На фоне вновь вспыхнувшей в последнее время полемики вокруг учебников истории и их единообразия, такое заявление беллетриста выглядит, по крайней мере, смелым, чтобы не сказать - радикальным. Сегодня профессиональным историкам непонятно, в какую сторону двигаться, а тут, на тебе, еще какой-то «авантюрист пера» на их хлеб метит. И вообще, зачем нужна новая «История», когда и старая, принадлежащая уважаемым авторам – Карамзину, Соловьеву, Ключевскому – еще не износилась? Лучше самого Григория Чхартишвили, потому как, конечно, никакой он теперь не Акунин, на этот вопрос никто не ответит:

- Новый Карамзин, на мой взгляд, нужен затем, что уже двести лет «истории России» пишут именно что ученые историки, а их кроме студентов и людей, углубленно интересующихся прошлым, мало кто читает. Когда же историю страны рассказывает не ученый, а  дилетант-беллетрист, он в силу профессии заботится о том, чтобы книгу было нескучно читать – как это делал Николай Михайлович. Именно так писал исторические книги Айзек Азимов. Сейчас аналогичный проект осуществляет замечательный британский романист Питер Акройд - выпускает том за томом монументальную «Историю Англии»: серьезную и в то же время занимательную.
 А насчет того, что исторические события хорошо всем известны и без моего сочинения, возражу: увы, далеко не всем и даже, я бы сказал, мало кому. Подавляющее большинство людей имеют весьма смутное представление об истории собственной страны – лишь фрагментарные сведения, да и те в основном получены из романов и кинофильмов…  Моя «История» будет предназначена не для историков – ничего нового они не почерпнут. Я пишу для тех, кто плохо знает биографию своей страны и хотел бы знать ее лучше.

Первый том, посвященный домонгольской Руси, уже готов и, скорее всего, выйдет в свет ближе к концу года. Изучены, проверены и перепроверены сотни разных источников. Задача – сравнить разные оценки, вычленить из них нечто общее, отсечь малозначительное и недостоверное. Таким образом, к рассмотрению принимаются исключительно факты. Любой идеологии и предвзятости вход воспрещен.

- Особенность моей «Истории» заключается в том, что она  неидеологизированная. У меня нет никакой заранее придуманной концепции, для которой требовалось бы найти доказательства. Нынешние официозные поползновения создать новую "правильную" историю - подтверждение того, что нейтральная и объективная «История российского государства» может оказаться полезной. Знаем мы, какие  учебники нам напишут госфункционеры. Зачем нужно такое историоведение,  откровенно объяснил еще придворный историк генерал Нечволодов сто с лишним лет назад: «Оно показывает нам, от каких смелых, мудрых и благородных людей мы происходим». И точка. Ну а у меня другая задача.  Я хочу знать, как было на самом деле. Истина или версия, наиболее близкая к истине,  - вот что мне нужно… Хочу понять, как образовалось наше государство, как оно развивалось и почему стало таким, каким сегодня является.

Чтобы не расстраивать поклонников, привыкших за 15 лет к погоням, заговорам и прочим детективным страстям, Чхартишвили, вновь перевоплотившись в Акунина, обещает, что каждому историческому тому будет сопутствовать приключенческий роман, действие которого происходит ровно в тот же период.  «Со временем, - уточняет писатель, -  беллетристические сюжеты сложатся в большущую мегаповесть о жизни одного русского рода за тысячу лет… То есть история государства и человеческая история пойдут бок о бок, проверяя друг друга  на прочность».  

Фото с сайта obozrevatel.com