Бардов первого поколения уже почти нет, но их помнят. У костров помнят всех — и Арика Круппа, и Михаила Анчарова, и Веру Матвееву, и Новеллу Матвееву… Поют Владимира Высоцкого, Юрия Визбора, Аду Якушеву, Юлия Кима. Вадима Егорова, раннюю Веронику Долину, Виктора Луферова, Владимира Ланцберга, Ирину Левинзон (представителей второго бардовского поколения). Любимых Татьяну и Сергея Никитиных.

В этих двух бардовских поколениях много имен легендарных, много известных песен и песен достойных. Многие стали классикой.

И — третья волна, имен много. Ольга Чикина, Эльмира Галеева, Сергей Труханов, Андрей Козловский. Надежда Сосновская… Самая известная, конечно, Елена Фролова. В кругах «элитарных» по-прежнему кумир — Булат Окуджава.

Но, возвращаясь к Юрию Визбору. Кто-то считает его «просто бардом» — с нехитрыми стихами и простенькой мелодией. Да, есть такие песни. Но немало песен с великолепной музыкой, не случайно их исполняют с аранжировками, единолично и коллективно. И есть сильные стихи, подлинные стихи. Особенно я хочу выделить: «В Ялте ноябрь...», «Воскресенье в Москве», «Здравствуй, белый пароходик...», «Сон под пятницу». Конечно, многие знают Визбора по милым песням «Солнышко лесное» и «Домбайский вальс (Лыжи у печки стоят…)». Они слишком на слуху. Они уже примета времени, мелодия, лейтмотив 70-х. Но есть и менее известное: «Пахнет луна сосной...», и «Республика Тува», и «Рассказ женщины», и «Теперь толкуют о деньгах...», «Леди», «Мы подъехали к Теплому Стану…». Наши любимые песни, классика бардовского жанра, но их пел только автор, и сейчас иногда кто-то еще. Многое исполняет бардовский ансамбль «Песни нашего века».

Юрий Визбор написал очень много песен. У нас дома есть полное собрание его дисков. И мне трудно представить нашу жизнь, практически каждый ее день без его песен.

И все эти песни, разные по уровню, песни искренние. Они написаны душой и сердцем. Расстаться с ними трудно. Повторю, есть у него и блестящие, классически отточенные стихи, и легкие импровизации. И совсем простенькие, как говорят, на бытовые и «общенародные» темы. Есть прекрасная музыка и есть заимствованные мелодии.

Ни Высоцкий, ни Визбор не были на фронте, но их военным песням веришь. Потому что есть подлинность переживания и талант.

Кто-то предпочитает красивые театральные стихи, кто-то — написанные кровью. Как у героини войны Юлии Друниной.

А помните у Юлия Кима про театр: «А когда утомишься от ран, / Приходи, мы еще раз обманем: / Ты умеешь поверить в обман...»?

И иногда этот обман нужен уставшим людям. Но не всем.

Мне ближе стихи «живые». Я люблю песни Юрия Визбора. Этой правды жизни, подлинных чувств, искренности мне очень не хватает сейчас. Есть много стихов, вечеров, поэтических спектаклей и клубов. Пишущих людей. Много музыкальных жанров, множество исполнителей, фестивалей, шоу. Но вдруг смолкают лучшие оркестры, и в тишине слышишь, как «из дальнего окна доносится рояль...».

А закончить свои заметки я хочу стихотворением замечательной Юнны Мориц:

Улыбка Визбора

Юру Визбора кормила я борщом,
даже водки с ним я выпила глоток.
Он принес мне сочиненье под плащом,
а за окнами висел дождя поток.
Юра Визбор улыбался, как в лесу,
как шиповник в розоватых облачках,
и какую-то чудесную росу,
улыбаясь, он раскачивал в зрачках.
«Ни о чем я не жалею, ни о чем!..» —
пел воробышек парижский… На вокзал
Юра Визбор уходил, и вдруг лучом
стал в дверях и, улыбаясь, мне сказал.
— Не увидимся мы больше на земле.
Обещаю отлететь навеселе.
Жизнь прекрасна, страшновато умирать.
— Что ты, Юра?!..
— Не хочу тебе я врать.
И ушел он, напевая сё да то
и насвистывая «Порги и Бесс»…
Так теперь не улыбается никто.
Это был особый случай, дар небес.


Фото с сайта https://www.cubum.ru