​Только в предыдущее десятилетие во внедрение стандарта, основанного на компетентностно-деятельностном подходе, было вгрохано огромное количество денег. Под этот ФГОС были переучены учителя, освоены средства на издание новых учебников по всем предметам для всех параллелей. Толпы проверяющих были отправлены в школы, чтобы убедиться, что мы внедряем все эти новомодные кластеры и не объявляем тему на уроке до тех пор, пока ученик сам ее не сформулирует.

Еще не подсчитана результативность от внедренного ФГОСа, еще дети, учившиеся с 1-го класса по новым программам, сидят в 6-ом или 7-ом, как грянуло очередное нововведение. Даже не подсчитав, сколько миллиардов потратили на внедрение предыдущего, министерство уже заявило, что будет новый ФГОС. На моей памяти, это уже третий стандарт. Долой компетентностный подход, даешь опять знаниевый! Но теперь, дорогие учителя, вы от нас никуда не скроетесь. Мы привяжем каждое произведение к определенному классу, цепями прикуем, и попробуйте с детьми его не пройти. «Тараса Бульбу» - в 6-ом, стихотворение «Бородино» - в 5-ом, а «Мцыри» - только в 8-ом. А чтобы не было соблазна переставить его в 9-й или 7-й, мы вам две ВПР, три НИКО, и еще местные СтатГрады. И армию проверяющих для контроля.

Список литературы, предлагаемый для изучения с 5 по 9 класс, сам по себе прекрасен. В нем и «Сын полка» Катаева, и «Железная дорога» Некрасова, и «Уроки французского» Распутина, и «Бежин луг» Тургенева… Список времен позднего СССР. Я бы назвала его списком ностальгирующих пенсионеров. Как 30 лет назад, есть «Размышления у парадного подъезда» и «Вчерашний день часу в шестом…» Некрасова. Снова литература с революционно-демократических позиций: «народ стонет», протест зреет, богач «проклят отчизною…» и т.д. Отряхнули нафталин с советского курса литературы – и вот он, гальванизированный труп. Чтоб совсем было похоже, убрали концентр из 9-го класса, вернули линейный курс с 9-го по 11-й. Чтоб уж точно, как в СССР. Понятно желание взрослых дать детям литературу как таблетку с записанным на ней культурным кодом и контролировать прием по часам. И я очень сочувствую истовой вере составителей в то, что изучение литературы укрепит нравственное здоровье страны. Как говорится, «блажен, кто верует…».

За курс 8 класса (2 часа в неделю) предложено изучить 17 произведений, причем 11 довольно объемные. Среди них «Ревизор» (это месяца полтора у совестливого учителя), «Капитанская дочка» (месяца два), «Недоросль» (месяц), «Собачье сердце» (недели две), «Матренин двор» (недели две), «Мцыри» (недели две). А там еще «Судьба человека»… «Житие Сергия Радонежского»… «Севастопольские рассказы»… «Василий Теркин»… Это все обязательным списком. И множество обзорных тем по поэзии: от Есенина до Исаковского. А Минобрнауки нам разъясняет, что поскольку большая часть списков завершается фразой «и другие», вариативность сохраняется. Какие ДРУГИЕ? К перечисленному еще и ДРУГИЕ? Как выражался Обломов, «а жить когда»?

А теперь представим методистов и проверяющих. Вчера они проверяли у меня, написала ли я свою рабочую программу и внедряю ли кластеры. А теперь вся эта уйма чиновников ринется проверять, прохожу ли я на четвертой неделе 8-го класса «Ревизора». Потому что

мы все знаем рвение методистов на местах: они от бедного учителя не то что по классам, а по минутам будут требовать соблюдение этой программы.

А вы представляете, какой праздник у наших издательств?! Новый ФГОС, новые тиражи, новые учебники, новые пособия! А значит, бюджет!

Но самым большим бенефициаром являются контролирующие органы. Вот они развернутся! Вот они теперь подсчитают, измерят, просканируют, знают ли дети фамилию Городничего из «Ревизора» и сколько сыновей было у Тараса Бульбы. Потому что проверить, научила ли я детей любить книгу и понимать прочитанное, они не могут. А вот выяснить, зазубрили ли отличие ямба от хорея, чиновникам вполне по силам. И будут дети учить бессмысленные сведения, в каком жанре написана «Светлана» Жуковского и сколько частей в «Железной дороге» Некрасова.

Но этого мало. Введение нового ФГОСа оправдывают «созданием единого образовательного пространства» и чуть ли не «сохранением безопасности государства». Неважно, что все поименованные в новом списке произведения Пушкина и Тургенева и раньше были в кодификаторах ГИА и ЕГЭ, в Примерной программе, а поэтому во всех учебниках. Теперь если я пройду «Муму» не в 6-ом, а в 7-ом или вообще пропущу, я нарушу «безопасность государства»: не будет формироваться патриотическое сознание у юного гражданина.

Что тут скажешь. Напомню речь адвоката Плевако по поводу старушки, которая украла чайник: «Много бед и испытаний пришлось претерпеть России более чем за тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушилось на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно».

Патриотизм нельзя насаждать, как картошку при Екатерине, наличие его зависит не от того, читала ли я в детстве «Муму» или вообще проболела эту тему. А «от того чувства», которое заставило купца Ферапонтова поджечь свой дом, а Наташу – отдать подводы раненым. Хотя первый вообще, наверное, кроме конторских книг ничего не читал, а вторая читала лишь по-французски, как было принято тогда у дворянских женщин.

Но бедные, бедные учителя. Нам уже пора объединяться в секту «Свидетелей ФГОСов». И сразу при крике из МОН, что новый ФГОС, как оно у Щедрина, грядет, забиваться в угол и сидеть без движения. Авось смерч пронесет мимо.

Уважаемые горе-реформаторы! Ну оставьте вы нас в покое хоть на несколько лет! Ей-Богу, нет уже сил!

Об авторе:

Ирина Кочергина – учитель, кандидат филологических наук