Нормативное финансирование школ, о котором в последнее время говорят московские власти, существует уже очень давно. Да, действительно, многие школы были в разных финансовых условиях, в зависимости от норматива. Так, норматив на ученика начальной школы был значительно меньше, чем на ученика старшей школы. А финансирование гимназий и лицеев было выше, чем обычных общеобразовательных школ. Но важно другое: это разнообразие нормативов никак не сказывалось на оплате труда педагогов, которая базировалась исключительно на нормативе единой тарифной сетки с учетом надбавок, которые в московских школах принято называть "лужковскими". Разнообразие норматива позволяло, например, гимназии, в которой недостаточно учеников, выйти на необходимую оплату труда и покрыть коммунальные расходы школы, а также расширить сеть дополнительного образования. А то, что касается ремонта школ, закупок мебели, компьютеров и компьютерных программ - эти статьи расходов школам никогда и не отдавали: слишком жирный кусок, чтобы так запросто отдать его на растерзание какой-то там школе. И школы долгие годы ждали ремонта и компьютерных классов. А некоторые до сих пор ждут. Изменит ли эту ситуацию новое финансирование? Очень сомнительно, ведь новое финансирование, по сути, коснется только оплаты труда педагогов.

В чем же суть новой оплаты труда московских учителей? Раньше оплата труда московского учителя определялась единой тарифной сеткой (ЕТС), была зафиксирована и стабильна. А выделенный школам норматив распределялся по учебному плану. По сути, деньги и выделялись школам под учебный план, т.е. под конкретные часы. И можно было бы просто подсчитать сколько школе нужно денег, чтобы полностью покрыть все часы учебного плана с поправкой на категорию учителя. Еще прибавить ставки административного состава и технического персонала - и вот он фонд оплаты труда.

Теперь же, по новому финансированию, деньги будут даваться не под учебный план, а под ученика. И правильное распределение средств - обязанность директора. И чем меньше часов будет предусмотрено учебным планом, тем больше денег останется у школы на иные нужды. Какой-то директор школы, не владеющий основами экономики, может максимально сократить учебный план, оставив обязательную часть и убрав систему дополнительного образования, сократив ставки административного и технического персонала, тем самым сэкономив деньги на коммунальные платежи, стимулирующий фонд и иные нужды.

Так как новые тенденции повлияют на оплату труда московских учителей? По словам руководителя Департамента образования города Москвы Исаака Калины, "никаких финансовых основ хоть для малейшего снижения заработной платы в школе не существует. И это зафиксировано в том же постановлении Правительства Москвы №86. По сути дела, это единственный пункт в постановлении, который касается систем оплаты труда. Там сказано: ни одному учителю не может быть снижена заработная плата, естественно, при сохранении объема его нагрузки". Это цитата из статьи на сайте "Учительской газеты". И теми же словами Исаак Калина говорил, выступая в программе "Родительское собрание" на радиостанции "Эхо Москвы" в одно из воскресений июля. Но при этом не было названо ни одной цифры, выражающей новую оплату труда.

Казалось бы, приведенная цитата должна успокоить педагогов и настроить их на успешную работу в новом учебном году. Но вот как раз и здесь возникают вопросы.

Сейчас средняя зарплата учителя в Москве около 36000 рублей и это значительно выше, чем по России, где оплата труда педагогов определяется федеральной ЕТС. И все учителя Москвы знают, что это увеличение происходит, благодаря все тем же пресловутым "лужковским" надбавкам. Так будут ли они сохранены? Это главный вопрос, на который ни один представитель московского Департамента образования ответа не дал. Зарплата московского учителя "не может быть снижена" по сравнению с федеральной или по сравнению с текущей московской со всеми доплатами? Вот вопрос, ответ на который может волновать московского учителя. Ответ на который призваны дать профсоюзы, но и они тоже отмалчиваются.

Известно, что к "лужковским" доплатам относится не только ежемесячное финансирование оплаты труда любого учителя, но и доплаты молодым педагогам в течении трех лет после окончания вуза, доплаты учителям иностранного языка, доплаты за награды и классное руководство. Так что же будет с этими надбавками, из которых и складывается средняя оплата труда московского учителя? Не приведет ли отмена этих доплат к оттоку из школы молодых специалистов и все тех же учителей иностранного языка?

Исаак Калина в беседе на радио "Эхо Москвы" как-то очень просто сказал, что, возможно, "лужковские" доплаты могут быть сняты и заменены доплатами из стимулирующего фонда, который предполагается к введению в новой системе оплаты труда. Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов тут же подхватил эстафету и назвал премиальные из стимулирующего фонда "собянинскими" надбавками. Но здесь одно существенное отличие: "лужковские" надбавки полагались любому педагогу, работающему в столичной школе, "собянинскую" надбавку надо еще заработать. И вот здесь еще один подводный камень.

