Пожалуй, единственное отличие – наше эмоциональное отношение к этим мини-памятникам.

Мимо них нельзя пройти равнодушно. Они связаны с нашими общими воспоминаниями (скульптура «Трус, Бывалый и Балбес» или Вицин-Моргунов-Никулин в Перми). Нашим менталитетом («Архангельский мужик» в Архангельске). Они просто милы и обращают внимание на то, что является частью жизни наших городов (скульптура «Дворник» в Тюмени).

«Листая» многочисленные фотографии в интернете, я обратила внимание на нерадостную зависимость. Чем богаче город, тем больше в нем  «эмоциональных скульптур». В городах, переживших кризис градообразующих предприятий (в Вологде, например) милых уличных скульптур почти нет.

В немиллионных городах России, коих большинство, в данный момент присутствует настоящая эклектика уличных скульптур. В Великом Новгороде, например, жительницей которого я являюсь, во дворах сохранились белые статуи времен СССР, неуклюжие, словно отесанные топором, призванные развлекать когда-то в детстве наших бабушек и дедушек. Недалеко от моего дома во дворе стоит «Доктор Айболит» - с чемоданчиком, поставленным на землю. Это хорошо, иначе чемоданчик доктору держать было бы нечем – руки ему отломали десятилетия два назад, и доктор похож на карикатуру Венеры Милосской.

Наследие 1970-80-х годов в Великом Новгороде – скульптура «Голуби». Три железные разноуровневые палки, на которых сидят три шаблонных искусственных птицы. Их живые сородичи любят устроиться поудобнее на  головах лже-голубей, и белые потеки отнюдь не украшают символ мира.

Любят голуби и шляпу Сергея Рахманинова. Этот памятник 2000-х годов, установленный в центре города нашему знаменитому земляку, милым уличным не назовешь – композитора сделали даже выше памятника Ленину, стоящему неподалеку. Но одна изюминка – постоянно звучащая из динамиков вокруг Рахманинова музыка – делает этот официальный памятник ближе. Может, поэтому граждане норовят пообниматься с коленками Рахманинова для фотосъемки, а к Ленину такой дружелюбности не проявляют… Включим и памятник Рахманинову в список «эмоциональных городских»!

Не могу не сказать о том, что большинство официальных памятников Великого Новгорода отличаются безликостью и громоздкостью. Садко и Александр Невский в многочисленных вариантах вызывают лишь один вопрос: «Зачем зря были потрачены деньги?». Положил свою кучу камня в Великом Новгороде и Зураб Церетели. Его дареную скульптуру, описать которую можно так:  «Бесформенный человечек, зачем-то забравшийся на ходули» - поместили на окраине города. К неудачам можно отнести и памятник «Ганзейский знак» - настолько бесформенный и непонятный, что даже не хочется рассказывать, в честь чего он установлен. И очень обидно за два памятных знака, не ставших событиями в культурной летописи города. Первый, памятник жертвам политических репрессий, пришлось даже демонтировать из-за полного отсутствия художественной ценности. Второй, посвященный ПЕРВОЙ В МИРЕ берестяной грамоте, которую нашли в Великом Новгороде в 1951 году, настолько безлик и примитивен, что мне стыдно за наш городской комитет культуры.

А вот в современное движение развития малых «эмоциональных городских» памятников новгородцы влились с честью!  В таких небольших городах, как наш, подобные артефакты виднее, чем на просторных улицах Москвы или Санкт-Петербурга. И ими мы по праву можем гордиться! Лично видела на интернет-форумах соседнего с нами Пскова восхищенные, с оттенком  «белой» зависти,  высказывания по поводу наших мини-памятников, установленных в Великом Новгороде буквально в течение последних трех-пяти лет.

