На днях в пабликах «Учительской газеты» (Вконтакте, Facebook, Одноклассники) появилось много цитат участников V Московского международного салона образования и XX Апрельской конференции НИУ ВШЭ. За живое задело высказывание министра просвещения РФ о цифровизации школы:

— Никто не собирается заменять школу онлайн-курсами, а учителей и учебники роботами и планшетами, - подчеркнула Ольга Васильева. - «Цифра» — это среда, это инструмент, она необходима для создания равных возможностей получения детьми качественного образования, потому что большая часть учащихся сегодня ходят в школы в сельской и отдаленной местности, а в пяти тысячах школ нет химических лабораторий <...> Перед нами стоит задача создания к 2024 году безопасной цифровой образовательной среды.

Вроде бы мы все это уже не раз слышали, но почему же задело?..

Учебник vs Цифра
В современных школах провинции учебники для начальной школы покупают папы и мамы. Учебники, рабочие тетради, все вспомогательные пособия. Все четыре года. Я бы и рада заменить эту трату на покупку планшета, куда можно было бы загрузить необходимые пособия, но... каждый учебный год начинается с того, что мы сдавали и сдаем (на днях отдала за комплект книг младшего ребенка 4 485 рублей) деньги на все эти тетрадки-учебники-УМК. Многое из купленного используется на 30-40 процентов, но купить необходимо – заказы идут централизовано, на весь класс. Так что, я была бы не против замены бумажной среды на цифровую с более экологичным подходом. Но! Учителя не умеют работать в этой среде. Они не умеют дополнять урок грамотным цифровым контентом, не дают ссылки на интерактивные ресурсы, с помощью которых ребенок мог бы «допонять» тему, пополнить знания, отработать с помощью интерактивных программ навыки. Этого в провинциальных школах почти нет. Или так – за годы своей работы я не встречала.

Все ли равны?
Возьмем школы Москвы – очевидно, что разница даже с Подмосковьем ощутимая… Что говорить о школе в провинции и тем более в сельской местности? В сельской школе может не быть проблем с химическими лабораториями. Зато они есть с туалетами, с температурным режимом, окнами, снабжением водой и многим другим. И так уж случилось, например, в Карелии, что сейчас в этом обвиняют... поселения и сами школы, но не государство, которое недофинансирует отрасль образования в принципе.

Приведу один факт: финансирование образовательных организаций Петрозаводска – столицы Карелии – к 2021 году сократится на четверть. Об этом депутатам Петросовета рассказала начальник Управления образования Петрозаводска Светлана Пахомова. Доклад назывался «Развитие муниципальной системы образования Петрозаводского городского округа» и был представлен в марте 2019 года на заседании постоянной комиссии Петросовета по образованию, культуре, молодежной политике и спорту. Вот такие цифры, связанные с финансированием, обнародовали во время презентации: 2017 год – 2 926 777, 72 тыс. руб.; 2018 год – 3 939 409, 60 тыс. руб.; 2019 год – 3 586 538,10 тыс. руб.; 2020 год – 3 102 949, 70 тыс. руб.; 2021 год – 3 004 993,00 тыс. руб. Из них даже не осведомленному в математике человеку видно, что в 2021 году финансирование вернется практически к уровню 2017 года.

В Пряжинском районе Карелии пока продолжает работу школа-сад в Савиново. С сентября три ученика начальной школы начнут учиться в Ведлозере. Еще два года назад в маленьком здании, одноэтажной избе, работал интернет – он оплачивался по федеральной программе. Как только финансовые обязательства перешли на уровень района, интернета в школе не стало. Оплачивает мобильный интернет директор школы из своего кармана, потому как без Сети в современной школе работать нельзя. О том, что в Питкярантском районе поселка Ряймяля интернет работает из рук вон плохо говорят и учителя, и выпускники. Проблемы с сетью есть и в Беломорском, и в Калевальском районах Карелии... Так что, пока говорить о доступности цифровой среды – это или лукавить, или не знать реального положения дел. Нет равенства и в том, что касается оснащения – компьютерами, планшетами… не говоря уже о роботах.

О химических лабораториях
Таких лабораторий нет в пяти тысячах школ. Из своего опыта родительства и работы, добавлю, что также в школах часто нет бумаги для ксерокопирования и сканирования, бесплатных учебников и рабочих тетрадей на печатной основе для начальной школы, нет туалетной бумаги, питьевых фонтанчиков, мыла, дверей в туалетных кабинках. Нет также и заявлений о том, как все это можно решить в ближайшие годы. Справедливости ради замечу, что это проблема не только карельских школ, но и в принципе провинциальных образовательных организаций, где все острее ощущается недофинансирование системы, педагоги перегружены неоплачиваемой работой и отчетностью. Отчетность, кстати, тоже постоянно обещают то ли сократить, то ли отменить, но воз и ныне там.

Еще одна ремарка вместо эпилога
Ученикам, учителям и родителям не нужно никаких высоких слов и обещаний. Просто надо сделать так, чтобы школы в провинции были профинансированы и не закрывались бездумно, чтобы учебники выдавали бесплатно, а дети могли нормально поесть в школьной столовой, чтобы кабинки туалетов были снабжены бумагой и дверцами, а медсестры находились в школах целый день. Если в образовательной организации появится быстрый Интернет, и детям позволят учиться, используя гаджеты, то российская школа шагнет вперед. Но для того, чтобы шагнуть, а не упасть, учителей нужно освободить от излишней отчетности, нужно научить их искать ресурсы для обучения детей в Сети и перестать грузить миссиями, которые невыполнимы. Надо дать школе шанс. Иначе, действительно, ее придется заменить онлайн-курсами.


Об авторе:

Мария Голубева – собственный корреспондент «Учительской газеты» в Республике Карелия, мама троих школьников

Фото Вадима Мелешко