..А созовет он к себе товарищей – его обвинят в неблагонадежности, глупое слово, которым хитрые люди пугают дураков!.. Отвратительно все это… какое-то издевательство над человеком, который делает большую, страшно важную работу. Знаете, когда я вижу учителя, мне делается неловко перед ним и за его робость, и за то, что он плохо одет, мне кажется, что в этом убожестве учителя и сам я чем-то виноват… серьезно!»

Прошел век после нелицеприятной чеховской характеристики учителя ХIХ века. В 90-х годах уже ХХ столетия опросили более 5 тысяч учителей, проходивших обучение в Татарском институте усовершенствования учителей. На вопрос «Считаете ли Вы, что Ваш культурный уровень соответствует Вашему общественному статусу?» около 22% опрошенных ответили, что «в целом соответствует», 35% сочли, что их культурный уровень «необходимо подтянуть», 27% «хотели бы заняться самообразованием, но для этого мало времени» и только 8% учителей были уверены в том, что их культурный уровень «выше, чем у некоторых коллег». При этом 20% учителей признались, что не имеют личной библиотеки, у 30% ее объем составляет не больше сотни книг, 45% имеют несколько сотен книг и только у 5% насчитывается более тысячи томов.

В 2005 году эксперты Центра социологических исследований МГУ им. М.В. Ломоносова описали «Социальный портрет учителя». Проект предусматривал опрос педагогов и директоров в четырех регионах России: Самарской, Свердловской, Воронежской областях и Республике Чувашия. Опрашивали учителей в городе и на селе, на вопросы отвечали педагоги, работающие в начальных, основных и средних государственных и негосударственных школах. В целом, как отмечали авторы исследования, образовательный уровень учителей довольно высок: подавляющее большинство (84,2%) имеют диплом о высшем образовании. Примечательно, что книжная пропорция конца ХХ века сохранилась и в XXI: только у трети учителей имеются большие библиотеки – свыше 500 книг, еще интереснее, что владеют этими интеллектуальными сокровищами преимущественно учителя с высшим непедагогическим образованием, проживающие в столицах или областных центрах. И с повышением культурного уровня оказалось все сложно. Более чем скромные материальные возможности учителей, говорилось в исследовании, не позволяют большинству из них посещать театры, ходить на концерты. Наиболее доступным и популярным учителя назвали посещение музеев и выставок.

Что же изменилось с тех пор? Почему общественное мнение сохраняет за учителем репутацию человека, которому некогда и не на что путешествовать, чьи художественные вкусы сформированы на классических образцах и который посещает очаги культуры преимущественно в сопровождении учеников?

В январе из Минобрнауки прозвучало предложение об изменении системы дополнительного профессионального образования педагогов таким образом, чтобы, приезжая раз в три года на обязательную переподготовку в крупные города, педагоги могли получить возможность сходить в театры и музеи.

Попробуем (хотя бы приблизительно) сосчитать, во что обойдется инициатива по приобщению учителей к прекрасному в крупных городах. И насколько она реальна. В России чуть более миллиона учителей. Каждый из них имеет право на дополнительное профессиональное образование не реже, чем один раз в три года. Следовательно, по программам дополнительного профессионального образования каждый год обучается около 350 000 учителей. В Минобрнауки говорили о переподготовке, то есть более объемных программах ДПО, но в целях оптимизации бюджетных расходов попробуем рассчитать программы повышения квалификации, традиционная нагрузка в которых составляет 72 часа. Для освоения такой программы с отрывом от производства (с выездом в крупные города) каждый учитель должен потратить две недели рабочего времени. Для простоты подсчетов предположим, что курсовая система ДПО равномерно заполняет весь учебный год и (опять-таки для простоты подсчетов) примем его продолжительность равной 35 неделям, следовательно, каждую неделю на курсах повышения квалификации будет обучаться 20 000 учителей, которые в это время должны где-то жить, чем-то питаться и вообще организовывать свой быт в чужом городе.

А прежде обустройства быта учителя должны как-то добраться до крупных городов. Как мы с детства помним, «широка страна моя родная», и при некоторой доле везения жители европейской части России могут в течение суток добраться из места своего постоянного проживания в место повышения квалификации. Статистика утверждает, что средняя цена авиабилета в 2016 году заметно снизилась по сравнению с 2015 и составила чуть более 5 000 рублей за один фрагмент перелета в пределах Российской Федерации (по текущему 2017 году, разумеется, такой статистики пока нет). Средняя цена путешествия на поезде продолжительностью до 1 суток в плацкартном вагоне в 2016 году составила 1 500 рублей, а проезд в междугородних автобусах на маршрутах до 1 000 км обходился пассажиру в сумму около 1 000 рублей. Жителям восточных и тем более северных регионов повезло меньше: чем дальше добираться, тем выше цены. Часто логистика такова, что дешевле лететь через Москву, но такой путь дольше и утомительнее. Так что для сибиряков и дальневосточников, а также полярных жителей стоимость проезда до крупных городов с музеями и театрами в 2016 год измерялась уже пятизначными числами. Будем оптимистами и предположим, что в 2017 цены существенно не изменятся. Даже в этом случае только на дорогу до курсов учителя должны будут потратить от трех до тридцати тысяч рублей.

