- Алексей Владимирович, каковы ваши самые радостные события 2012 года?

- В уходящем году у меня случилось много важных событий, самое главное из которых – это, конечно рождение внучки. У меня уже есть три внука, а теперь появилась внучка Маша, Маруся наша. Это – самое главное, что случилось в  прошедшем году в моей жизни, то, что  ни с чем не сравнить.

Ну, и, конечно, юбилей театра, которому исполнилось 90 лет.  Это дата, к которой мы задумали и поставили спектакль-концерт «В пространстве сцены». Нам хотелось выразить наше отношение к своему делу, к театру в особенный для него день, осмыслить и показать,  что для всех нас этот конкретный театр, что мы сейчас ему отдаем, что вкладывали до нас наши замечательные предшественники, чтобы придти к нынешнему РАМТу, что будут вкладывать после нас. Мне кажется, что  это очень запоминающееся событие и важный день.

Разумеется, все премьеры наши – это и волнение, и тревоги, и радость.

- Какую встречу Нового года вы запомнили больше всего?

- Трудно вспомнить, какой из новогодних праздников был самый памятный. За мою жизнь их было столько! Ну, вот, к примеру, в Шанхае, где я родился и провел детство. Там всегда на Рождество устанавливалась и украшалась огромная елка, было очень празднично. Но особенно помню тот первый раз, когда родители позволили мне  остаться за столом до полуночи: пока мы были маленькими, нас укладывали спать рано. Конечно, детское восприятие Нового года особенное. А елка – это обостренное чувство родины, хотя  не только я, но и мама родились уже в Китае. Но мечтали о возвращении в Россию, в отечество, которое никогда не видели. И это чувство было очень сильным.

С тех пор этот праздник для меня – домашний, хотя однажды мы устроили встречу Нового года в театре. Один из самых памятных – памятно-печальных – это Новый год в Кирове, в ТЮЗе, где я уже работал семь лет, но накануне праздника получил предложение вернуться в Москву, где я жил до отъезда, и возглавить этот театр, РАМТ. И тот Новый год был последним, который я отмечал с труппой, ставшей мне  очень близкой и по-человечески, и по отношению к творчеству.

А один из самых ярких – это Миллениум в Исландии, в Рейкьявике вместе с моей женой Лелей и Станиславом Бенедиктовым, нашим художником-постановщиком. В это время мы ставили там спектакль «Отцы и дети» по И. Тургеневу и нас пригласила директор театра, у которой собралась вся ее семья, мы и моя сестра Танечка, специально приехавшая на праздники.

Исландия - потрясающая страна, в которой я работал трижды. Страна необычайной и  необычной красоты,  мощи, силы с ее многочисленными вулканами, дымящимися  гейзерами, черным песком повсюду – осевшей вулканической пылью, водопадами. Этот океан,  этот воздух  напоенный. Изумительная столица -  Рейкьявик. Остров, где вспыхивает во все небо северное сияние  -  совершенно необыкновенное впечатление. Там возникает ощущение, что ты находишься где-то на краю землю, очень далеко от всего привычного, от всех близких, родных – детей, дома, друзей. И все ощущения, все чувства приобретают особую остроту.

После застолья - люди - все, кто там живет, выходят на улицы, и весь Рейкьявик в сверкающем магическом огне – в грандиозном фейерверке, соперничающим с северным сиянием. А потом – это традиция – все направляются на берег океана, где жгут огромные костры. И это произвело на меня незабываемое впечатление, доставило удивительную радость. Никогда не думал, что в жизни будет такое впечатление–эта вот Исландия, которую я так люблю, так  чувствую.

А какие там люди! Исландцы похожи на свою природу:  снаружи - покой, а внутри – вулкан. Я знаю, что это за люди, что за артисты – внешне сдержанные, спокойные, а внутри у  них все бушует. И в жизни, и в театре, и в творчестве. Чудные ребята. И, как ни странно, они похожи на нас. Вот это удивительно. Когда смотришь их на сцене, впечатление, что это играем мы, но только на чужом языке. Тогда я поставил спектакль «Отцы и дети», а на следующий год - «Бесов» Достоевского.

Та встреча новой эры, нового тысячелетия в окружении удивительной природы и людей, в совершенно необычной обстановке, в каком-то ином, фантастическом мире произвела на меня огромное впечатление.

- Чего вам хотелось бы пожелать читателям «УГ»?

- Конечно, и здоровья, и благополучия, и трудовых успехов. Но, мне кажется, сейчас важно пожелать педагогам хороших начальников. Умных начальников. Потому что, пока все не поймут, что самое главное – это образование и культура, а остальное – прилагается, сдвигов не произойдет. Ни в экономике, ни в законодательстве, ни в чем. Только с иным отношением к учителям, к образованию, к культуре в целом, и жизнь начнет развиваться, и страна.

Бывает, помогает сама школа, которую возглавляет директор, свою миссию понимающий и собирающий вокруг себя людей не по формальным признакам, не по наличию диплома, а коллектив единомышленников, осознающий  всю степень своей ответственности, по-настоящему увлеченный, испытывающий подлинный интерес к делу. Хотелось бы, чтобы таких коллективов становилось все больше, чтобы не только отдельные люди, но и все общество, и,  главное, высокое начальство оказалось способным их ценить. Сейчас в сознании чиновников все  перевернулось.  Совершаются странные вещи, какие-то укрупнения, расформирования, коммерциализация. Никто ни с кем не советуется, все решается людьми, не думающими о последствиях. Возникает впечатление, что это общая установка – все перевести на коммерческие рельсы. Но образование и культура существуют не для  разглагольствований с трибун  о духовности, а являют собой две  основные, базовые позиции общества. Это серьезное дело, тут общими словами не обойдешься, это ежедневный труд, в том числе, и  учителей. Ежедневный кропотливый  труд  с каждым отдельным учеником и со всеми вместе, требующий внимания, понимания и уважения со стороны чиновников. Только тогда можно вырастить личностей, а не толпу.  И только тогда учительский  труд обретет полноценный, подлинный смысл.

Мне кажется, что учитель – эта такая профессия, которая априори не может существовать без понятия «человеческое достоинство». Только тогда педагог сможет воспитать его в учениках. Достоинство в любом проявлении – самое главное. И достоинство, и внимание к тому, что происходит вокруг. Надо жить внимательно и подробно, это каждый учитель знает. Жизнь человеческая - бесценная вещь, требующая огромного внимания, большой силы. Я хочу всем пожелать внутренних сил, чтобы сохранить истинный смысл этой профессии – учитель. Благородной, гордой профессии. Это очень важно.

 

Фото с сайта РАМТа