Сейчас все больше людей, которые либо вообще ничего не читают, либо читают произведения, при взгляде на названия которых становится грустно. В основном, это то, что раньше называли бульварными романами, то, что сейчас выпускается огромными тиражами. Причём, Маринина и Донцова - не самые худшие представители моря современных романов. Недавно социологический факультет нашего университета провёл опрос в военных училищах и вузах слушателей первого и второго курса на тему, что же ребята читают. После подведения итогов, оказалось: «ужастики». Может, людям, готовящимся к карьере военного, и нужна такая литература, но не думаю, чтобы это их как-нибудь обогатило.

Радует, что в последнее время всё же стали говорить о том, что массовая литература засоряет голову. Это верно хотя бы потому, что, когда я беру в руки такую книгу, удивляюсь, как много там ошибок. Выправлять их некому, потому что ни литературные редакторы, ни корректоры не привлекаются к работе.

Чтение непосредственно связано с целым рядом других процессов, в частности, с мыслительным процессом, с возможностью думать над языком, которым ты владеешь. Когда Льва Щербу в 1932-м году спросили, где научиться хорошему русскому языку, он ответил: читайте произведения лучших писателей, имея в виду Чехова, Толстого, Достоевского… Кстати сказать, судьба произведений классиков тоже интересно развивается в наше время. Стало появляться много попыток продолжить роман, дать свою творческую интерпретацию того или иного романа. Например, есть не менее десяти продолжений «Анны Карениной». У кого-то Анна, оправившись от тяжелого удара и полежав в больнице, вылечилась. У кого-то она только ногу повредила. Есть разные попытки продолжения романа «Война и мир». Мне это кажется несерьёзным. К примеру, «Война и мир» - роман не только с глубокой внутренней философией самого автора, но и с философией, отражающей эту эпоху. Упрощать это в продолжениях бессмысленно. Курс литературы и школьные программы по литературе должны быть очень серьезно пересмотрены. Я после школы перечитывала роман около двадцати раз, каждый раз удивляясь, насколько он актуален. С годами текст воспринимается все глубже. А мы требуем осознания философских вещей от ребят в 16-17 лет.

Вместе с тем, утешает, что классические произведения всё равно вызывают интерес, например, кинематографистов, театральных режиссёров. Они пытаются по-новому, поэтапно рассмотреть эти произведения. Мне в этом плане очень импонирует фильм «Обломов» по роману Гончарова. Хотя есть такие попытки переосмыслить классику, которые детям лучше не смотреть. Например, балет «Руслан и Людмила», поставленный в возрожденном Большом театре.

Как-то от школьников я услышала такой отзыв: как сложно одиннадцать лет сидеть и видеть один и тот же затылок. Действительно, сама форма класса реальной творческой дискуссии не вызывает и, вместе с тем, есть опыт «круглых столов» на уроке литературы, когда за ними ведётся дискуссия, а учитель выступает наблюдателем. Дети всегда остаются детьми, и они стремятся к смене стереотипов. Может, следует к ним прислушаться? Я была во многих школах, и на протяжении многих лет вижу там одни и те же портреты классиков. Какие они все серые, унылые, бородатые! Да, Лев Толстой может быть с бородой, но Антон Чехов-то - молодой человек! Он умер в сорок с небольшим лет.

Согласна, убыстрившийся темп жизни, компьютеризация, мобильная телефонизация требуют нового от современных писателей. Пройдёт какое-то время и никаких «Избранных мест из переписки с друзьями» уже не будет. Жанр переписки практически исчез. Не придётся более издавать сборник писем. Может, только сборник «эсэмэсок»? Романы ужимаются, и мы хотим видеть развитие событий и результат сразу. Возможно, это потребность времени. Молодёжь стремится к какому-то внутреннему убыстрению, всем нужен мгновенный результат. Влияние Интернета здесь бесспорное. Мы задаем вопрос и хотим быстро получить ответ. Сам вид такой связи приводит к тому, что формируется новое сознание. Продолжительная информация для человека уже утомительна.

Спасти чтение могут только семья и школа. Очень важно, чтобы ребёнок слышал голос учителя, чтобы ребенку было интересно читать, спорить и обсуждать. Знаю, что среди педагогов есть чрезвычайно талантливые люди, практически артисты. Им сложно даже представить (а эту идею уже обсуждают!), что ЕГЭ по русскому языку и литературе можно разрешить сдавать в 9-м классе, а потом просто забыть об этих предметах. Этого допустить нельзя! Также как нельзя допустить ситуацию, чтобы из школ ушло обязательное выпускное сочинение.

Фото Натальи Алексютиной