Рано или поздно, так или иначе, дорого или очень дорого, но учителя до места назначения добрались. Теперь попробуем представить эту эпическую картину: по плану каждую неделю 20 000 учителей живут, учатся и культурно отдыхают в крупных городах, где уровень цен выше (иногда существенно выше), чем у них дома. Прожиточным минимумом тут не обойтись, поэтому будем считать, что двухнедельный пансион с посещением очагов культуры обойдется приблизительно в половину средней заработной платы, которая в 2016 году составила 36 200 рублей. То есть, выезжая на полмесяца повышать квалификацию вместе с культурным уровнем, учителям желательно взять с собой около 18 000 рублей. Наверное, если жить очень экономно и не посещать спектакли за 5000 рублей, то можно уложиться в четверть зарплаты, но и 9 000 рублей для многих учителей весьма существенная сумма.

В рамках примерного расчета невозможно учесть всех нюансов, но пары примеров возможных проблем и затруднений уже достаточно, чтобы задуматься. Как сможет уехать из дома на две недели одинокая мама с ребенком/или детьми? (Одинокий папа в школе – слишком фантастическая история.) Сможет ли треть педагогов покидать школу в учебное время или их будет некем заменить? Если все руководители решат отправить учителей на курсы во время каникул, хватит ли спальных мест в общежитиях институтов повышения квалификации? Что будут делать преподаватели этих институтов в промежутках между «высокими сезонами» каникул? Вопросов явно больше, чем ответов, но не будем отвлекаться.

Поговорим о расходах работодателя, то есть государства, которое по закону обеспечивает проезд, проживание, обучение педагогов, сохраняя при этом за ними заработную плату на время прохождения курсов; не забываем, что дополнительно нужно предусмотреть специальный фонд оплаты труда коллег, которые вышли на замену повышающим квалификацию. К сожалению, действующие системы оплаты труда позволяют только перераспределять имеющиеся средства, не добавляя новых. Бюджеты многих регионов уже не справляются с обязательствами по выполнению майских указов президента, а им в перспективе предстоит существенное увеличение расходной нагрузки, потому что культурный уровень учителей по инициативе министерства следует повышать.

Еще одним важным аспектом является территориальная подведомственность образовательных организаций, следствием которой становится стремление (и необходимость) сохранить средства соответствующего бюджета «дома», а не отдавать в крупные города, где и так с финансами сравнительно благополучно. Также не следует забывать о достаточно жестких законодательных рамках, в которые поставлены поставщики товаров и услуг, поэтому высока вероятность, что обучаться учителя смогут не в тех замечательных местах, где много музеев и театров, а в тех, на которые хватило средств, а хватает часто только на то, чтобы раз в год вызвать одного преподавателя из института повышения квалификации куда-нибудь за Полярный круг и позволить педагогам за несколько дней в экспресс-режиме прослушать теоретическую часть курса. Отработка практического материала остается на совести каждого учителя, но как показывает статистика, все слушатели в полном объеме выполняют требования программы и получают документы о прохождении программ ДПО, чтобы на три года благополучно забыть о необходимости реализовать свое право на бесплатное обучение.

Можно скрупулезно подойти к вопросу численности ежегодно обучающихся на выезде: если из них вычесть около 50 000 учителей, уже проживающих в крупных городах, которые могут посещать театры и музеи по месту жительства, то налицо экономия бюджета, но к ней прилагается ярко выраженная социальная несправедливость. Действительно, почему именно эти люди будут лишены возможности за счет работодателя поехать в другой город и посетить там различные культурные мероприятия?

Чтобы свести концы с концами учителя вынуждены много работать: редко встретишь педагогов, занятых меньше ставки, подавляющее большинство работает с превышением нагрузки, или совмещает несколько должностей, или подрабатывает в других местах, или занимается репетиторством. А еще и дополнительная бумажно-электронная работа: отчеты, мониторинги, ведение двух журналов (что является нарушением), планы, программы... Неудивительно, что на профессиональный рост и повышение культуры катастрофически не хватает времени и почти не остается сил.

Конечно, всем известно немало примеров прекрасных учителей, которые при всей своей занятости находят возможность часто выезжать учиться, параллельно посещая театры, концертные залы, музеи и выставки. Честь им и хвала! (Процент таких энтузиастов от общего количества учителей предлагается вычислить самостоятельно).

Подводя итоги приблизительных расчетов, получаем с одной стороны – существенное увеличение расходов работодателя при сохранении проблем с оплатой труда (никуда от них не деться!), с другой стороны – у учителей тоже появляются дополнительные расходы и перед ними встают сложно решаемые бытовые вопросы.

Получается, что прекрасная министерская инициатива прорастет и принесет культурные и профессиональные плоды только в том случае, если ее будут обильно орошать и удобрять повышенным финансированием и защитят от неблагоприятных условий специальными нормативными актами.