Главная причина – новгородец-меценат, который захотел сделать улицы родного города краше и не пожалел денег на реально симпатичные и креативные фигурки. С нашей бронзовой Туристочкой (см. фото), присевшей отдохнуть возле пешеходного моста у новгородского кремля, был замечен во время визита в Великий Новгород сам Дмитрий Медведев. Пожалуй, «Туристочка» теперь стала такой же визитной карточкой нашего города, как и Памятник Тысячелетию России. Уровни, правда, разные. Но - каждому свое: Петр Первый строго взирает поверх людских голов с высоты Памятника Тысячелетию, а Туристочка сняла туфельки с усталых ног и рассматривает себе беззаботно, что тут у нас в городе есть интересного.

Они одного роста с нами, эти уличные скульптуры, и это делает их близкими.

«Туристочка» попала в точку. Великий Новгород – город туристический, и тысячи точно таких же туристочек проходят по пешеходному мосту мимо своего образа в бронзе. А еще сразу родным стал для нас образ Мальчика на пленэре. Памятник юному художнику установлен  на набережной вблизи кремля. Это – традиционное место пленэров настоящих юных художников. Городская детская художественная школа располагается внутри кремлевского комплекса, и по обоим берегам реки Волхов в любое время года можно заметить стайки юных мастеров кисти, делающих зарисовки с натуры. Теперь рядом с бронзовым Мальчиком на пленэре сидят на своих стульчиках и рисуют ребята из художественной школы. Создатель памятника собирается усовершенствовать скульптуру: поставить рядом еще один, свободный бронзовый стульчик, для какого-нибудь юного художника.

Мастера для того, чтобы изготовить такие прекрасные скульптуры, нашлись в Великом Новгороде. Они не очень известны, но талантливы. Их произведения в камне «дышат», живут, обладают внутренней идеей, они убедительны. Возникает вопрос – почему таким мастерам не дают дорогу? А вместо этого города засоряются очередными монументальными «шедеврами». Ведь ситуация в Великом Новгороде, которую я описала выше, вряд ли уникальна.

Я считаю, что судьбу городских памятников должны решать не «компетентные» комиссии, которые, скорее всего, отдадут заказ тому, кому надо, или тому, кто построил себе сомнительную, но успешную  карьеру в художественном мире. Все горожане должны участвовать в открытом голосовании: быть или не быть той или иной скульптуре на городских улицах. Ведь это – наше общее жизненное пространство. И мы все имеем право решать, каким оно будет.

    

Так поступили жители города Мурманска. Для установления в своем городе малой архитектурной формы они объявили нынешним летом конкурс. В течение месяца в группе «Мурманск – столица Арктики!» в социальной сети «В Контакте» проводился сбор идей по установке мини-памятника. Голосование завершилось в августе. В тройку лидеров вышли кот Семен, Ктулху и ребенок, лизнувший качели и прилипший к ним языком.

С ребенком все понятно – для северного города еще и актуально! А что из себя представляют еще два выбранных населением Мурманска персонажа?


История мурманского кота Семена достойна того, чтобы о ней знали все. Чем-то она напоминает историю прославленного на телеэкранах Хатико. В 1990-х семья мурманчан Синишиных взяла с собой своего тайского кота в отпуск на машине в южные края. На обратном пути с юга сделали короткую стоянку в Москве. Там кот потерялся.

 

Синишины погоревали и завели в Мурманске нового кота. А кот Семен, верный родному дому и своим хозяевам, вернулся в Мурманск из Москвы. На своих четырех, естественно. Без карт и навигаторов. Через… шесть с половиной лет.

Кот прошел как минимум две тысячи километров, примерно по километру в день. И в один прекрасный день, грязный и худой, появился у дверей Синишиных и стал громко мяукать. Когда его впустили, изголодавшийся Семен ринулся на кухню к знакомой миске, а потом прыгнул на старое любимое место отдыха — телевизор.

 

Что до Ктулху, то это — вымышленное божество, зверь миров, спящий на дне Тихого океана, но, тем не менее, способный воздействовать на разум человека. Лично мне симпатичны все три варианта. Почему бы мурманчанам не установить у себя три памятника?!

