Эти три требования уже стали хрестоматийно известными, и, повторяя их, мы не всегда улавливаем, что произошло.
Я считаю, что произошла коперникианская революция в понимании стандарта. От стандарта как минимума знаний мы перешли к стандарту как к конституции жизни школы. Появление стандарта, который подсказывает логику, алгоритм школьной жизни, - это совершенно новая ситуация. Отсюда как производная эти три «Т» - требования.

Второй момент, который я всегда подчеркиваю и хочу еще раз специально отметить, заключается в том, что мы перешли благодаря новым стандартам от дрессуры, от школы поведенческого, (бихевиористского) типа к школе развития. Раньше же школа ориентировалась на стандарт, за которым модель образования как усвоения знаний, умений и навыков, усвоения информации.
Вся идеология развивающего образования так или иначе легла в основу стандарта. Отсюда и системно-деятельностный подход к пониманию стандарта, отсюда и постановка задачи, которая казалась несбыточной, как вечный двигатель, - как научить учиться.
Лев Выготский говорил: «Беда школы в том, что наш ребенок бы и умел, и знал, но он прежде всего не хочет...»
Вот именно поэтому мы определяем школу, в которой мотивация выходит на первый план. Именно на порождение такой ситуации и ориентирован новый стандарт.
Классические вопросы образования: «Чему учить?» - это содержание и «Как учить?» - это технология. Для меня главным вопросом (когда я предлагал эту идеологию стандартов) был и остается вопрос: ради чего учить, в чем смысл образования?
Этот вопрос имеет для меня один ответ - ради рождения идентичности ребенка. Миссия школы - это порождение идентичности, это развитие личности человека, способного решать самые разные классы задач.
Для меня важны, таким образом, три момента.
Первый: школа, связанная с новым стандартом, - это школа, в которой стандарт - конституция жизни.
Второй: школа, связанная с новым стандартом, - это школа универсального развития личности.
Третий: мотив этой школы (ради чего учить) - порождение идентичности личности.
Это не отменяет классических вопросов: на что направлено обучение (содержание), какими способами (технологии) и за счет каких ресурсов учить. Все эти вопросы - ресурсы кадровые, материально-технические - есть, без них школа сегодня не обойдется, но надо понимать цель, к которой мы движемся.
Конечно, обсуждая развитие школы, нам никуда не деться от вопросов о результатах образования и их измерении. Ясно одно - классические критерии, а в еще большей степени новые критерии - в стиле ЕГЭ, это критерии стандарта вчерашнего дня.
Измерители ЕГЭ, которые нацелены на репродукцию, на ЗУНы - важная вещь. Без ЗУНов никто в жизни не проживет, но вместе с тем нужна не диагностика репродукции, не диагностика прошлого, а диагностика - способность к решению задач.
Нам нужна многомерная методология измерения, в которой будут учитываться и предметные результаты, относящиеся к той или иной отдельной области знаний, личностные результаты, и метапредметный анализ.
Личностные результаты, методы их измерения вызывают наибольшее число вопросов. Однако сегодня с помощью качественных психодиагностических методов личностные результаты могут быть оценены и измерены. Это особая, большая тема, но, пожалуй, я укажу один неформальный, но ясный критерий, на современном языке: выпускник должен испытывать кайф от образования.
Как этого достичь? Начальная школа как школа универсального действия должна помнить мудрую формулу Даниила Эльконина: «Обучение должно войти в начальную школу через ворота детской игры».
Отсюда интерактивные методы обучения, диалоговые методы обучения, передача не скупых холодных значений, а смыслов, отсюда сказка должна войти в школу, отсюда в школе не должны вымирать «почему», которые обычно почему-то оставались за порогом школы.
Вот это те направления поиска, связанные с зоной ближайшего развития школы (я цитирую Выготского), который для нас с вами необходим. И это не на пустом месте. У нас есть идеология развития, данная в работах Даниила Эльконина и Василия Давыдова, развивающее обучение, предложенное Леонидом Занковым, есть направление, связанное с работами Алексея Леонтьева, которое называется сегодня «Школа 2100». Все эти линии не могут быть чистыми линиями культуры, они должны быть переплетены. Именно они так или иначе заложили основу для новой дидактики. И это новая дидактика - культурно-историческая развивающая дидактика вариативного образования. Она должна сегодня появиться. Мне кажется, что ее рождение в массовой школе мы видим сегодня в Москве.
Это рождение связано и с осуществляемым сегодня в московском начальном образовании резким переходом от информационно-коммуникационных технологий к информационной и коммуникационной культуре, культуре техносферы школы.
Я предлагаю недавно введенное мною понятие техносферы школы для описания средств ИКТ, интегрирующих все другие элементы образовательной среды, которые мы можем по праву назвать «культурные интеллектуальные средства обучения». Это именно те психологические орудия развития ребенка, о которых говорил Лев Семенович Выготский.
Развивающая жизнь школы, развивающая среда школы связана и со множеством педагогических технологий, и с неотъемлемыми от них, лежащими в их основе информационно-коммуникационными технологиями.
Это значит, что мы не просто оборудуем комнату в школе, мы ребенка оснащаем психологическими орудиями, с помощью которых он решает принципиально новые классы задач.
Ребенок сегодня живет в том мире, в котором еще не жили учителя. Он появляется, и у него рядом мобильные телефоны, он живет в мобильной среде. К нему относятся слова, сказанные Жюлем Верном о капитане Немо и его лодке «Наутилус»: сегодняшний ребенок - это mobilis in mobile (подвижный в подвижном).
Но если сегодняшний ребенок - это существо, живущее в мобильном, подвижном мире, то мы должны сделать школу моделью этого мира. Поэтому дело не просто в том, введу я или не введу мобильные интерактивные доски. Дело в том, что я должен помочь ребенку стать человеком, который в этом мире имеет четкую навигацию: куда плыть, ради чего плыть и как плыть.
Сегодня в московском образовании реализуется тот системно-деятельностный подход, без которого, как я считаю, невозможно не только реализовать новый стандарт, но и невозможно вообще построить современную систему образования.
Есть уникальный термин - «приобщение». Общение ради приобщения - вот сегодняшняя школа, и вот сегодняшняя специфика деятельности, главная задача которой - рождение личности.

Александр АСМОЛОВ, директор Федерального института развития образования, заведующий кафедрой психологии личности МГУ, академик РАО

Фото с сайта http://www.k2kapital.com/partners/191?clicked=251890&PAGEN_1=8320