 Что же такое стимулирующий фонд? По новой оплате труда предполагается, что деньги, сэкономленные школой (или правильно распределенные), могут быть направлены на материальное стимулирование лучших учителей, влияющих на качество работы школы. С этой целью все школы создают управляющие советы из числа родительской общественности и определяют критерии, по которым можно оценивать работу учителя вне функционала, определяемого базовой зарплатой. И здесь предполагается, что заработная плата учителя возрастет до космических масштабов, так как каждый учитель будет стремиться к получению премиальных, выполняя заданные критерии. Вот, что пишет по этому поводу Исаак Калина: "Чтобы обеспечить качество, чтобы к нему хотели приводить своих детей семьи, директору нужны очень хорошие учителя, он их должен всячески стимулировать, мотивировать, поддерживать. Поэтому он не может мотивировать и стимулировать тех учителей, которые послушны, может, ему, что называется, сильно нравятся, но не вносят вклад в повышение качества работы школы. Директор школы нынче не барин, который раздает, он организатор труда коллектива. Все 125 школ в этом году при приеме в первые классы проявили такое внимание к родительскому сообществу, такую прозрачность, что сегодня во всех этих школах количество первоклассников значительно больше, чем они планировали принять тогда, когда не входили в пилотный проект. Все школы, входящие в пилотный проект, создали управляющие советы. Советы могут быть разными, но обязательное условие - наличие в школе органа государственно-общественного управления. Название совета школа имеет право выбрать сама, но наличие органа, в котором активнейшее участие принимает родительское сообщество, - обязательный пункт пилотного проекта, без государственно-общественного управления, без участия общества реализовать его просто невозможно."

Здесь руководству московского Департамента образования важно понять, что работник, приходящий на работу в школу не интересуется премиальным фондом, его всегда и в первую очередь интересует базовый оклад - именно он влияет на личный бюджет. И только он. А премии хороши, например, иногда себя побаловать, купить что-то, что давно хотелось или отложить на отпуск, например. Говоря о "не снижении заработной платы", речь идет о базовой зарплате или о размытой зарплате с учетом эфемерных премий? Ответ на этот вопрос также пока висит в воздухе.

А кто сказал, что управляющие советы будут грамотно распределять зарплату учителю? А почему только учителю? Давайте начнем с Департамента образования города Москвы? Я бы лично с удовольствием вошел в управляющий совет при Департаменте образования и влиял бы на зарплату чиновников. И на каком основании кучка непрофессионалов из числа домохозяек будет влиять на уровень зарплаты учителя? Да и представить себе реально работающий Управляющий совет из числа родителей очень трудно. Любой такой Совет будет в полном подчинении директора школы и только им будет управляться. Представьте себе родителя, который после работы прибежал на очередное заседание совета по распределению премий - у него ужин не готов и дети дома бесхозные, ему бы домой побыстрее, вот он и согласится с тем, что скажет директор школы. Да и по какому принципу родитель сможет оценить работу педагога? Требовательный или не очень, мягкий или строгий, реально оценивающий знания учеников или оценивающий из популистских соображений - какой педагог лучше для вашего ребенка?

Стремление стимулировать работу учителя по критериальности очень походит на вариант социалистического соревнования из недалекого прошлого. Не хватает только призывных агитирующих плакатов и открытого экрана соцсоревнования. Хотя, за последним дело не станет - его вполне могут обязать разместить на сайтах школы и сделать тем самым работу школы открытой и прозрачной. Но школа - это не производство и не колхоз. Работа учителя - творческий и эмоциональный процесс - будет формализирована, а прагматичность этого направления приведет к тому, что учитель перестанет учить ученика и полностью сконцентрируется на выполнении пресловутых критериев, включившись в соревнование с другими педагогами. Стимулирующий фонд ведь не резиновый: всем "лучшим" педагогам денег может и не хватить. Вот тут вводят еще одно понятие "кластерность": оплата премиальных может быть проведена с минимально необходимого числа набранных баллов по известным критериям. Например, с 50 баллов. А тот учитель, кто набрал меньше, не получит в этом месяце никаких премиальных.

Хотелось бы, чтобы чиновники, влияющие на оплату труда учителя понимали и другое: если базовая оплата труда педагогов все же сохранится на прежнем уровне, то необходимость стимулирования учителя через нагромождение критериев и управляющих советов просто отпадет.  Многих учителей вполне будет устраивать их сложившийся оклад, ведь учитель может взять полторы-две ставки, выйдя на 40000 рублей в месяц и больше. И борьба за качество останется только на бумаге. Хотелось бы верить, что не будет учитель заниматься соревнованием, да и процесс обучения и воспитания - это не спорт. Мало того, я убежден, если учитель будет концентрироваться не на работе, а исключительно на выполнении критериев  - это плохой учитель.

Недостаток конкретной информации по новой системе оплаты труда педагогов предполагает и иное развитие сюжета: если все же 40000 рублей можно зарабатывать  только выполняя эфемерные критерии, то такая тенденция приведет к оттоку хороших педагогов из школы, развитых, которые смогут найти себе работу в иных сферах, а в школах останется примитивный балласт, тихие учителя-троечники.

По новой оплате труда остается еще много неясных вопросов. Например, что будет с системой дополнительного образования в школе? Как будут формироваться ставки административного и технического персонала школ? Что же будет получать учитель, который работает с неполным классом, например, на уроках иностранного языка, информатики, физкультуры? Как будут материально стимулироваться молодые педагоги? Но самый главный вопрос прежний: какая будет базовая ставка учителя в сентябре 2011 года, в январе и в сентябре 2012 года? А еще все учителя ждут обещанного повышения зарплаты на 30% с сентября, который уже не за горами.

Артем Морозов, учитель информатики московской школы

Фото с сайта http://www.slsl.ru/board/iserv.php?istr=360&ddd=10

Статья предоставлена независимым порталом "Социальная сеть учителей Москвы": http://www.mosschool.ru/