Для меня знакомство с изобразительным искусством – это всегда сложный разговор, имеющий шанс состояться только в приятной для него атмосфере. Освещение, композиция, звуковое сопровождение, выбор экспонатов, описание. Все это призвано упростить этот диалог.

Существует два уровня восприятия искусства – профессиональный и любительский. Первый основывается на глубоком понимании структуры творческого процесса и хорошем знании теории. Второй уровень определяется только двумя критериями: «нравится» и «не нравится». Экспозиция работ Томаса Гейнсборо будет интересна каждому, вне зависимости от его искусствоведческого опыта.

Выставка картин Гейнсборо в России проходит впервые. Экспозицию собирали из коллекций самых известных музеев Великобритании. Лондонская Национальная галерея, Галерея Тейт или Королевская академия художеств давно работают в партнерстве с ГМИИ им А.С. Пушкина. А Дом-музей Гейнсборо в Садбери, Музей Холбурн в Бате и лондонская Картинная галерея Далич сотрудничали с российским музеем впервые. Но именно оттуда на выставку прибыли ранние работы художника и его портреты – блестящие образцы жанра.

Произведения Томаса Гейнсборо прекрасно гармонируют с величественной обстановкой пушкинского музея. Широкая лестница и монументальные колонны здания, построенного в виде античного храма, приведут вас к живописным полотнам, открывающим портал в будни британских аристократов XVIII века.

Гейнсборо работал в стиле рококо, а потому на его полотнах британцы изображены в свойственных им пышных и богатых облачениях, окруженные природой или уютной обстановкой дома. Они неотрывно связаны с представлениями об идиллии, бегством от реальности, радостью и легкомысленностью.

Условно выставку можно разделить на четыре раздела: раннее творчество, камерные портреты, период расцвета и графические произведения. Грамотное расположение полотен позволит вам увидеть, как со временем менялся стиль художника.

Несмотря на то, что художник был категорически против подражания другим мастерам и из-за этого даже старался не выезжать заграницу, в ранних работах Гейнсборо прослеживается влияние французского рококо. Что неудивительно, ведь его наставником был яркий представитель этого стиля – Юбер-Франсуа Бургиньон, более известный под псевдонимом Гравло.

Еще в начале своего творческого пути Томас Гейнсборо начал работать над разговорным портретом. Изображения людей органично вписывались им в детально прописанный пейзажный фон. Но несмотря на единую композицию, они могут существовать и отдельно друг от друга. Абсолютно самостоятельной и полноценной является каждая деталь.

Обязательно обратите внимание на работу Гейнсборо со светом. Освещенными иногда оказываются те фрагменты полотен, которые без этого не могли бы оказаться в центре внимания. Складывается ощущение, будто их специально подсветили современными прожекторами. Эту же особенность вы найдете и в пейзажах, представленных в Белом зале. К примеру, на картине «Горный пейзаж с пасущимися овцами» животные оказываются в лучах солнца, хотя оно уже клонится к закату и находится с другой стороны.

По воспоминаниям современников, Томаса Гейнсборо считали чудаком. Для работы он использовал странные вещи: жидкие краски или слишком длинные кисти, кухонные принадлежности и забытые всеми вещи из кладовой. Художник не радовался известности и считал себя пейзажистом, несмотря на высокую популярность написанных им портретов. Он был импульсивным и не стеснялся прямо выражать свои мысли.

«К чертям всех джентльменов! Для художника нет злейших врагов, чем они, если не уметь их держать на приличном расстоянии. Они думают, а может быть иногда и вы тоже, что вознаграждают ваши заслуги своим обществом и вниманием», – писал Гейнсборо своему коллеге.

К слову, известен Томас Гейнсборо действительно благодаря уникальному стилю создания портретов. Именно им и посвящен второй раздел выставки.

Вглядитесь в лица тех, кто смотрит на вас с полотен, и вы поймете, насколько необычна поза каждого из них. Они лишены светского лоска, в глазах героев картин – и тоска, и усталость от жизни, и искренняя радость. Они не идеализированы. Такими изображал людей Гейнсборо в начале своего творческого пути. Для его более поздних работ более характерна духовность.

Детские лица на его полотнах обретали хрупкость и воздушность, характерную для возраста. Кураторы выставки отмечают, что они «заметно отличаются от жизнерадостных розовощеких «ангелочков» на полотнах Джошуа Рейнольдса и его последователей». Хотя, стоит заметить, дети, написанные кистью Гейнсборо, обладают не менее ярким румянцем.

Ценителям классической музыки и любителям животных обязательно приглянутся полотна из Белого зала, в котором расположился третий раздел выставки. Томас Гейнсборо любил музыку, сам был превосходным музыкантом и дружил со многими представителями этого ремесла. Некоторые из них стали героями его картин, например, Карл Фридрих Абель, немецкий композитор и музыкант, исполняющий произведения на виола да гамба. К сожалению, портрета Иоганна Кристиана Баха, одного из сыновей Иоганна Себастьяна Баха, на выставке не оказалось.

Одна из жемчужин экспозиции – картина «Померанский шпиц и щенок». Ни один из посетителей выставки не может просто пройти мимо нее. На темном, отличном от привычных светлых оттенков, фоне изображены белоснежные собаки, одна из которых совсем еще кроха. Собаки в принципе были частыми героями работ Гейнсборо, к ним он относился с особой нежностью. Даже первая сохранившаяся подписанная картина художника – портрет бультерьера Бампера. Это же полотно вызвало у гостей оживленную дискуссию. Не знаю, как выглядели померанские шпицы в XVIII веке, но на нынешних представителей этой породы собаки Гейнсборо точно не похожи.

Особое внимание требует к себе композиция «Снятие с креста» – копия с полотна Рубенса, исполненная Гейнсборо по гравюре Лукаса Ворстермана. Это единственный религиозный сюжет за все время. Очевидно, для него он был по-своему важен. Один из эскизов Рубенса к «Снятию с креста», принадлежащий собранию Государственного Эрмитажа, представлен на выставке и находится прямо напротив версии Гейнсборо. Они отражают друг друга и в то же время являются уникальными по отдельности.

Напоследок загляните в зал с графическими и другими работами художника. Он считал эксперименты и поиск новых возможностей рисунка необходимой привычкой жизни. «Начав с традиционных зарисовок свинцовым карандашом, мастер с годами усложнял технику, добиваясь более «живописного» эффекта». Так гласит одно из описаний на выставочном стенде.

Его графические работы наполнены жизнью, движением, ничуть не уступая «цветовым собратьям». Томаса Гейнсборо можно назвать настоящим мастером кьяроскуро – работы со светотенью. Даже самые крошечные персонажи прорисованы у него четко и объёмно, настолько, что можно забыть, что они неживые.

Экспериментировал Гейнсборо и с живописью на стекле. С помощью специально спроектированного ящика с увеличительным стеклом он демонстрировал собственноручно расписанные пластины. До наших дней дошли только десять работ. Они хранятся в коллекции Музея Виктории и Альберта в Лондоне и редко путешествуют по другим странам. На экспозиции в ГМИИ им А.С. Пушкина можно увидеть два пейзажа на стекле.

Прикосновение к искусству – это действительно диалог. Диалог с самим собой, своими знаниями и увлечениями. И даже непонимание картины или мелодии – причина порадоваться и улыбнуться, ведь столько всего предстоит узнать! Это ли не настоящее чудо?