...Первые часы после трагедии. Еще нет точных данных о происходящем, лишь информация о четырех погибших детях. Как можно было предположить, что количество жертв достигнет 64 человек? Поначалу никак, но затем информации становится все больше, через сутки в соцсетях и во всех СМИ буквально шквал откликов, фактов, фотографий детей, которые либо погибли, либо числятся без вести пропавшими. Сохранить душевное равновесие уже никак. Боль и негодование по поводу того, что подобное было допущено – вот что чувствует большинство тех, кто живет не в Кемерово, а других городах России. А еще остаются вопросы, которые важно сформулировать, дополнить и задать если не властям Кемерова – идет следствие, причины преступной халатности будут установлены, а владельцам всех торгово-развлекательных центров страны. И вот почему.

ТРЦ "Зимняя вишня" в Кемерове находится на проспекте Ленина в самом центре. Сколько еще городов являются обладателями проспектов и улиц – как правило центральных, с таким названием? Поверьте, очень много. А, значит, и торговых центров на этих улицах больших и средних городов по всей стране предостаточно. Как строились подобные сооружения в разных уголках страны? Эти башни с зеркальными и плиточными поверхностями, без окон, лестниц, лишь с лифтами, эскалаторами и дверями-вертушками? Как часто они ломаются: то эскалатор превращается в лестницу – не работает механизм, то дверь перестает крутиться и без дополнительного движения воздуха и людей того гляди оставит тебя в аквариуме между входом и выходом, а то закрутится на такой скорости, что успеть бы выскользнуть вовремя и не травмироваться...

А духота, которая царит в этих многочисленных магазинах, где от жары дети капризничают, а взрослые в период наплыва посетителей – распродажа или выходной день, торопятся расстегнуть куртку или попить воды. И так везде... В витринах огромные плакаты – на них выведен очередной процент скидки или броская надпись о том, что "цены снижены, торопитесь!". Помимо магазинов – кинотеатры, ресторанчики и кафе быстрого питания, рядом магазины детских игрушек и комнаты, где можно занять непосед – за отдельную плату ребенок может кататься на каруселях, играть в лабиринте, строить что-то из конструктора, в общем, играть.

У меня только один вопрос - кто видел в этих торговых центрах внятные знаки, обозначающие запасной выход? Путь эвакуации во время экстремальной ситуации, огнетушители и краны с водой на случай возникновения пожара?

Вопрос не праздный, потому как повсеместное появление подобных центров – это строительство последних десяти лет. Как здания с таким индексом небезопасности принимались и принимаются к эксплуатации? Кто несет ответственность за их обеспечение и кто наконец разрешает им существовать, если находиться в них попросту небезопасно? Наверное, для каждого региона ответ будет своим, но предупреждение о том, к чему ведет халатность, получили абсолютно все.

По всей России проводятся акции памяти, но лучшей памятью о тех, кого уже не вернуть, будет неповторение трагедии уже произошедшей. Уверена, тут мало общественного контроля, о котором высказалась детский омбудсмен Анна Кузнецова. Важны более серьезные и взвешенные решения, в том числе санкции по отношению к тем, кто допустил существование опасных для жизни пространств, где нет запасных выходов, качественных дверей и интуитивно понятных указателей на случай эвакуации, а также подготовленных охранников, достаточного количества огнетушителей и всего того, что необходимо на случай ЧП.

Кстати, о проверках. Школы и детские сады проверяют постоянно. К зданиям, построенным в 60-70 и 80 годы XX века, применяют требования по безопасности и доступности помещений сегодняшнего дня, и, если что-то не соответствует, нещадно наказывают. И это правильно. Но соответствует ли тем же требованиям то, что строится в дни сегодняшние или построено хотя бы пять-десять лет назад?

Говорить о трагедии в дни, когда уже известны последствия, непросто. Но как было бы важно в память о тех, кто пострадал из-за халатности ответственных лиц, сделать так, чтобы были приняты совершенно конкретные решения, проверены все центры страны, куплены огнетушители и установлены тревожные кнопки, сделаны планы эвакуации…

Есть потери, которые нельзя восполнить никакими словами и даже делами. Смерть ребенка – именно такая трагедия. После нее ничего уже нельзя сделать, только лишь попытаться предотвратить повторение подобного. Взрослые всей России, сделайте это!

Об авторе:

Мария Голубева – журналист, мама троих детей

Фото Вадима Мелешко