К тому же, если бы мы не писали, то как бы власть имущие и власти подсказывающие узнали о проблемах в проведении ЕГЭ? Тот же ВЦИОМ зафиксировал: «Положительно к единому госэкзамену относятся 37-46% выпускников 11-х классов, 32-45% родителей. Больше всего сторонников экзамена среди учеников 11-х классов, то есть выпускников 2011 года – 52-64%. Соответственно отрицательное отношение у 30-41% выпускников, у 31-44% родителей, 22-36% учеников 11-х классов». Таким образом, ЕГЭ расколол общество, а ведь это еще не все опрошенные. Но даже они считают, что экзамен надо менять. Так полагают 54-68% родителей, 68-82% учителей 11-х классов, отрицательно – 24-37% родителей,14-29% учителей 11-х классов. Интересно, что Россия в целом дает немного другие данные: положительное отношение высказали 32% опрошенных, отрицательное – 41%.

Немыслимая жара за окном так повлияла на градус обсуждения, в котором приняли участие десятки заинтересованных лиц, что накал страстей не могли снизить даже мощные кондиционеры. Но, что характерно, на этот раз пришли не все, скажем, не было авторов КИМов по математике, а между тем именно на математике нынче случилось самое большое количество самых различных скандалов. Авторы сделали КИМы такими, что полностью справиться с заданиями могли, наверное, и в самом деле студенты МФТИ. Из тех, кто пришел, в разговоре приняли участие тоже далеко не все, и дело было вовсе не в том, что сказать было нечего или времени не хватало: управленцы-практики все отлично знают о ЕГЭ, но одни боятся критиковать, другие – одобрять: в первом случае можно снискать гнев властей и авторов экзамена (а возглавлял дискуссию один из авторов – ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов), во втором – педагогического сообщества, которое, может быть, и не скажет ничего в ответ, но негодовать будет сильно.

Основным выступлением на «круглом столе» стал доклад заместителя председателя Комиссии по образованию Любови Духаниной. Любовь Николаевна для начала посетовала, что аналитические материалы, подготовленные по результатам проведения «горячей линии» в прошлом году, судя по всему, так и остались невостребованными власть имущими. Впрочем, замечу, что и многочисленные замечания и предложения педагогов, управленцев, учащихся также остаются без внимания вот уже более десяти лет.

Какие же проблемы мешают проводить экзамен честно и организованно, так, чтобы его результаты можно было считать объективными?

Участники «круглого стола» посчитали, что:

  •               Нормы Закона РФ «Об образовании» не содержат требования о «независимости» ЕГЭ как принцип этого экзамена.
  •  Нормы Закона РФ «Об образовании» не содержат специальных правил по обеспечению объективности ЕГЭ, за исключением нормы о запрете мобильных телефонов и нормы, относящей сведения КИМов к информации ограниченного доступа.
  • Принятый Министерством образования науки «Порядок проведения ЕГЭ» не содержит минимально необходимых правил, выполнение которых организационно обеспечивало бы независимость и объективность экзамена.
  • Методические рекомендации Рособрнадзора не имеют обязательной силы, поскольку не считаются нормативным правовым актом, за их невыполнение не может последовать юридической ответственности.
  •  Полномочия субъектов РФ по принятию процедурных регламентов проведения ЕГЭ сомнительны с точки зрения разграничения компетенции в статьях 3,28 и 29 Закона РФ «Об образовании».

Это все по части законодательной, а есть еще и организационные проблемы. Поэтому в проекте решения «круглого стола» есть такие рекомендации:

- установить общую норму о том, что пункты проведения экзамена (ППЭ) должны открываться на базе другой организации во всех случаях, когда такое размещение возможно с соблюдением норм территориальной доступности, установленных СанПиНами 2.4.2.2821-10 (не более 30 минут на транспорте в одну сторону, не более 3-4 километров в зависимости от климатической зоны в сельской местности – пешком);

- разрешить организацию ППЭ на базе той же школы исключительно в тех случаях, когда по объективным причинам (к каковым не должны относиться трудности в организации транспортной доставки и иные организационные проблемы) невозможно с соблюдением установленных СанПиНами нормами о территориальной доступности общеобразовательных учреждений открыть ППЭ в другом учреждении;
- организаторами, дежурными и наблюдателями в школе-ППЭ должны быть исключительно сторонние для школы лица;

- ввести безусловный запрет на присутствие в помещениях, где проводится экзамен, а также в прилегающих коридорах, туалетах, медицинских кабинетах работников и родителей учащихся этой школы, а также других обучающихся на все время проведения ЕГЭ;

- осуществлять видеопротоколирование всех этапов проведения ЕГЭ и обработки данных;

- обеспечить проверку части С по всем предметам ЕГЭ перекрестным способом (в других регионах с выбором регионов случайным образом);

- детализировать порядок проведения ЕГЭ (п.39 Порядка) в части установления запретов на списывание, вынесение из аудитории работы; поведение, создающее помехи выполнению работы участниками ЕГЭ. В случае нарушения участником ЕГЭ порядка проведения экзамена установить в качестве санкции не только удаление из аудитории, но также аннулирование результатов работы;

 - внести поправки в Закон РФ «Об образовании», предусматривающие закрепление за Министерством образования и науки РФ полномочий по утверждению единого технологического регламента проведения ЕГЭ на всех его этапах.

