…но я абсолютно точно знаю: этот монумент до сих пор любим не только россиянами, но и болгарами.

Десять лет назад, в год 50-летнего юбилея со дня открытия «Алеши», когда представители национального движения русофилов и русского клуба «Отечество» в Болгарии подняли вопрос о необходимости празднования этой даты, мне посчастливилось быть в Болгарии. И даже побеседовать на этот счет с тогдашним управляющим Пловдивской областью Тодором Петковым. Чиновник признал, что поначалу местные власти хотели пустить это дело на самотек, положившись на инициативы своих городских общественных организаций. Но, узнав, что в России вышло несколько публикаций в связи с предстоящим полувековым юбилеем памятника и, поняв, что «Алешу» в России не только помнят, но и любят, отношение к этому мероприятию изменили. 

Возникло, правда, два спорных мнения, когда эту дату отмечать: 5 ноября, когда памятник был открыт официально, или – 9 мая, приурочив ко Дню Победы. Опасения по поводу первой даты возникли из-за того, что люди могли ассоциировать это событие с 7 ноября. И только после того, как болгарским товарищам объяснили, что в России больше нет официального праздника по случаю Октябрьской революции, было решено отмечать 50-летие «Алёши» в день его открытия.

Праздник, с подобающими для главного символа города и единения двух наших народов почестями и торжествами, состоялся. Причем не только на холме Бунарджик возле памятника. В городе прошли массовые гуляния, а ночное небо над Пловдивом озарилось праздничным фейерверком… Единственное, что не получилось у устроителей мероприятия – пригласить на торжественное мероприятие 85-летнего Алексея Ивановича Скурлатова. Бывшего советского солдата, который когда-то прокладывал линию связи между Пловдивом и Софией. Рослый, плечистый, с русым чубом и синими глазами – он идеально соответствовал придуманному образу, и все рисунки-наброски в альбом для будущего монумента делались именно с него. Ветерану было не под силу проделать сложный путь в Болгарию из своего родного села Налобиха Алтайского края.

Но тогда мне особо запомнился не сам юбилей и все предшествующие мероприятия, а рассказ управляющего о том, что значит для болгарского народа присутствие русского «Алеши» на болгарской земле. Когда памятник только задумывался, у него не было названия. Была лишь идея сделать в граните собирательный образ советского солдата-освободителя, который дважды помог Болгарии. Сначала определиться, на чьей стороне во время 2-й Мировой войны ей быть, а затем достойно воевать в составе 3-го Украинского фронта Советской Армии. Монумент, построенный на народные деньги, стал настоящим символом готовности русского солдата принести себя в жертву за свободу других народов. И не только болгарского. Не случайно ведь он стоит лицом на восток, а автомат его опущен вниз.

Когда 5 ноября 1957 года состоялось торжественное открытие памятника, один из бывших военных болгарских связистов рассказал о русском друге Алёше Скурлатове, с которым они вместе служили и с которого делались наброски для памятника. Имя очень понравилось строителям, и весь Пловдив, а затем и Болгария стали называть 17-метровый монумент этим ласковым и красивым русским именем. В 1968 году на международном фестивале молодежи в Софии впервые прозвучала песня, написанная советскими авторами «Стоит над горою Алёша»…

Однако не прошло и четверти века, как эта идиллия была разрушена. Самый темный след в истории существования «Алёши» (1992-1994 г.г.) оставил тогдашний мэр Пловдива. Он объявил памятник своим личным врагом и поклялся разобрать этот «символ коммунизма». На Бунарджик даже стали бояться подниматься. А когда стало понятно, что снести гранитный монумент невозможно – для этого нужно было осуществить несколько подрывов и выселить из близлежащих кварталов Пловдива почти треть населения – мэр и его сподвижники решили надеть на каменного солдата специально изготовленную гигантскую бутылку кока-колы.

Тогда-то и наступил момент истины и своеобразной проверки на прочность той самой дружбы русского и болгарского народов, которую олицетворял памятник. И простые пловдивчане встали на защиту своего «Алёши». Около памятника воину-освободителю были организованы круглосуточные дежурства, на площади города одна за другой проходили демонстрации в его защиту. Русские ветераны войны, проживающие в Болгарии и патриоты из числа местных жителей, организовали сбор пожертвований, чтобы выкупить у мэрии землю, где расположен холм Бунарджик с памятником. Пожилые болгарки сплели «Алёше» гигантскую «мартеницу» – традиционный символ здоровья и долголетия, которую по обычаю подносят родственникам и друзьям в начале марта. И повесили ее на грудь 17-метрового каменного исполина.

Это противостояние в ожидании судебного вердикта по поводу решения Болгарского парламента о сносе монумента длилось почти два года. И в конечном итоге Верховный административный суд страны его вынес: памятник, как символ Второй мировой войны не подлежит демонтажу.

Не буду лишний раз муссировать тему «войны» с памятниками в некоторых странах Европы, но даже разговоров – быть, или не быть «Алёше» в Пловдиве сегодня уже не возникает. И нет никакого сомнения, что вместе с любящим его народом, монумент достойно отметит и 60 лет со дня своего рождения, и 70, и 80… Уж коль скоро он устоял в тяжелейших политических баталиях, значит, ему суждено стоять вечно.

Столько же, кто бы ни пытался вбить клин между нашими странами, будут существовать и теплые отношения между Болгарией и Россией.

От редакции

В разных странах отношение к памятникам - и памяти - разное. В частности, сегодня стало известно, что Сейм Польши принял поправки к закону о декоммунизации, которые предполагают снос около 500 памятников, "прославляющих коммунизм"... 

Фото автора и из архива А.И. Скурлатова