 

Мурманчане могут пригласить к себе нашего новгородского скульптора Вадима Боровых, придумавшего «Туристочку». Или Сергея Гаева - автора «Мальчика на пленэре» и еще двух памятников - «Монтер и кошка» и «Мишка». Другой новгородский скульптор, Вячеслав Смирнов, создал «Птицу Сирин» - птицу, поющую о радости, древний мифологический символ, почитаемый славянами. Но, я думаю, в Мурманске есть и свои интересные скульпторы. Главное – их найти. С помощью, может быть, такого же голосования.

Очевидно, что пока, к сожалению, малая городская скульптура может создаваться только при помощи меценатов. На художников, дарящих свои творения городу, лучше не рассчитывать! Печальным примером тому может служить Тверь. В этом городе на набережной Степана Разина стоит каменная скульптура, похожая на изображение мужского полового органа. Скульптура появилась здесь после симпозиума скульпторов всей России, прошедшего в Твери в конце 1980-х. Уезжая, признанные советской властью маститые скульпторы оставили в дар городу такие вот изваяния…

Исключением из правила среди всех российских городов можно считать Челябинск. Этому городу подарил целую улицу оригинальных скульптур не меценат, а городской мэр Вячеслав Тарасов. В пространство челябинской улицы Кирова вписаны нищий с кепкой, Розенбаум-гитарист, Левша с подкованной блохой, верблюд у водопоя в оазисе и его маленький погонщик, а также городовой и старинная пожарная карета.

 

Ну, и, напоследок, - опасение, связанное с чисто нашими российскими реалиями. Увы, наши городские скульптуры пытаются воровать сами горожане.

Рекордсменом в этом отношении можно считать несчастного Чижика-пыжика в Санкт-Петербурге. Это самый маленький памятник в северной столице, высота птички – 11 сантиметров, а вес – 5 килограммов. Со времени установки скульптуры его семь раз крали, но истинные петербуржцы помогали найти и возвратить птицу на Фонтанку. Несколько раз Чижик-пыжик находился на грани гибели - его находили в пунктах сдачи цветного металла. Закончилась история печально – после последней кражи бронзовая птица так и не была найдена. По сохранившейся модели она была заново отлита за счет средств одного из московских меценатов, пожелавшего остаться неизвестным. Наученные горьким опытом, петербуржцы клон Чижика-пыжика установили так, что теперь его можно унести только с вместе с набережной.

У нас в Великом Новгороде тоже нашлись вандалы, испортившие скульптуру «Семья». Также созданная на средства мецената, она изображала папу, маму и ребенка, возвращающихся из магазина с покупками - и установлена была соответственно возле торгового центра. Меценат перенес Семью в свой двор, дабы больше ее никто не повредил. Что ж, имеет право… Там же, во дворе мецената, открытые для всеобщего обозрения, стоят теперь еще несколько скульптур, среди которых самой примечательной является  «Рыбак». У новгородского Мишки, сидящего на лавочке на набережной, не так давно существовал «брат». Играл себе на скрипочке медведь возле музыкального магазина. Исчез вместе со скрипочкой и даже с постаментом из самого центра города – и видеокамеры не помогли!

В Перми кто-то регулярно поджигает выложенную из огромных бревен инсталляцию – букву «П» на выезде из города, являющуюся его визитной карточкой…

 

Но неужто мы так бедны, что все на свете хотим утащить себе в домашнюю норку иль на дачу? А не можем утащить – так разрушаем… Одной из самых известных скульптур в мире является Мальчик, смотрящий на Луну, который «живет» в Стокгольме. Есть у скульптуры и другое название —«Памятник одиночеству». Ее установили в 1967 году в одном из дворов, где в ХVII веке существовал приют для детей-сирот.

Осенью, когда идут дожди, жительницы Стокгольма надевают на голову Мальчика сшитые ими капюшончики. Зимой – вяжут для него шапочки и шарфики. И никому в голову не придет стянуть с бронзового мальчишки шапку и утащить ее домой.

Жителям Мурманска я бы тоже предложила связать для будущего бронзового Кота Семена комбинезончик. Шесть зим подряд ему было так холодно!!! Сохраним этот комбинезон, мурманчане? 

Фото автора