Но самое главное препятствие на пути к честности ЕГЭ - реакция на его итоги в регионах: там оценивают работу учителей и директоров образовательных учреждений (как и самих учреждений) по тому, сколько баллов на ЕГЭ набрали их ученики. Пирамида оценивания восходит от школ в муниципалитеты, регионы и даже к федеральному уровню, и везде вышестоящий уровень дает оценку нижестоящему по результатам ЕГЭ, что противоестественно и пагубно сказывается на процедурах экзамена. Если судьба, материальное положение и всяческие оценки всех зависят от того, как заполнят тесты выпускники школ, то помочь им в этом, как говорится, сам Бог велел. На этом фоне меркнут все морально-нравственные принципы, о которых давным-давно забыли и студенты МФТИ, сдававшие экзамен за выпускников, и те, кто их защищает. Против оценок все и вся по результатам экзамена участники «круглого стола» выступили единым фронтом, отметив, что итоги сдачи ЕГЭ нужно использовать исключительно для итоговой аттестации, поступления в вузы.

Главная задача при проведении ЕГЭ, по мнению Комиссии Общественной палаты по образованию, - соблюдение объективности. Поэтому она предложила:

1.                                  Министерству образования и науки РФ утвердить в соответствии с п. 4.7 статьи 15 Закона РФ «Об образовании» Положение о системе общественного наблюдения при проведении государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших образовательные программы основного общего образования или среднего (полного) образования. В настоящий момент такие положения приняты на региональных уровнях и не могут быть документом, устанавливающим полномочия общественных наблюдателей.

2.                                 Наделить субъекты РФ обязанностью проводить обучение всех лиц, задействованных в организации и проведении ЕГЭ, в том числе общественных наблюдателей.

3.                                 Наделить общественных наблюдателей правом присутствовать не только в пунктах проведения ЕГЭ во время экзамена, но и осуществлять наблюдение на всех технологических этапах проведения ЕГЭ, в том числе присутствовать в региональных центрах обработки информации во время вскрытия конвертов и сканирования бланков ответов, а также на заседаниях конфликтных комиссий при рассмотрении апелляций.

4.                                 Для обеспечения возможности быстрого реагирования на обращения о нарушении процедур проведения ЕГЭ (полученные, например, на «горячие линии» в субъектах РФ) наделить общественных наблюдателей правом присутствия во  всех пунктах проведения ЕГЭ в пределах субъекта РФ (за исключением того ППЭ, где сдают экзамен родственники общественного наблюдателя).

5.                                 Создать федеральную конфликтную комиссию для оперативного решения сложных вопросов, не решаемых в субъектах РФ, соответствующие поправки необходимо внести в Закон РФ «Об образовании».

6.                                 Ввести запрет на снижение результатов экзамена вследствие апелляции.

7.                                  Прием и рассмотрение апелляций проводить с использованием технологий видеоконференции.

8.                                 Упростить процедуру утверждения апелляционных результатов.

Комиссия ОП считает важным обеспечить на всей территории России единый порядок деятельности региональных и муниципальных структур, занимающихся организацией ЕГЭ: региональных центров обработки информации (РЦОИ) и ППЭ, наделить органы государственной власти субъектов РФ контрольно-надзорными полномочиями в рамках обеспечения законности проведения ЕГЭ в местах расположения ППЭ и РЦОИ.

Для обеспечения открытости процедуры ЕГЭ для его участников Комиссия считает, что следует установить:

- минимальный пороговый балл по каждому предмету ЕГЭ до начала экзаменов на срок не менее 3 лет, что позволит обеспечить равную оценку работ участников ЕГЭ разных лет.

- точные сроки проверки экзаменационных работ по всем предметам на региональном и федеральном уровнях, сроки и способы представления результатов экзамена учащемуся.

 Все эти предложения, одобренные участниками «круглого стола», будут переданы в Совет по ЕГЭ, заседание которого состоится 19 июля 2011 года.

Интересно, что как начался «круглый стол» с обвинения СМИ во всех грехах, так он и закончился. На третьем часу дискуссии, когда ведущий Ярослав Кузьминов
 уже приступил к подведению итогов, в разговор включился молчавший до сих пор (и отказавшийся изначально от выступления) журналист Артем Соловейчик, который вдруг резко высказался против ЕГЭ на основе собственного опыта: дескать, его ребенок учится в Америке и там-то никакого принуждения к сдаче подобных экзаменов нет. И вообще, призвал Соловейчик, пусть будет так: никто не имеет права заставлять молодых людей демонстрировать свои знания, пусть как хотят, так и поступают, и нечего вузам проверять их знания. А еще нечего устанавливать видеокамеры в классах, где сдают ЕГЭ, и фотографировать детей нужно запретить вообще, это нарушение их прав. В этот момент дискуссия, развивавшаяся по мирным канонам, вдруг вспыхнула, как ядерный заряд. В результате Кузьминов призвал Соловейчика вести себя прилично и не выходить за рамки, а кроме того, учесть, что Россия – не США, у нас другой менталитет, другие традиции, вообще все другое, поэтому не надо нам ничего иноземного навязывать, так как что американцам благо, русским – нож острый. (Ярослав Иванович, наверное, имел в виду и отношение к списыванию, без него мы вроде бы свою жизнь и не мыслим, иначе почему, как считает Евгений Ямбург, нынче докторских диссертаций в России больше, чем кондитерских, а научных идей во много раз меньше.) На сем «круглый стол» и завершился, правда, проректор ВШЭ Исаак Фрумин все же пустил напоследок еще одну стрелу, высказав непонимание позиции СМИ. Очевидно, на этот раз он имел в виду весьма определенное издание.