувшинникову оперативно вступился местный министр образования, и ей быстро предложили другую работу), но и тем, что способствовал раскрепощению многих других учителей, не побоявшихся подать свой голос в защиту коллеги по цеху и заявить о себе как о субъектах общественной жизни, с которыми следует считаться. 

Чем больше будет подобной низовой активности и противодействия травле и хейтингу, тем здоровее и человечнее будет общество в целом. 


Об авторе:

Николай Николаевич Подосокорский – заведующий кафедрой новых медиа и связей с общественностью Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого


Читайте также:

  • В центре внимания – социальные сети: http://ug.ru/archive/78353 
  • В Минпросвещения поддержали идею создания курса для учителей по ведению аккаунтов в соцсетях: http://ug.ru/news/27507 
  • Ольга Васильева напомнила, что учителя имеют право на личное пространство: http://ug.ru/news/27522
  • #учителятожелюди: http://ug.ru/archive/78352