Книга получилась красивой, достойной, добротной. Она оформлена с большим вкусом, сопровождается иллюстрациями и - хочется верить -  будет иметь долгую и счастливую жизнь в руках нескольких поколений читателей, ведь интересна она как взрослым, так и детям.

«В прошлое открытые глаза» я прочитала всего за один вечер. Это было в июне. Приехав на дачу, я открыла рукопись только для того, чтобы посмотреть начало, и… не смогла оторваться, пока не дошла до последней страницы. Я читала, не поднимая головы, не замечая ничего вокруг. Я не видела, как стемнело, как длинный летний день уступил место короткой ночи. До меня доходил лишь усиливающийся с темнотой аромат цветов. И только звонкая трель соловья вернула меня из далекого прошлого в настоящее…

Повесть закончилась неожиданно быстро, мне жаль было расставаться с героиней, правдивой и искренней девочкой, стоявшей на пороге взрослой жизни. Я волновалась за нее. Как она будет жить со своей честностью и бескомпромиссностью, ранимой и чуткой душой? Какие люди ей встретятся? Добрые и внимательные, как ее лечащий врач и начинающий учитель Ольга Яковлевна, или злые и бессердечные, как воспитатель Владилен Гутман?

Мысли были более чем несвоевременные и - даже для меня самой – странные: дело в том, что «девочке» идет уже седьмой десяток, и ее жизнь, пусть в самых общих очертаниях, мне известна… Легкой ее не назовешь, но и несчастливой – язык не повернется. Тем более что людей, умных, честных, добрых и любящих, повзрослевшей Танечке встретилось намного больше, чем нелюдей и «недочеловеков». Хотя и испытаний, что и говорить, выпало немало, хватило бы на четверых…

Смешные, грустные, порой даже горькие воспоминания переплелись в повести так тесно, сложились в такой неповторимый и причудливый узор, что чужая, далекая жизнь стала на какое-то время моей собственной, заставила мое сердце стучать в унисон сердцу автора. Я снова, как в детстве, стала участником «обыкновенного» чуда – чуда переселения, точнее даже перенесения души. Это одна из неразгаданных тайн настоящей литературы.

Удивительное дело: детство Татьяны Бадановой нельзя назвать ни счастливым, ни беззаботным, ни безмятежно радостным, но воспоминания о нем оставляют у читателей – словно помимо авторской воли - ощущение света и чистоты. Ощущение полета. Похожее чувство бывает у вокалистов, когда они безошибочно и легко берут «ДО» восьмой октавы. Вот здесь, в этой самой точке, происходит прорыв, точнее даже сказать отрыв от земли в иные, горние выси. Думаю, такое ощущение возникает потому, что автору удалось взять высокую тональность и ни разу во время повествования не сфальшивить. Ни сентиментальности, ни сахарной слащавости, ни дидактизма, ни излишнего самоедства – ничего нет в повести такого, что бы мешало читателю воспринимать жизнь такой, какой она была 60 и 50 лет назад, точнее какой входила в душу ребенка.

Первые впечатления девочки были до такой степени разные, порой диаметрально противоположные, что приходится только удивляться. Деятельная любовь и забота чужих людей при холодности и отчужденности (не злонамеренной, конечно, а вынужденной) близких… Здоровый, сильный дух в слабом и совсем не здоровом теле… Смелый, пытливый ум и острая память при скромных физических возможностях…Судьба словно заботилась о том, чтобы закалить детскую душу до стальной крепости. Готовила к грядущим испытаниям? Возможно. Их на долю автора выпало немало. Вела к свету, к пониманию сущности и смысла жизни? Скорее всего. Одно точно – пережитое научило автора радоваться жизни и благодарить судьбу за каждую толику счастья. И повесть о Париже, включенная в эту книгу, - лучшее тому подтверждение. Это праздник, которым автор щедро делится с читателем. «7 дней, которые перевернули мою жизнь» радуют, вдохновляют и учат непростому для многих искусству жить. Да, да, именно об этом пишет Татьяна Баданова во всех своих произведениях. Ее повести еще раз напоминают нам о давней и известной истине: мы рождены на свет, чтобы стать счастливыми. Вопреки всему и несмотря ни на что.

Наверное, знание этой истины, убежденность в ней позволили автору сохранить веру в чудеса, остаться открытой новому. Хочется верить, что ее книга кому-то поможет более светло и оптимистично взглянуть на свою жизнь, на самого себя.